Все было вечным, пока внезапно не кончилось (часть первая)

Это не очень гладкий перевод названия книги Алексея Юрчака “Everything was forever until it was no more: the last soviet generation”. Книгу я скачал, но пока даже не начал читать. Но вот название совершенно меня загипнотизировало и точно описывает мои ощущения от жизни в СССР. Я ведь действительно из этого самого last soviet generation, так что наверное и неудивительно.

Но я вообще-то сейчас не про СССР и не про эту книгу (после прочтения изложу впечатление, конечно). Я хочу обговорить гораздо более глобальный вопрос: о человеческой натуре как таковой, о том что нас меняет.


Начну издалека — мне очень нравится слушать (да и смотреть, чего уж тут) лекции Екатерины Шульман. Особенное восхищение у меня вызывает ее способность внятно обьяснять ошибки массового восприятия.

Потому что ошибки эти кочуют из поколения в поколение, проявляясь годы спустя в мире, который стал совершенно иным. Научный метод и скептический подход позволяет развенчать эти предрассудки, но так ли уж много вокруг нас людей, способных не просто создавать новое понимание мира вокруг, но и внятно и спокойно обьяснять ее нам?

А ошибки эти — вполне серьезные. Шерлок Холмс, если помните, не знал (вернее, сознательно забыл) что Земля вращается вокруг Солнца, и это совершенно не мешало ему в работе.

Проблема в том, что ошибочные представления общества о себе это вам не астрономия с древней историей. Это ежедневная и ежечасная ошибка, карта с неправильными поворотами, нечто, приводящее к миллионам маленьких трагедий каждый день.

Поэтому я считаю просветительскую миссию на социологическом фронте очень важной. Один знакомый называет Екатерину Шульман — психотерапевтом, и это, на мой взгляд — комплимент. Потому что обществу, как и личностям, нужны психотерапевты, спокойно, подробно и доброжелательно говорящие о том что происходит с пациентом.

В мире непрерывной паники, агрессии и страха — просветительство и психотерапия чуть ли не единственные универсальные рецепты.

Дам тут ссылку на одну из лекций Екатерины, а в следующей части буду уже говорить о том что хотел сказать сам.