Почему Римский Клуб ничего не сказал о Крипте

Konstantin Rovinskiy
Mar 7, 2018 · 10 min read

Ознакомиться с юбилейным докладом Римского Клуба стоит, и желательно в подлиннике. У кого с английским не очень, можно прочесть замечательный дайджест Александра Малахова на русском.

В самом докладе встречаются несколько неожиданных моментов, равно как и весьма типичные и предсказуемые ходы дискурса. Но нас более всего поразил один факт — отсутствие в докладе упоминания о криптоэкономике вообще и о технологиях распределенного реестра в частности. Полное отсутствие, ни слова.

Почему это удивительно? Потому что за последние пару лет крипто дискурс вышел из маргинализированного гиковского пространства и охватил все ведущие медиа. Самые, что ни на есть, топовые персоны глобального уровня уже успели высказаться по поводу крипты как с положительными, так и с отрицательными коннотациями. Начиная от супер банкира Джейми Даймона, который сначала хаял, а потом хвалил криптовалюты, и заканчивая президентом Венесуэлы, который первым выпустил национальную крипту.

И вот, самый уважаемый мировой think tank — Римский Клуб выпускает совместный юбилейный доклад, претендующий на фундаментальность в плане следования его тезисам на самых высоких правительственных и корпоративных уровнях. Затрагиваются глубочайшие проблемы современности, даются ответы на текущие мировые вызовы, реанимируется порядком засыпанная нафталином философия — короче говоря, доклад просто открывает глаза на то, как нам всем построить более устойчивый “правильный” мировой порядок, прикопав поглубже загнивающий капитализм (ведь признали ж наконец, что капитализм — гнилая тема, а когда коммунисты говорили об этом в 70–80х годах прошлого века — поднимали их на смех).

А теперь вопрос: почему весь дискурс этого прогрессивного доклада, взывающий к построению пост-капиталистического пост-общества ни разу не коснулся такой самой пост-пост-чегобытонибыло темы, как криптоэкономика? Загадка!

Попробуем угадать, что же стоит за молчанием ведущих мировых интеллектуалов по поводу криптоэкономики. Скажем сразу, что последующие ниже рассуждения можно смело отнести к мысленным спекуляциям, не имеющим оперативного применения. Т.е. впереди — смесь логики, конспирологии, субъективно интерпретированных идей Гейдара Джемаля (да будет доволен им Аллах!), и интеллектуального волюнтаризма. Ну, и как принято в современном постмодернистском нарративе, ни малейшей ответственности за последствия неправильного понимания текста кем бы то ни было :)

Итак, начнем пожалуй с попытки угадать, чьи интересы представляет Римский Клуб. Банальный, а значит неправильный ответ на этот вопрос — интересы правящей элиты. Как будто правящая элита гомогенна и не имеет внутренних противоречий. Элита, как говориться, элите рознь. Тот факт, что членами Римского клуба могут быть либеральные экономисты и мыслители не говорит о том, что Клуб в целом служит интересам либеральной верхушки. В самом тексте доклада присутствует некая амбивалентность касательно либеральных ценностей.

С одной стороны подтверждается лояльность идеалам демократии, свободного рынка, прав человека и прочего пафоса либералов. С другой стороны жестко критикуется либеральная модель экономики с ее безудержным консюмеризмом и финансовыми спекуляциями. К тому же, мягко но настойчиво рекомендуется пересмотреть секулярные принципы современного либерального общества, что выражается в высокой оценке энциклики папы Франциска, равно как и в призыве к созданию новой синтетической религиозной философии на базе восточных доктрин и метафизических рассуждений того же Фритьофа Капры и Кена Уилбера.

Получается, что Клуб пытается быть хорошим как для либералов, так и для их противников. И нашим, так сказать, и вашим. Но кто же тогда сегодня представляет собой полюс сопротивления либералам? Современные левые и правые всерьез претендовать на эту роль не могут, поскольку и коммунистическая и фашистская доктрины проиграли либеральной идее давно и окончательно. Да и нет среди нынешнего левого и правого истеблишмента настолько влиятельных персон, чтобы Римский Клуб принимал их в расчет.

Остаются радикалы и традиционалисты. С радикалами все ясно — не могут они вызывать интерес Римского Клуба, поскольку:

а) радикалы — антиэлита, которая стремится загнать существующую Систему за можай;

б) будь то радикальный политический Ислам в лице ИГИЛ, или какая-нибудь партизанщина типа Ирландской Республиканской Армии, построить с ними более устойчивое общество всеобщего благоденствия и разумного потребления точно не получится вследствие неприятия ими именно т.н. общечеловеческих ценностей.

