“Кашапов. Последний марафонец СССР”. Новая книга Бориса Прокопьева

Renat Shagabutdinov
May 21 · 5 min read

Наконец до меня добрался экземпляр новой книги Бориса Прокопьева, выход которой я был рад поддержать — за что автор вознаградил меня книгой с автографом ее героя (и со своим тоже — вот такой ценный экземпляр на беговую полку).

А герой книги — Равиль Кашапов, чемпион СССР, обладатель Кубка Европы, участник Олимпиады 1988 года в Сеуле. И это вторая книга в серии “Марафонцы с большой буквы”. Она называется “Кашапов. Последний марафонец СССР” (первая — “Мосеев. Победитель или побежденный?”).

Это снова автобиографическая повесть, написанная Борисом от первого лица, от лица героя книги.

Как мне кажется, жанр очень удачный и подходящий для этой серии.

И снова те же качественные формат, переплет, бумага и оформление. Статистические таблицы с результатами и тренировочными объемами.

И снова от повести не оторваться. И потому что читается как фантастическое произведение (а как еще, когда герои обеих книг пробегали за день твой недельный объем), и потому что интересно про советский быт, про то, как питались, тренировались и путешествовали спортсмены.

Мотивируют книги серии или нет? Наверное, на всех действуют по-разному. Меня обе книги очень взбодрили, посыл понятен: можно тренироваться гораздо больше и для этого может быть нужно гораздо меньше штучек, тюбиков, специальных напитков, фишек и прочих аксессуаров. Но больше — не значит столько же, сколько герои :) Думаю, даже в порядке эксперимента я бы вряд ли выдержал хоть одну из “рекордных” (по объемам) неделю Кашапова, как и большинство любителей.

Но это не отменяет того, что книгу полезно и интересно прочитать бегуну любого уровня. Спасибо Борису за то, что ведет такую просветительскую работу и пишет об историях ведущих отечественных бегунов. Если хотите поддержать его и обзавестись книгой — пишите автору в соцсетях (вконтакте, фейсбук)

Ниже — несколько интересных цитат из книги.

Про тренировочные объемы

Я всегда тяготел к большим беговым объемам и к середине 80-х окончательно определился, что мне надо идти дальше именно этим путем. А еще где-то прочитал, что у австралийца Роберта де Кастеллы, в то время рекордсмена и чемпиона мира по марафону, такой же подход. Он пробегал больше 300 км в неделю, чего до него не делал, пожалуй, никто. Эта информация укрепила мои дальнейшие намерения. И я взялся набирать объемы. К 1985–1986 годам уже подобрался к 1000 километров в месяц. Но сразу их переварить не смог. Эффекта они первоначально не давали. Однако я не спешил что-то менять, решил и дальше следовать выбранной системе.

Впервые тысячный рубеж превысил в январе 1987 года — 1028 км. За небольшим февральским спадом последовала новая высота — в марте набрал 1205 км. И вот на этом фоне в апреле на Кубке СССР показал результат 2:13.12, который меня вдохновил. В мае сделал в объемах еще шаг на ступень выше — 1269 км. И опять такая проделанная работа позволила успешно выступить в марафоне: выиграл чемпионат СССР, показав 2:12.43. На таком душевном подъеме, похоже, я потерял всякую осторожность и перед чемпионатом мира, который состоялся в начале сентября, закрыл август небывалым километражем — 1538 км! Но выступление на мировом чемпионате показало, что прямо пропорциональная зависимость между этими показателями срабатывает не всегда, результат получился хуже — 2:14.41.

В дальнейшие месяцы и годы мои тренировочные объемы в основном колебались в пределах 1000–1300 км. Случались, конечно, и спады, и всплески. Своеобразным личным Эверестом стал месячный километраж 1681 км.

