Любо Миру

Когда я впервые услышала музыку Любомира Мельника, у меня внутри перевернулась и растаяла Антарктида. На днях я побывала на его живом концерте и в моем арсенале не хватает слов, чтобы выразить свое восхищение этой музыкой. И если бы это не звучало так пафоснои нелепо, то рассказ бы начинался словами “Кажется, у меня внутри родилась новая Вселенная”

Очень сложно простыми человеческими словами описать все то, что происходило во Дворце Искусств КПИ во время этого выступления. Как мы стояли в самой длинной очереди в моей жизни именно на фортепианный концерт, и толпа эта - сплощь молодежь. Как охранники на входе извинялись за задержку и все были невероятно вежливы. Как в зале выключили свет и на сцену поднялся Любомир Мельник — с длинными седыми волосами и бородой, такой простой и одновременно таинственный, будто перед тобой сам Гендальф или Дамблдор. Как в зале воцарилась оглушающая тишина, а когда он подошел к микрофону и начал говорить на украинском, зрители взорвались апплодисментами. Я не могла перестать улыбаться — было ощущение, что он рассказывает все это непосредственно тебе, каждому тебе в этом зале. И мне уже все нравилось, но тут он сел за рояль и прикоснулся к клавишам. У меня волосы на руках встали дыбом, по спине пробежали мурашки и внутри будто что-то включилось — это правда не просто музыка. Будто Любомир берет твою душу в ладони, поднимает высоко над головой и отпускает лететь птицей так далеко, куда ты и не надеялся попасть.

Я сидела в кресле, закрыв глаза и отпустив свою фантазию. Всего Любомир исполнял три произведения. Первое — сплошная импровизация. Когда он вышел в зал и увидел всех нас, притихших, выяснилось, что это самый большой концерт в его жизни, и он захотел сделать это выступление особенным, эксклюзивным. Как описать музыку словами? Мне показалось, это был пейзаж:маленький звонкий горный ручеек в огромных массивных остроносых скалах. Музыка кружила от воды в деревьям, к небу и птицам, но неизменно возвращала к этому маленькому ручейку, падающему вниз с сиянием. И пусть это глупо звучит, в тот момент я готова была расстаять в помещении, раствориться, потому что там была только я и музыка и ничего больше.

На каждую мелодию у Любомира есть своя история. Его приятно слушать, за ним приятно наблюдать. Он играет быстрее любого музыканта на планете и это не для красивого словца написано — ему принадлежит рекорд по скорости исполнения. Вы только представьте — 19,5 нот в секунду каждой рукой. В СЕКУНДУ!! У меня в голове не укладывается. Это будто несколько роялей одновременно. Будто играет несколько людей. Музыки так много, что она укутывает тебя то теплым одеялком, то проектором, транслирующим сны.

Благодаря Любомиру в зале летали бабочки, а потом он и вовсе сыграл весь альбом Windmills — 40 минут от горя до радости. В этой мелодии есть что-то механическое, она вводит в медитативное состояние, даже если вы никогда прежде не медитировали:) Перед тем, как играть, Мельник рассказал историю произведения. В мельнице жил дух, который много столетий любовался красотой окружающих пейзажей, как вдруг на мельницу налетел шторм, дикий шторм, медленно ее разрушая. И вот эта музыка — это и есть шторм плюс вся палитра чувств и эмоций этого духа. От ужаса, ярости и злости до принятия, смирения и благодарности за то, что в его жизни случилось это прекрасное время, пока он мог любоваться этим пейзажем и жить в этой мельнице. Под конец всю мою кожу будто изнутри беспрерывно покалывали миллионы тонких иголок — все чувствуется так, будто ты этот дух, будто это ты тут умер и только что родился снова. И последняя нота по-натоящему тебя отпускает. Становится так свободно и легко как никогда прежде. Никак это не объяснить, пока не послушаешь.

После таких событий как-то особенно остро начинаешь видеть красоту, чувствовать момент, ощущать легкость и быть той самой “тендітною пелюсточкою всесвіту”, которой всегда мечтал быть. Пусть даже вы никогда прежде не слушали ничего подобного — попробуйте. За этой музыкой столько красоты.

И спасибо Паше Урусову за фотографии, передающие момент

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.