Значит остаются традиционалисты. Причем в данном контексте это не любители фольклора, ватники, вышиватники, монархисты, генонисты, поклонники Юлиуса Эволы, гомофобы, антиглобалисты, антифеминисты или неолуддиты. Традиционалисты, интересы которых по всей видимости представляет Римский Клуб, это контрэлита в лице наследственной знати и клерикалов высшего звена, которая дважды “профукала” мировую гегемонию в ХХ веке (после обеих мировых войн) и которая теперь ищет возможность реванша у либералов. Но не в лоб, а посредством терпеливо выстраиваемой стратегии смены парадигм.

Если модерн остался за либералами, то постмодерн, скорее всего, будет управляться какой-то другой силой. И единственным достойным претендентом здесь являются Роялы или просто Клуб, как принято называть традиционалистские элиты в конспирологии. Т.е. Монархия и Церковь, вернувшиеся в новом качестве, должны сменить нынешнего рулевого глобального прогресса — либералов. Для этого нужно мягко и ненавязчиво переформатировать ценности. И Римский Клуб как мало кто подходит на роль такого модератора.

Если кто-то думает, что Традиционалистский Клуб представлен только фигурами для туристов типа британской королевы, то достаточно открыть список совета директоров любой крупной транснациональной корпорации, чтобы фамилии с приставками Фон или Де продемонстрировали кто же на самом деле контролирует гигантские финансовые потоки, идущие сквозь любые границы и законодательства через международные фонды и ТНК.

Что же именно в докладе Римского Клуба наталкивает на мысль о причастности Роялов к конструированию нового постлиберального дискурса? Во-первых, это шквал критики современной либеральной экономики, где львиную долю составляет третичный сектор услуг и финансовых спекуляций. Тут изобретать колесо традиционалистам не требуется ибо все очевидно и против правды не попрешь. Отрицать “дутость” современной экономики могут либо кретины, либо популисты. Не то, чтобы Роялы действительно переживали о недоедающих 800-х миллионах или страдающих от ожирения 2-х миллиардах. Просто подобная критика — непобиваемый козырь, грех не воспользоваться.

Однако в данном вопросе есть и слабинка — отсутствие ясной холистической контр-либеральной экономической модели. Всяческие примеры предприятий и инициатив местечкового пошиба (в планетарном масштабе), приводимые в докладе в качестве альтернативного подхода к потреблению и производству, явно не дотягивают до глобального уровня.

Есть и чистые симулякры, рассчитанные на некритичное массовое сознание: проекты рециклирования производственных процессов и утилизации отходов, за которые так ратует Клуб, относятся к сфере, контролируемой на сегодняшний день международной организованной преступностью, которая в свою очередь контролируется Роялами через межправительственные каналы, ТНК и международные фонды. Попробуйте ка где-нибудь по миру вот так навскидку построить заводик по переработке ТБО, например, и международная мафия вам быстро объяснит, что экология — не вашего холопского ума дело.

Десекуляризация социальных отношений — второй намек на прямых бенефициаров новой парадигмы. Новая Церковь, задвигающая в мозги обывателю новые синтетические ценности, отлично соответствует двум стратегическим задачам Роялов в эпоху постмодерна:

  1. заменить стремительно утрачивающую привлекательность научную картину мира на новую метафизику, состряпанную из кусков традиционных религий и философий, в которой будут доминировать “высокие над-человеческие ценности” и которая не будет требовать рациональных доказательств.
  2. подготовить почву для жесточайшей духовной диктатуры, чтобы “мочить в сортире” всех несогласных с новым мировым порядком на легитимной, освященной новой церковью основе.

Еще один вектор рассуждений в докладе следует расценивать как некую маскировку — парадоксальную самокритику, которая, тем не менее, легко дешифруется. Когда критикуются корпорации и делаются столь немодные нынче реверансы в сторону национальных государств, у читателя может сложиться ощущение незаангажированной бессеребреннической правды, стоящей за гуманистами-интеллектуалами Римского Клуба. Но ведь когда хочешь что-то надежно спрятать — положи это на видное место. Именно ТНК в особом эволюционировавшем виде должны прийти на смену нынешним госструктурам. Вместо национальных бюрократий — наднациональные, вместо армий — ЧВК, вместо национальных валют — … а вот с этим немного позже разберемся.

Плюсы же в карму национальных государств за их якобы большую ответственность перед населением тоже не просто так поставлены — государства то никуда не денутся. Они трансформируются в территориальные латифундии, где ни о какой демократии не будет и речи. Старый добрый феодализм в новой цифровой упаковке с людоедской полицейской диктатурой и сверхэффективной промывкой мозгов новой hi-tech церковью.