Про сон

Вернусь еще раз к восстановлению после больших физических нагрузок и скажу о роли сна. Мне еще Петр Григорьевич Болотников, наш олимпийский чемпион в беге на 10 000 метров, говорил:

-Равиль, самое эффективное средство восстановления — это качественный глубокий сон.
Здесь я с ним полностью согласен.
Старался часам к десяти вечера быть уже в постели. Но были периоды, когда меня клонило ко сну уже часов в восемь. Взять, к примеру, непродолжительный период, недели три, после Кубка Европы. Я тогда находился на сборах на Иссык-Куле. Если обычно мой сон составлял восемь-девять часов, то там организм просто требовал его продлить. В итоге спал по двенадцать-тринадцать часов. Даже сам этому удивлялся. Такого раньше у меня никогда не было. Между тем на сборах я мало тренировался, но много гулял. И всегда клонило в сон. Я не стал бороться с этим состоянием, и оно меня укладывало в постель не только на ночь, но и еще один или даже два раза в течение дня. Примечательно, но после этого я пробежал в Ленинграде на международных соревнованиях памяти братьев Знаменских 10 000 м с рекордным для себя результатом — 27.56,75.

Про знания

Со своей стороны я действительно старался как можно глубже погрузиться в тему, постоянно обращался к спортивной литературе — журналам, книгам, анализировал и сопоставлял полученную информацию со своими университетскими знаниями. Перечитал по несколько раз книги из серии “Звезды зарубежного спорта” о Питере Снелле, Роне Кларке, Лассе Вирене.

Про питание

В активные спортивные годы следил, чтобы в пищевом рационе всегда в достаточном количестве присутствовали витаминосодержащие продукты. В первую очередь листовая зелень. Ее по ценности для марафонца ставлю выше овощей и фруктов. К листовой зелени я отношу общедоступные петрушку, кинзу, базилик, укроп, кресс-салат, зеленый лук…

На втором месте у меня овощи и фрукты. Дальше — углеводы — гречневая, овсяная и другие каши. Мой дед даже свою лошадь начинал обильно кормить овсянкой за два-три месяца перед сабантуем, где ей предстояло участвовать в скачках. А вот за пару дней до праздника уже переводил на скудный по объему рацион. Я, кстати, тоже перед стартом ходил пару-тройку дней полуголодным. Логика проста: если наешься, то часть накопленной энергии уйдет на переваривание пищи.

Про напитки

С ними, на мой взгляд, мудрить не стоит. По законам биохимии напиток тем быстрее всасывается, чем он проще. В этом контексте чистая вода выходит на первое место. А сейчас посмотришь, чего только нет в спортивных напитках: и витамины, и минералы, и что-то еще.

Отсюда напрашивается определенный вывод. Только вот про это либо умышленно умалчивают, либо вообще не знают. А истина такова — если на одну чашу весов поставить многокомпонентный спортивный напиток, а на другую чистую воду, то от последней пользы будет больше. Однако если кто-то все равно склоняется к некоему энергетическому напитку, то его вначале необходимо обязательно попробовать во время длительной тренировки.

Про пульс

В тренировках практически никогда не ставил перед собой задачу: бегу, например, сегодня по 3.40 на километр или в каком-то другом конкретном темпе. Нет, старался ориентироваться в основном на пульс. Бывает же такое, что ты бежишь не быстро, а пульс при этом достаточно высокий. Тебя не устраивает такая скорость, и ты начинаешь ее наращивать. Что из этого может получиться? Можно элементарно загнать свое сердце. Поэтому, на мой взгляд, первичный контроль за тренировочной нагрузкой — это оценка реакции на нее организма. А она достаточно объективно проявляется через частоту сердечных сокращений, то есть через пульс.

В мое время не было мониторов сердечного ритма, пульсометров. Во время бега я просто останавливался на короткое время и отсчитывал удары сердца в течение 10 секунд. Получалось достаточно информативно.

Но вообще самый информативный пульс для бегуна — это утренний пульс, измеряемый лежа, в покое. Причем лучше вести отсчет полную минуту. Так вот, мой обычный пульс после того, как просыпался, был порядка 40 ударов. В один день он мог быть 39, в другой — 41. Если отклонение даже на два-три удара, я не обращал внимания. Но если фиксировал 45 ударов или, еще хуже, — 47, то обязательно корректировал тренировочную нагрузку в сторону уменьшения, ибо я, скорее всего, не восстановился от тренировок предыдущего дня или начинал заболевать.


    Renat Shagabutdinov

    Written by