Старина Джимми никогда не отличался оптимизмом и верой в пресловутую Американскую Мечту и светлое всеобщее будущее. Ему было уже 48, лицо его наиболее напоминало зад чернокожего каменолома, чьи права в последние годы почему-то так рьяно стали всех заботить, а лоб его был отягощен хмурой складкой морщин над густыми бровями. Глаза потускнели от едкого дыма и бессонницы.

На дворе стояло 21 декабря 1961 года. Из динамиков его старенького желтого «чарджера» нечетко доносились возбужденные речи человека, сулившего экономический подъем и небывалые перспективы. Шум ливня за окном, помехи и нарочито призывной голос Кеннеди сливались в совершенно невыносимую какофонию звуков.

Однако Джима сейчас это волновало меньше всего. Его волновало то, что проезжая мимо бронкского Рок Гарден Парк в двенадцатом часу ночи, посреди стены дождя, он увидел голосующего у дороги незнакомца. И это было как нельзя кстати — Джим уже второй час разъезжал по треклятому Бронксу в надежде. что хоть одной душе понадобится такси.

Незнакомец был в сером плаще и широкополой шляпе, прикрывавшей его лицо. Хотя нашего героя вовсе и не интересовало как выглядит очередной клиент, лишь бы заплатил и проваливал восвояси.

— Угол Икс Стрит и Бульвара Сансет, негромко, почти сипло сказал незнакомец, не дожидаясь вопросов водителя.

— Окей, ответил Джим и сделал звук на приемнике потише.

Несколько минут в салоне пошарпанного такси царило полное молчание, нарушаемое лишь хрипнущим динамиком радиоприемника.

— Слушайте, вас не раздражает этот выскочка Кеннеди? — наконец нарушил молчание незнакомец. Голос его был по-прежнему негромок, а тон с которым он говорил, навевал некую безвыходную обреченность, словно ничто его не волновало в этой жизни, а разговор он начал от скуки.

— Мне по-большому счету насрать, мистер. Что этот молодой католик, что престарелый квакер Никсон — по мне одно. Все равно до гроба буду водить это корыто и даже Иисус, спустившись на Землю, этого не исправит.

— Кто знает. — прохрипел незнакомец. — Все же переключите станцию, голова пухнет от этого шума.

— Да без проблем. — ответил Джим и покрутил ручку радиоприемника. Из неприветливого шума на этот раз вырвалось сладкое пение какой-то новоявленной афроамериканской певички.

После недолгой паузы, Джим решил сам продолжить не вязавшийся разговор. Ему нужно было хоть как-то отвлечься от монотонной езды по неприветливому городу и все больше подступавшей предательской сонливости. — Странное место и время вы выбрали для прогулок, Мистер. Бронкс не самый живописный район.

— Тот парк меня успокаивает. — сухо ответил пассажир.

— Хм, обычный скверик, в городе таких сотни. — Удивился Джимми

— Расскажу вам историю. — все также устало и почти равнодушно сказал пассажир. — Парк Рок Гарден, равно как и многие другие. места в Штатах, носит название очень удаленной от нас точки планеты. Рок Гарден — огромный парк на севере Индии где находятся тысячи скульптур странных существ, похожих как на людей, так и на животных. Это место создано руками одного человека и о существовании парка не знает почти никто.

— А откуда вы знаете о нем? — поинтересовался таксист

— Я видел его своими глазами. — резко ответил незнакомец и продолжил после секундной паузы. — Я прихожу сюда, в этот Богом забытый сквер в Бронксе и чувствую связь с тем, настоящим Рок Гарден. Гуляю меж деревьев и чувствую, будто я снова там, за тысячи километров отсюда.

Джиму стало уже не по себе от этой истории, однако перебивать пассажира он не стал.

— Существует суеверие, — продолжал незнакомец, — что у каждого человека на планете существует двойник, также как есть двойники географических точек, вроде Рок Гарден. — На сей раз пассажир говорил уже уверенно, вдохновенно. Голос его дрожжал. — Разные источники описывают возможность этого по-разному. Одни говорят о возможности существования двух внешне одинаковых людей, однако наука утверждает что это невозможно. Другие приписывают демоническую природу нашему отражению в зеркале. Да и, наконец, те же алхимики сотни лет пытались создать искусственного человека из глины и камня, который, как говорят, мог бы принять облик выбранного им человека по собственному желанию за считанные минуты.

— Звучит жутковато. — произнес Джим, с облегчением паркуясь на углу Икс стрит и бульвара Сансет. От всей этой истории ему и вправду было не по себе и хотелось поскорее избавиться от странного пассажира. — Но вот мы и приехали, наконец, а то уже первый час и мне уже пора домой, а завтра еще так много предстоит сделать.

— Полночь. — еле слышно ответил пассажир.

— Что, простите?

— Вы курите? — внезапно спросил пассажир, проигнорировав вопрос.

— Да.

— Могу я угоститься?

— Угощайтесь. — сказал Джим и, потянувшись за пачкой своих «Лаки Страйк», посмотрел на своего клиента в зеркало заднего вида. Из под широкополой шляпы на него пристально смотрели глаза. Его собственные глаза. И его же рот, искривленный злой ухмылкой. Единственное что успел сделать Джим — это испуганно вскрикнуть перед тем, как тиски сильных, будто и вправду каменных, рук плотно сомкнулись на его шее.

— Джеймс Смит, 48 лет, холост. — пробубнил себе под нос пассажир такси, прикурив и разглядывая документы водителя, чье тело уже лежало в багажнике «чарджера».

— О да, мне еще так много предстоит сделать. – с удовольствием протянул двойник и аккуратно повернул ключ в замке зажигания.

Like what you read? Give Vadim Pankov a round of applause.

From a quick cheer to a standing ovation, clap to show how much you enjoyed this story.