Когда-то в понедельник

Проспала. Пятнадцать минут на сборы и вот, явление Марии сонной провинции.

Волосы пучком, неаккуратно завязанные кроссовки. Уже потертые трухановым экстерьером.


“Пингвины направляются в Мекку” Масло, холст. Иначе переход на ЛТ по утрам не описать.

Забыла, мамина парка. Тепло и уют (не её). Выбор пал на свитшот в котором спала. Комфорт превыше эстетики.

Библиотека. Успела. Человек без очков интересно произносит моё имя. Чай или чефир, но мне и хорошо, и плохо.

Белый уголь, 80 минут трэшака и нервотрепания. Нога затекла, но мне тепло. Неловкие судороги, втягивание до спайна.

Лиза, обнимашки. Сигареты из окошка, она разве что мой /невнятно обтянутый спортивным луком/ бюст видит, да и он остаётся без внимания.

Круасан, заслуженная реабилитация после инглиша. Полароид и снимки в процессе на столе.

Эля, тепло, знаное давно. Ревности миг. Объятья.

Библиотека, моя любимая ты обитель безделья в атмосфере сосредоточенности и иллюзии усердной работы. Смех, репрессивный аппарат, тюлень на лбу и дитя грустное метр от меня. И много много людей. Ради тишины и почти отсутствия живых существ стоит вставать в 5 утра.


Дни когда я просыпаюсь в своей тарелке и не выпадаю из неё днями. Когда моя роль ясна и размыта в самый раз. Благо дарю тебе, о моя любимая, Вселенная.


Пара, но которую пошла ради зрелища. Стоит того, хотя активность в этих ваших интернатах увлекла. Пишут мне много, а я люблю когда так. Это даже сравнимо с новой обувью (ощущениями связанными с покупкой и прочим).

Итак, оказалось что и редактировать нечего, всё безупречно правильно, даже в сути своих ошибок. Быть живым важнее идеала, к которому всегда далеко, (на то он и идеал, но кой он нам доступный), настолько далеко, что он становится непомерно отвратительным, не из-за [недосягаемости], а своей бессмысленной сути.

Теперь я действительно не понимаю зачем было откладывать в длинный ящик.

Но ты ждал, и мне тепло.