Партизанский урбанизм: Бери и Делай или как улучшить город своими руками

В мире существует много примеров тактического урбанизма, когда местные жители не дожидаясь инициативы властей сами переделывают город под свои нужды. Иногда это вызывало бурю эмоций, иногда приживалось, иногда нет. Давайте рассмотрим несколько интересных примеров городских интервенций в разных городах мира.

Читайте также:
 
Города с физически активными жителями — не только здоровее, но и продуктивнее
 
Как работает теория медленных городов?
 
Пешеходные зоны позволяют сохранить функциональность наших мозгов

Считается городские интервенции и различные виды партизанского урбанизма во всем мире делают города более человечными и готовят процессы постоянных перемен к лучшему. Существуют даже школы урбанистики для активистов, которые обучают современным принципам градостроения и одна такая школа даже открылась в Киеве.
 
 Но есть и много критики по этому поводу, от которой тоже никуда не деться.

«На это есть коммунальные службы»

Урбан-интервенции действительно часто делают непрофессионалы. Не архитектор, не урбанисты, не работники соответствующих городских служб. В этом и смысл — предложить новое видение могут люди незаангажированные, со свежим взглядом, и одновременно видящие городские проблемы, как пользователи.
 
 Партизанские интервенции обозначают территории, требующие усовершенствования и внимания со стороны городских служб. Классический пример — так называемые бомбардировки стульями. Активисты расставляют стулья или конструкции с паллетов в тех местах, где не хватает лавочек, хотя они там нужны: на остановках, транспорта, площадях, станциях метро, ​​просто на улицах. Партизанские стулья могут появляться как протест против законов, запрещающих сидеть или лежать на тротуарах (читай — законы, стремящиеся уменьшить присутствие и видимость бездомных людей в публичном пространстве).

Поэтому партизанские стулья работают как заявление в ЖЭК и одновременно протест против приватизации публичного пространства,

визуальное сопротивление этой приватизации, как утверждает один из идеологов движения, урбанист Авраш Хаварзад (Aurash Khawarzad) из Бруклина.
 
 Такую же цель — указать на проблемные зоны в городе — преследует и «партизанское садоводство» или guerrilla gardening, эти акции известны всему миру. Не в каждом крупном городе есть активисты, которые забрасывают семенными бомбами (смесь земли, глины и семян) промзоны и высаживают салат перед торговыми центрами. Целью партизанского садоводства не просто украсить улицы или заброшенные места зеленью и цветами, а обратить внимание на экологические проблемы.

В Киеве, к примеру, этим занимается инициатива «Бери и делай», а вообще движение партизанского садоводства началось в 70-х годах в Нью-Йорке. Первый нью-йоркский guerrilla-парк сегодня стал легальным городским парком.
 
 Для наших урбан-активистов может быть полезно адаптировать практику партизанских табличек на остановках транспорта — дать возможность людям самим написать, какие маршруты здесь ходят. Так сделала в бразильском городе Порту Алегри инициатива Que Ônibus Passa Aqui? (что означает «Какой автобус здесь ходит?»). Сначала жители писали номера автобусов прямо на остановке, но позже местная фирма графического дизайна создала цветные стикеры, на которые люди вписывали номера и маршруты транспорта.

«Сегодня праздник — а что дальше?»

Партизанские интервенции непродолжительны. Через несколько дней, недель или месяцев после интервенции восстанавливается предыдущая ситуация, и это может вызвать разочарование горожан. Но надо понимать, что интервенции, во-первых, являются лабораторией для тестирования определенных изменений. Во-вторых, это гуманизирует город и нас в нем. И напоминают, что город может быть приятным и человечным пространством. И так же его жители.

