Земля и Воля

Удивительно когда в 21-ом веке в стране с рыночной экономикой всерьез обсуждается вопрос — можно ли в Украине запускать рынок продажи сельскохозяйственных земель, не приведет ли это к скупке ее иностранцами. Ну и далее по всем кочкам, вплоть до употребления слов “батраки”, “голод” и “предательство национальных интересов”.

Знаменитый земельный вопрос, неразрешенный в Российской империи в конце 19-го века — стал тогда одной из прямых причин революции 1917-го, впрочем, про это очень подробно рассказывали в советской историографии, так что даже не знаю, стоит ли сейчас в это зарываться.

Поразительно не то, что этот вопрос все еще эксплуатируют наши родненькие популисты, а то что вопрос этот давно закрыт изменением демографии и развитием экономики. Сейчас в деревнях и “с земли” живут не 80% населения как на рубеже 19-го и 20-го веков, а всего около четверти трудоспособного населения. И их главная проблема вовсе не в том что им не хватает пахотной земли.

Наоборот — земли зачастую сколько угодно, а вот денег для того чтоб с ней работать, закупить солярку, нормальные семена, технику — нет. Кредитование сельского хозяйства упирается как в высокую стоимость кредита, так и в отсутствие нормального залога.


А теперь пару слов о злокозненных буржуях, мечтающих поработить местное население и оставить его в батраках.

Для начала — проведите опыт. Спросите человека, который успел поработать с внутренними заказчика и с теми кто никакого отношения к бывшему СССР не имеет — узнайте насколько спокойно работалось с теми и с другими. Про партнеров тоже поузнавайте — с кем вероятность кинутым быть больше, ну и так далее, про финансовую дисциплину переговорите, про это вот все.

Но это так, эмоции, потенциально некорректная выборка и родимые пятна социализма.

Но есть и вполне обьективная реальность — вы в курсе что иностранный бизнес пару раз активнейшим образом заходил на территорию России и Украины и чем это для этого бизнеса (а вовсе не для бедных потенциальных “батраков” закончилось)?

Первый раз иностранцы приехали делать бизнес в начале 90-ых прошлого века (а кое-кто даже еще в конце 80-ых). Например, на пике той волны количество экспатов в Москве было таким, что для них запускали собственную англо-русскую радиостанцию, эти люди занимались бизнесом, были наемными директорами, а с учетом что рынок был чудовищно пустым — надеялись на быстрый успех.

Второе пришествие иностранцев началось в конце 90-ых, когда волна бандитизма пошла на убыль, появились более-менее понятные правила. Тут уж стали заходить серьезные корпорации, западные банки (я не про Москву сейчас, там это было даже раньше), открывались супермаркеты и отделения ТНК.

Ну и что, захватили они местный рынок? Ну вот, скажем, на украинском рынке есть фирма Чумак, занимающаяся разными продуктами из овощей, которую в середине 90-ых организовали здесь два молодых шведа. Она серьезно развилась за эти двадцать лет, но у нее есть пара крупных конкурентов —“Нежин”, “Верес” и еще с десятка два мелких. Никакой монополии, никаких умирающих батраков.