Катя Мизина: Как телеведущая уехала жить на хутор

Это история о молодой 23-летней киевлянке, Катерине Мизиной, которая решила приобрести дом в заброшенном селе и создать там «зеленый хутор». Катя известная журналистка на популярном телеканале, но всегда ее тянуло жить вдали от мегаполиса.

Читайте также:
 
Маша Пушкина — чтобы ценить жизнь на хуторе, нужно периодически бывать в Днепропетровске
 
Гузель Санжапова: Как возродить глухую деревню путем краудфандинга
 
Беспаловка — экохутор из самана под Харьковом
«Эту зиму я встретила в своей гномиковом домике. И пусть сплю я там пока на неприлично тесной лежанке, ем только жареный картофель, ношу воду из соседского колодца и общаюсь с крысами…
 но именно когда я увидела в моем окне, как снег залепляем крышу моего сарая и присыпает мою землю вокруг моей колодца, я почувствовала, как сильно я хочу все там облюбовать и пригласить вас в гости!», пишет Катя на своей страничке в Фейсбуке.

Большую часть жизни Катя прожила в небольшом городке в Приднестровье на границе с Молдовой и как все жители маленьких мест, она стремилась уехать в мегаполис, где всегда больше возможностей для роста и развития. В свои 23 года Катя добилась достаточно больших высот, она стала довольно известной журналисткой и телеведущей на Громадськом.tv, но всегда ее тянуло к земле, к созданию экологичных и социальных проектов.
 
 Катя много путешествовала и в какой-то момент уехала жить на арт-хутор Обирок под Киевом, там запускала несколько экопроектов, инициатив.

Потом долго мечтала о том, чтобы найти заброшенную деревню и переехать из города. Она искала, где можно поселиться самой. Ездила на велосипеде по Киевской и Житомирской области и наконец нашла. Полтора года назад нашла этот хутор на одиннадцать домов. Старшие люди называют это место не Зеленый Гай, а Гойч. По последней переписи населения здесь жило всего четыре человека. Теперь осталось только двое, причем незарегистрированных жителей. Все дома пустые. Но теперь в первом иногда можно встретить Катю.

«Я купила себе дом только четыре месяца назад. — Рассказывает Катя. — Год не могла никого уговорить продать. Как только меня видели, сразу говорили: „А, дачница киевская, не продадим тебе!“ Приехала на встречу с одним человеком, у меня тогда еще косички были, а он посмотрел на меня и говорит: „это вы та Катя, которая хотела дом купить? А зачем он вам? А где ваш муж? Так вы что, на маршрутке приехали? “ У людей разрыв шаблонов. Но я их понимаю, даже для моих родителей я преуспела — стала ведущей. И тут я им заявляю, что покупаю дом в селе и собираюсь туда переехать.

Почти год понадобился Кате, чтобы к ней привыкли, чтобы перестали спрашивать о муже. В украинском селе патриархат побеждает здравый смысл. Катя даже рассказывала байки, что она замужем, чтобы отстали. Она научилась говорить „по-ихнему“, а не „по-городскому“. Ее до сих пор воспринимают как городскую дачницу, которая жизни сельской не понимает, но в конце ей поверили и она смогла купить один дом, а за еще один договориться для друзей. 
 
 Катя мечтает поселить во всех соседних домах своих друзей и время от времени проводить здесь какие-то художественные акции, лагеря, открыть „зеленый хостел“. Здесь невероятно богатый лес на различные ягоды, но здесь, к сожалению, вырубают целые гектары и охотятся на диких животных: косуль, коз, зайцев, лисиц. Выстрелы слышны с самого хутора и Катя планирует начать борьбу с браконьерством.

»У меня здесь есть друг из села Иван Николаевич.” — рассказывает Катя. — «Село в нескольких километрах от хутора, там еще люди живут. Николаевич зовет меня на шашлыки, очень волнуется, что я здесь одна. Раз я приехала, а он звонил весь вечер, а я только утром смогла ответить. В доме не ловит мобильная связь. Он сказал, что знал, что я приехала, хотел прийти меня „обогрев“, чтобы я сама не скучала.

Но Катя сама не скучает. Она успела к зиме вычистить колодец, выбросить из дома старые лохмотья, бабушки, что здесь умерла. Все жители хутора уже умерли, их дети живут в селе или районном центре. В старом глиняном доме на стенах не было свободного места от разного лохмотья, икон, выцветших ковров и т. Разваливаются печки. Здесь их целых две. В комнате стояло ведро с замерзшей водой. 
 
 Катя приезжает сюда только на выходные, поскольку без собственного транспорта не может добираться отсюда каждый день на работу. От Киева это 110 километров. Только раз к ней приезжал в гости друг и еще раз мама.

На зимовлю Катя пока не остается, не успела подготовить дом к холодам. Так, что все планы переносятся на весну, когда потеплеет. Но отступать девушка не собирается, так что продолжение следует…
 
 По материалам: Катя Мизина, Богдан Логвиненко


Originally published at rodovid.me.

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.