Один из примеров возьмем из Греции. Афинскую улочку, которая имела не очень хорошую репутацию, осветили сотней ламп различной формы и размера. Но не лампами, закупленными в магазине за деньги какого-то гранта, а светильниками, которые пожертвовали на инициативу полторы сотни жителей. Чтобы включить лампы и фонари, было организовано уличную соседскую вечеринку. Инсталляция оставалась на улице в течение шести месяцев. Привлечь людей к созданию чего-то общего, как в случае с этой акцией или надписями маршрутов на остановках, — это ли один из лучших способов позволить им чувствовать себя ответственными за проект, и предотвратить вандализм.
 
 Другой хороший пример гуманистической городской интервенции — urban sharing (share — делиться). Это движение объединяет низовые инициативы, которые стали в последние годы очень популярны в городах всего мира. Чем мы можем делиться с другими жителями? Например, семенами без ГМО. На Гавайях инициатива Eating in Public устанавливает точки обмена семенами, но не просто из-за того, что это хорошая идея.

«Растения, культивировались фермерами на протяжении тысячелетий — это умения и знания, принадлежащие всем и никому — они не могут быть объявлены «изобретениями» и запатентованные корпорациями […]. Большинство из запатентованных семян генетически модифицирована. Чтобы поддержать корпорации, государство запретило любому другому хранить и распространять запатентованные семена», — говорится на сайте инициативы.

Низовое противодействие этому — точки обмена конвертами с немодифицированным семенами, сделанные из вторичных материалов и расположенные в людных местах: в библиотеках, на остановках, церквях, кафе.
 
 Другой пример — городские библиотеки инструментов, где вы можете хранить ненужные вам дрели или лопаты вместо того, чтобы они собирали пыль у вас в гараже. Это не совсем новая идея — такая библиотека открылась в Огайо в 1976 году. Пользоваться инструментами можно за деньги, но часто это бесплатно.

«Я подам в суд!»

Урбан-интервенции часто направлены на проблему оккупации города рекламой. Будь то рекламные борды, сделанные профессиональными дизайнерами, или желто-розовые вывески, покрывающие все поверхности зданий. Цель «хактивистов» (англ. Hacktivism), которые подкапывают под святая святых рекламы, прежде всего, — показать, что городское пространство не может постоянно подчиняться коммерческим целям. Но также и просто дать возможность увидеть, каким может быть город без рекламы.
 
 Уличные художники придают рекламным поверхностям часто противоположные смылсы. Речь идет не обязательно о том, чтобы дорисовать пятна крови на рекламном щите. Можно, к примеру, пристроить жалюзи к лайтбоксу. Так сделал художник The Wa в Милане. Объект работает таким образом, что прохожие могут пользоваться им как обычным рольставнями — опустить, если не хотят видеть рекламу.
 
 Смысл этой акции не в том, чтобы закрыть определенный борд, а в том, чтобы побудить задуматься, сколько рекламы мы видим в городе и нужно ли нам это.

День без рекламы в Барнауле, Россия
 
 А «День без рекламы» — целое анти-движение в разных странах, начатое в 1992 году по акции художника Тэда Дэйва «День без покупок». Участники акции должны воздерживаться от покупки чего-то в течение 24 часов. Сегодня акция Buy Nothing Day происходит в 65 странах и привлекает тысячи участников. «День без рекламы» был начат, как шаг солидарности с движением «Buy Nothing Day». Участники «No Ad Day» должны устранить так много наружной рекламы, сколько способны, за день до «Buy Nothing Day». Для чего? «Чтобы ликвидировать коммерческие сообщения, которые доминируют в нашем публичном пространстве».

«Не загораживайте проезд!»

В стране, где иметь авто — признак престижа, автомобилистам может показаться непонятным, почему активисты уделяют время тому, чтобы освободить город от автомобилей по крайней мере на день или несколько часов. Но в мире уже установился консенсус: пространство города не может подчиняться автомобилям. Экология, пробки на дорогах и просто занятые машинами тротуары — вот несколько причин, почему следует прекратить думать, что ездить по городу автомобилем — это путь будущего.
 
