Нет, это не рассказ о том как я провел тот день

Множество людей моего поколения и постарше рассказало свои истории о том как они провели день путча четверть века назад, 19 августа 1991-го года.

Увы, ничем внятным поделиться не могу, моя память не простирается так далеко, личная особенность, позволяющая мне не ходить на встречи выпускников и даже не френдить их в соцсетях.

С другой стороны, на магию даты я все-таки поддался и прослушал часовой выпуск программы Время.

Очень любопытно, кстати, как политические заявления о произошедшем обернуты небольшим количеством новостей. Соотношение примерно такое: 80% идеологии, 20%-новостей.

Новости, кстати, были почти нормальные — показали не только поддерживающих все и вся рабочих, но также показали и людей с плакатами “Долой ГКЧП”. Я бы сказал что достаточно смело для того дня, когда еще совершенно непонтно было куда это все свернет.

Ну и очень ярко видно что все-таки эти самые гкчеписты были кем угодно, но только не хладнокровными головорезами. Все они были выходцами из советского застоя, когда жрать кровавую кашу ложками, притоптывая от жадности и нетерпения уже было непринято.

Отсюда нерешительность и половинчатость — в тех же заявлениях они упирают в основном даже не на однозначный возврат в светлое прошлое, а на необходимость обеспечить стабильность.

Ну и неудивительно что когда от тебя ждут кровопролитиев, а ты чижика ешь, то вероятность успеха в деле захвата власти становится как-то уж совсем сомнительна. Да, и добавим еще то что в президиуме у новоявленного комитета сидели крайне непопулярные фигуры — Павлов, за несколько месяцев устроивший конфискационную реформу и главкгбшник. Это сейчас силовики стоят на пьедестале, а тогда никакого особенной народной любви к тихушникам не было.


Но вообще, не говоря худого слова — даже этот невеселый день вызвал во мне волну какой-то непонятной мне самому ностальгии.

Насколько же тогдашние люди были наивнее нас сегодняшних. Даже партийные бонзы и силовики, которые вроде должны быть много хитрее и изворотливее остальных — были всего лишь советскими людьми. Привыкшими жить в совершенно искусственном мире советского кумачового зоопарка.

Выйдя из зоопарка в лес, мы очень многое о себе и окружающих узнали. И это переполняет меня именно тем странным чувством.

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.