Ну и последние соображения сугубо символического (но оттого не менее весомого) характера. Клуб то Римский неспроста. Будь он Вашингтонский или, скажем, Чикагский, тогда можно было бы поспорить, кому из двух мажоритариев корпорации “планета Земля” он служит — либералам (50%+1 акция) или Роялам (25% +1 акция). Дело в том, что в высоких эмпиреях к символизму очень серьезно относятся. Поэтому вряд ли либералы с штаб квартирой в США назвали бы свой интеллектуальный рупор Римским. Да и Клуб, который объединяет фамильную аристократическую элиту, созвучен с Римским Клубом явно не только фонетически.

Заметим также, что Китай, Россия и США в Традиционалистском Клубе не представлены, поскольку собственную монархическую верхушку они либо никогда и не имели (как США), либо пустили в расход (как Россия и Китай). Клуб объединяет династии старой Европы, Индии, Ближнего Востока и Японии. Наследственные князья, бароны и самураи сидят в мировой наднациональной бюрократии (вот почему, кстати, столицей ЕС является заштатный но монархический Брюссель, а не республиканский Париж или экономический паровоз Берлин) и в советах директоров крупных ТНК.

Теперь перейдем непосредственно к отсутствию крипто дискурса в докладе Римского Клуба. В связи с этим представляются два возможных, противоположных друг другу в бэкграунде объяснения.

  1. Появление крипты — дело рук либералов.

Если отбросить в сторону совершенно мифический лепет об одиноком герое Сатоши Накамото, подарившем человечеству в готовом виде революционную технологию, не знающую аналогов в плане практической имплементации либертарианских ценностей, то мутное происхождение биткоина наводит на мысль о некой достаточно мощной структуре. Структуре, подкованной в техническом, организационном и финансовом смысле весьма серьезно. Структуре, способной вот уже десяток лет оставаться в тени, не смотря на беспрецедентные сливы компромата в нынешнюю информационную эпоху. Структуре, которой в определенный момент времени понадобилось вбросить в общественный доступ технологию, на которой международные корпорации, банковские сети и финансовые спекулянты потенциально могли бы сколотить триллионные прибыли, окажись эта технология эксклюзивным продуктом, защищенным авторским правом.

Ан нет, крипта начала гулять среди гиков — люмпенизированного технократического элемента, относящегося к “серьезному” бизнесу с пренебрежением. Затем криптовалютой стали пользоваться маргиналы в даркнете для оплаты того, за что платить в открытую проблематично — хакинг, оружие, наркотики и т.п. Следом уже подтянулись первые криптоспекулянты, да и то после того, как биткоин оброс жирком и стал представлять собой вполне вкусный актив для торгов. А настоящий взрыв интереса к крипте произошел с появление такой гибкой платформы как Эфириум, которая через смарт контракты открыла дорогу великому разнообразию бизнесов, построенных на технологии распределенного реестра.

Что же это за структура такая, которой важно было раствориться среди пользователей технологии с недосягаемым на тот момент уровнем анонимности? Если допустить, что это была спецслужба либералов (НБА, ФБР или ЦРУ), то растерянность национальных государственных структур (в том числе и американской комиссии по ценным бумагам), банков и ТНК по поводу крипты вполне объяснима. Ведь потенциально криптовалюта выбивает почву из под ног именно монополистов на эмиссию, хранение и перемещение денег — т.е. государственных и частных банков, а вслед за ними и ТНК, которые жиреют на связке с банковским сектором.

Выгодно ли это либералам? В общем смысле скорее нет, но если речь идет о спецслужбе от либерального клуба, то выгода вполне очевидна. Во-первых, контроль процессов во всей стремительно разворачивающейся криптоэкономике (это для нас — обывателей крипта анонимна, а для спецслужбы, под которой ходят такие интернет гиганты как Гугл и Фейсбук, анонимность крипты чисто условна). Во-вторых, отслеживание черного нала, переброшенного в криптовалюту организованной преступностью, которая контролируется Роялами и, следовательно, противостоит либералам. В-третьих, опосредованный нажим на олдскульных финансовых спекулянтов, жадность и тупость которых грозит обвалить весь существующий либеральный миропорядок. Ну и в-четвертых, получение вполне увесистого дополнительного финансирования тайных операций, за которое не нужно отчитываться перед Конгрессом и налогоплательщиками.