 Чтобы объяснить людям преимущества пешеходных пространств и зелени вместо асфальтированных стоянок в разных городах мира в сентябре проводят так называемые дни парковки. Первый такой день провели в Сан-Франциско в 2005 году. Суть этих дней в том, что парковки временно превращают в места для пикников. В Украине одна из таких акций состоялась впервые в 2014 году в Киеве на Контрактовой площади. Это место, где особенно ощутимо, что площадь не работает по назначению: вместо людей вы увидите там автомобили. Активисты выкупили на один день семь парковочных мест и на асфальте демонстративно играли в бадминтон и загорали рядом с автомобилями.

Полезные советы из Школи урбанистики CANactions

Немецкий урбанист и художник Миоград Кущ, который занимается городскими интервенциями дает несколько практических рекомендаций по организации городских интервенций.
 
 Главная цель — сделать такой «щелчек» в головах людей, чтобы они начали иначе думать о определенном пространстве.

Этапы интервенции

Всегда нужен минимальный план, чтобы ее сделать. Ты не просто хочешь улучшить лавочки. Сначала определяешь проблему. Например, этот фонтан не работает. Или люди не используют определенное пространство, хотя могли бы. Проблема может быть банальная, но и очень сложная. Однако, в любом случае мы ее локализуем. Затем — смотрим на нее в более широком контексте. Это станет аналитической частью будущей интервенции. Далее определяем испольнителей, которые будут привлечены: ты действуешь сам, или с местными общественными организациями, нужно ли разрешение от полиции. Наконец входишь в производственную стадию интервенции: определяешь необходимые ресурсы, бюджет. И потом — выполнение. На этом этапе стоит задуматься, включить в процесс медиа, или документировать интервенцию самостоятельно, как общаться с людьми, что им объяснять. И последняя стадия — постпродакшн: можно создать блог о проекте ли книгу.

О публичном пространстве

Публичное пространство — хороший ресурс для тактических интервенций.
 Это пространство споры, пользователи имеют разные взгляды на него. Своими интервенциями мы узнаем, что является публичным пространством. Или его определяет только доступность куска земли для каждого?
 Мы видим сегодня, как политические партии представляют себя именно на публичном пространстве, а не на политической арене. С помощью флагов, аудио, палаток они пытаются убедить нас голосовать за них. Это уже имеет элементы интервенции. Конечно, это эгоистичный способ понимания будущего — верьте в нашу идею, другие — исключаются.
 
 Подобные акции под общим названием Open Streets проводятся в нескольких десятках городов США. Их задача — создать временные пешеходные пространства, которые еще и способствуют развитию локального малого бизнеса. Это маленькие фестивали на улице или района, которые показывают преимущества пешеходной культуры и напоминают, что городу вредит избыток автомобилей.

Образец успешного проекта

Однажды я работал с подростками с одной молодежного центра. Они предложили восстановить заброшенный двор. Им хотелось иметь такой дворик, который можно использовать для кинопоказов, барбекю и т.д. Они предложили, а я согласился помочь им найти деньги на проект. Я имел одно требование — что они становятся собственниками и ответственными за это пространство, его менеджерами.
 
 Я пригласил архитекторов, строителей. Мы сделали конструкцию из паллетов и других вторичных материалов. И в этом году эти подростки прислали мне фото, как они это место используют. Я боялся, что проблемой будет вандализм. Но ничего такого — они действительно почувствовали себя собственниками. Весной они покрасили конструкцию в новый цвет, даже лучше первого, сами нашли деньги на краску.
 
 То есть если группа идентифицирует себя с проектом, вандализма не будет. Это работает даже с подростками, которые считаются наиболее проблемными. Конечно, если ты даешь им возможность выразить себя действительно интересным им образом.
 
 По материалам: ufra


Originally published at rodovid.me.

Show your support

Clapping shows how much you appreciated Maxim Zalevski’s story.