Отцы и дети

Недвусмысленно сексуальный постер

Рекламировался новый фильм Михаила Сегала «Слоны могут играть в футбол», вынуждая нас осудить его, еще не посмотрев. Анонсировали его, как новую «Лолиту», и кроме того, что девочек теперь будет три вместо одной ничего не говорили.

На этот фильм со странным названием идти было немного страшно и неловко. Так и должно быть, потому что, видимо, режиссер решил провести со зрителем тест на испорченность. И в итоге, никто его не пройдет.

С первых титров понятно, режиссер полон теплой любви к своим совсем еще юным актрисам, в титрах — Соня, Варя и Саша. А значит главным женским персонажам вряд ли больше 20 лет. В кадре Дима (Владимир Мишуков), хотя, скорее, Дмитрий, — 40-летный успешный мужчина, выбирает букет для юной, семнадцатилетней девушки. Он стесняется, будто подросток, ведет себя немного неуклюже и подозрительно. Странно, что он так и не научился выбирать девушкам цветы к такому возрасту. После он, переодевшись из костюма в кожаную куртку, идет на праздник жизни — семнадцатилетие Маши (Софья Гершевич), девушки с которой пока не знаком.

Вот, и вся завязка сюжета, вам в голову уже поползли пошлые мысли? Тогда крепитесь, за 100 минут фильма герой встретит еще двух таких же юных и наивных девочек, и с каждой у него будет своя история отношений. Почему-то мы, воспитанные «Лолитой» и получающие бесконечные смс о банде педофилов, ждем подвоха от любых отношений взрослого мужчины и юной девушки. В процессе фильма, кажется, что вот-вот герой возьмет и растлит одну из дочек своих однокашников, доверивших ему поговорить с чадами о поступлении. Ну, если и не их, то вот эту 20-летнюю (читай совершеннолетнюю) точно возжелает. Но слава Гумберта главному герою претит. Не нужен ему, взрослому и здоровому мужику секс (он в его жизни отсутствует/заменен ежеутренней планкой), ему нужно кого-то опекать и о ком-то заботиться. Ему нужно дарить любовь, которую он всю свою жизнь внутри себя генерировал.

Когда вам, наконец, приходит на ум эта мысль, вы замечаете, что Дима очень одинокий и несчастный человек. Родители далеко, семьи нет, друзья все давние и семейные. Нам и невдомёк, что в 40 лет, мужчине нужнее дочка, чем любовница. Вот, и третьей девочке, Лике, которую чудно сыграла Александра Быстржицкая этого не понять. В её жизни Дима — очень чуткий, очень заботливый, романтичный, надежный и открытый мужчина, в которого она, конечно, влюбляется. Разрешение этого конфликта “отцов и дочерей” в гротескном ключе будет для зрителя очень смешным, а для персонажа Лики очень печальным. Но лучше быть Татьяной нашедшей своего престарелого Онегина, чем Лолитой нашедшей своего Гумберта. Тем более, что по версии режиссера и автора сценария, юные девушки живут в перманентной депрессии и очень любят драму. (прим. ред. Он прав.)

В фильме много классического сегаловского юмора. Как бы вскользь проходящая Димина жизнь вся состоит из анекдотов. И то, как он общается с родителями по скайпу, и то, как взаимодействует с продавцом унитазов, и то, как 15 минут отчитывает подчиненного за 3-х минутное опоздание. Все это рисует образ главного героя комичным, параллельно с нарастающей в душе тревогой за девушек.

В фильме специально полно эротизма. Первая девочка залезает к герою в кровать вся мокрая от дождя, второй он помогает делать растяжку, так, что самому возвышенному зрителю закрадется шальная мысль в голову. А эпизод с кормлением виноградом Лики, так отлично рифмующийся с первыми кадрами, когда папа (Михаил Сегал) кормит Машу, для тургеневских барышень вообще «9 с половиной недель».

Режиссер рассказывая о фильме предлагает нам порассуждать на тему великого произведения: «как могла бы повернуться история по-другому, какие другие мотивации могли бы быть у героев?». И мы благодарно принимаем его приглашение.

Новый фильм Михаила Сегала, как и его замечательные «Рассказы» и «Кино про Алексеева» — это скорее притчи или странные забавные истории, которые друзья любят рассказывать друг другу за бокалом вина. Персонажи Сегала, как правило, настолько утрированы, что гораздо меньше похожи на реальных людей, чем на архетипы. Детализация и тем более документализация персонажа — это не метод режиссера. Потому «Слоны могут играть в футбол» еще одно искрометное высказывание, не про человека в частности, а про всех людей в целом.