Наша хунта

Благодаря истории военных переворотов в латинской Америке слово “хунта” получило в наших краях устойчивый авантюрно-романтический аромат: автоматы, джунгли, кокаин, брутальные офицеры в белой форме, благородные мстители в черных очках и прочий кинематограф.

При этом, разумеется, в жизни все скучнее (картина слева, если что, называется “Официальный портрет военной хунты”, художник — Фернандо Ботеро, колумбиец по рождению).

Хунта образуется не в результате государственного переворота, важно что происходит дальше. Если после этого судят, управляют и пишут законы сплошь полковники и генералы — то получилась да, хунта.

А вообще хунта, конечно, является частным случае корпоративного государства, другим частным случаем которого является фашизм. Потому что в корпоративных государствах власть является закрытой группой, доступ к которой обеспечивается специальными условиями. У фашистов это было правильное происхождение и принадлежность к правящей партии, в хунтах — причастность к армии или парамилитарным организациям.

Теперь любопытства ради смотрим на украинскую власть — действительно ли она является хунтой или корпоративным государством?

Уровень влияния выходцев из военных или спецслужбистских кругов на политику у нас сильно ниже, чем в том же Израиле, и вряд ли доходит даже до СШАшного . Президент вон, да, служил в армии (еще советской), а премьер — не служил, знаковые депутаты — кто-как.

Тут нужно сделать шажочек в сторону и вспомнить что попытки пересчитать в составе нашей хунты именно силовиков воспринимаются пророссийскими комментаторами болезненно и обычно сразу предлагается на это не обращать внимание, а смотреть только на бедственное положение жителей Донбасса, которых “пытаются уничтожить”. Мол, если если большинство воюет с меньшинством, то обязательно хунта, без разговоров.

Этот маневр в целом вполне понятен — разговор тут же уходит с вопроса “хунта ли в Киеве ” на обсуждение сепаратисты ли держат власть в ДНР или ирреденталисты, кого можно считать комбатантами, а кого нет и далее в дебри срача.

А нежелание обсуждать фактическую принадлежность украинского эстеблишмента вполне понятен — потому что после этого приходится также говорить уже о российском политикуме. В котором уровень бывших работников корпорации КГБ-ФСБ на ключевых постах мягко скажем впечатляющий. Опять же выросшие как на дрожжах военных и полицейские расходы период 2013–2015, а также накачка населения военной пропагандой — тоже налицо.

Впрочем, то что современная познепутинская власть в России гораздо больше напоминает хунту — это в достаточной мере банальное утверждение. Для чего я вообще все это говорю?

Просто мне нужна ступенечка чтоб наступить и уже наконец закончить свой опус “Cabaret Германия…”

A single golf clap? Or a long standing ovation?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.