Если принять эту версию за объяснение, то отсутствие крипты в докладе Римского Клуба выглядит достаточно оправданным. Ведь обоснованно ругать крипту врядли бы получилось — веских оснований кроме биржевых спекуляций (коих и без крипты более чем достаточно) у клубных интеллектуалов нет. Формат дискурса подразумевает глубокую экспертизу, а значит общими негативными фразами в стиле Уоррена Баффета отделаться бы не получилось — не тот уровень. Хвалить же криптоэкономику — значит популяризировать инструмент идеологического противника. Следовательно, в таком случае лучше вообще сделать вид, что крипты нет, а если и есть, то ее возможности нерелевантны задачам Римского Клуба. Хоть и корявенько, но с гордо поднятой головой, так сказать.

2) Крипта — тайное оружие Клуба

При таком развороте попробуем понять, зачем традиционалистам могла понадобиться крипта. Аргументы в некоторых аспектах сходны с либеральными. Крипта потенциально опасна для национальных госструктур и банков, следовательно — полезна для международной бюрократии, которая стремится национальные бюрократии максимально подавить.

Крипту можно относительно безопасно и анонимно использовать для мафиозных структур, которые управляются Клубом в части перегонки черного нала, подкупа чиновников, сокрытия налогов и пр.

Крипта выводит на новый уровень спекулятивные биржевые схемы, которые, с одной стороны, дистанцируются от классических финансовых пузырей либеральной экономики, а с другой — приучают обывателя к дискурсу децентрализованной криптоэкономики, главным врагом которой назначены национальные государства.

Крипта с равным успехом может быть использована и ТНК на уровне подсадки пользователей неких цифровых продуктов на расчеты в криптовалюте. Хоть этого пока и не видно на уровне классических ТНК, но диджитал динозавры уже как-бы намекают: Телеграм уже, в ближайшей перспективе Фейсбук, и по слухам не позднее, чем через год Амазон.

Отметим попутно, что двойственное положение Японии (старая монархия и служанка либералов), легализовавшей крипту одной из первых, может косвенно свидетельствовать о попытках Роялов ослабить доминацию США над страной восходящего солнца.

Также, различные международные фонды, обслуживающие Клуб, получают возможность весьма существенной дополнительной прибыли перегоняя фиатные деньги в крипту и обратно при умело контролируемых спекуляциях на бирже.

Крипта раскачивает гнилой зуб капитализма, вводя в глобалистскую повестку децентрализованные наднациональные финансовые потоки и создавая бизнесы, ломающие стереотипы классического производства и потребления.

В результате, крипта предоставляет Клубу инструменты влияния в тех сферах, где пока еще доминируют либералы.

Если крипта так полезна для Роялов, то почему же Римский Клуб молчит о ней в тряпочку? Возможно, именно поэтому и молчит, чтобы “не спалить контору” — демонстрация глубокой экспертизы в криптоэкономике (а это именно то, чего ждут от think tank такого уровня) продемонстрировала бы либералам (и не только им), откуда растут ноги у крипты. В таком случае пришлось бы отбиваться от обоснованной (и не очень) критики со стороны весьма влиятельных персон, что грозило бы репутации самого Римского Клуба и, следовательно, “няшности” Роялов в глазах мировой аудитории.

Поскольку общий крипто дискурс представляет собой натуральное броуновское движение без явных лидеров в объяснении смысла (а утрата смысла в самом широком понимании этого слова— основа нынешнего цивилизационного кризиса), то взять на себя ответственность за упорядочивание этого хаоса в виде доступных но подробных разъяснений (при том, что все эти нынешние крипто гуру типа Виталика или Навала Равиканта, конечно, молодцы, но прыгнули они на подножку этого поезда уже на ходу, а теперь импровизируют) является, по-видимому, слишком неподъемной репутационной ношей для такого респектабельного клуба интеллектуалов, как Римский.

Существует ведь еще и третий вариант. А что если крипту выпустили в мир и не либералы и не Роялы? Что если некая независимая группировка, имеющая свою собственную agenda, решает таким образом какие-то свои задачи, несовместимые как с уходящей парадигмой либерального модерна, так и надвигающейся парадигмой традиционалистского постмодерна? Как насчет каких-нибудь российских подментованных хакеров или китайских крипто партизан? Фантастика? А что не фантастика в сегодняшнем разброде мнений по поводу крипты?

Пока не станет доподлинно известен генезис биткойна, любые варианты касательно целей, заинтересованных сторон, конечных бенефициаров и контролирующих структур крипты являются равновозможными.

Поэтому не стоит ждать в ближайшем будущем каких-либо откровений от Римского Клуба по поводу крипты.

А вот что действительно стоит делать, так это пользоваться возможностями технологий распределенного реестра везде, где это технологически и политически обоснованно — строить бизнесы, зарабатывать деньги, ловить момент и пользоваться криптой пока это еще легко и просто в неурегулированном международном юридическом поле.