На правах правообладателя «Закрытая группа»

Стереть прошлое

Про наше поколение и идентичность “россиянин”

Акт I: 0,1%

Мне было 11 лет, но я хорошо помню как это было. Мы стояли по долгу в очередях государственных продмагов, а в кооперативных палатках (они уже были) продавали жвачки Дональд Дак по 1 руб. за штуку (как 5 стаканчиков пломбира) — очередей не было, но дорого очень. А в это время разваливался Советский Союз. За бытовыми хлопотами вызванными необходимостью добывать белковую пищу в условиях товарного дефицита, мои родители наблюдали за происходящим, думая, что это всё временно, что скоро всё более или менее устаканится, но привоз елецкой молочной колбасы, которая, по слухам, должна быть в 21-м магазине в пятницу — это было важнее.

Потом был балет по телевизору.

Родители тогда недоумевали: что-то уже всё-таки произошло, что-то изменилось, а они-то остались такими как и были. Все, кто их окружал, остались такими же и, разучившись за долгую жизнь в СССР критично воспринимать информацию, самостоятельности в принятии решений, касательно своей жизни, карьеры и быта, все эти люди смотрели на слесаря Васю, который раньше джинсами индийскими фарцевал, а сейчас на новой Волге ездит в модном пиджаке и “тыкает” в общении начальнику цеха градообразующего предприятия, давая ему в долг до получки.

Потом уже в Думе 1996 года проголосовали за отмену беловежских соглашений и за желание назад в совок. Это не удивительно. Только проку не было. Демократические механизмы с совками не сочетаются. Можно, наверное, демократично войти в совок, но выйти из него демократично или войти снова уже не получится — эта форма общественного устройства быстро отучает людей от демократии, от персональной ответственности, поскольку их мнения десятилетия не играли никакой роли, а общественный диалог и свобода слова при совке отсутствовала.

Россиян тогда был 0,1%.

Практически никто из жителей новой России не сделал ничего, чтобы стать россиянином: как слайды диафильма менялись события, а люди остались теми же. Ельцин говорил: “Мы — россияне!”, но его никто не понимал. Он это говорил с гордостью, а люди не понимали, чем тут гордиться.


Акт II: 5%

Ну, может и не 5%, но где-то около того. Тогда советские люди утратили всякое доверие ко всему, набив сотни шишек и поняв, что та модель общества, в котором они выросли, те ценности, которые были для них определяющими уже не работают, начав перестраиваться под новые реалии, оставаясь, при этом, советскими. Я тогда, в 95-м году написал школьное сочинение про то, что мне хотелось бы быть рабочим или инженером, но только не торгашом, поскольку эта профессия унизительна для человека. Сочинение пошло на областной конкурс. Тогда так думали, но уже научились выживать.

А потом пришёл Путин, а вместе с ним стало потише. Бандиты перестали стрелять друг друга на улицах, лавочников перестали трясти на бабки рэкетиры. Все вдохнули с облегчением: и советские, и начинающие россияне.

Люди мучительно хотели предопределённости! Именно предопределённость давал им совок. Тогда им сказали, что предопределённости не будет, но мы попытаемся дать вам стабильность. И советские, и россияне тогда обрадовались:

— Слава богу не предопределённость!, — подумали россияне
— Скорее бы стабильность, — подумали советские.

Россиянами тогда стали те, кто открыл свой бизнес, кто стал самостоятельным ремесленником, фермером, кто взял ответственность на себя. Это было их персональное достижение — акт инициации в новую форму.


Акт III: 14%

Стабильность становилась всё стабильнее и стабильнее. Настолько стабильной, что развиваться стало невыносимо трудно и даже опасно, поскольку для развития нужна свобода и чтобы никто не мешал, поскольку развитие — это движуха, а движуха — это антистабильность. Россиянам стало неуютно.

Советским в это время кажется, что если стабильность длится долго, то это уже почти предопределённость: лишь бы Путин был здоров!

А россиян статус-кво категорически не устраивало. Надо бы что-то менять, а то время идёт.

Вышли на Болотную тогда. Удивились своему количеству. А дальше-то что? Тогда вышли под пёстрыми флагами микроскопических партий кучки каких-то людей. Россияне пришли без флагов. Просто “россиянин” не звучало гордо, так зачем флаги? Но те, кто сказал своё слово против в массе своей — это те, кто вышел тогда на улицы, провели черту между советскими и собой.

А тут сразу же и прессинг, и #крымнаш.

Раз советских 86%, то россиян — 14. Арифметика, чо.


Акт IV: ???

Стабильность — это нестабильность. И вообще, лучше давайте не будем уже об этом. Давайте вспомним про свершения и превозмогания дедов и пострадаем за идеалы Империи? Начнём с Крыма, а там как фишка ляжет. Ну, Олимпиаду ещё, да. Конечно же! Чтобы как в 80-м: “До свиданья, наш ласковый Мишка!”.

Советским в массе своей неуютно, но идеалы Империи же! Надо бы пострадать и потерпеть. Разве не к этому их готовили поколения предков?

Россиянам невыносимо. Однако, случилась смена поколений.

Советские имеют близкий к нулевому естественный прирост. Новые люди готовятся выйти в жизнь и оценивают свои перспективы. Эти люди привыкли жить в сверхкоммуникативном обществе, от них бессмысленно прятать правду, поскольку они умеют работать с информацией, им бессмысленно втирать дичь, поскольку они имеют свои ценности, которые предполагают наличие будущего без шор и границ.

Так сколько нас сейчас, россиян?

Россияне ли мы?

Грядёт борьба поколений. То, что государство СССР прекратило своё существование вовсе не указывает на то, что ушёл в прошлое советский человек. На самом деле разрушение Советского Союза в России только предстоит. Это обязательно случится. Это будет событие, после которого слово “россиянин”, которое так эмоционально в пустоту произносил Ельцин, обретёт смысл и содержание. Случится акт гражданской инициации, поскольку будущее нужно заслужить. Как только поколение совершит свою победу, произойдёт фазовый переход, наполняющий энергией общество, дающий мощнейший стимул к развитию, дающий уверенность в светлом будущем России и россиян.

Они выйдут под российскими флагами!


#фрололо

Приоткрой “Закрытую группу”

P.S.: Мы не пятая колонна, мы не национал предатели, мы не враги народа — МЫ И ЕСТЬ РОССИЯНЕ!

Только мы.

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.