Всё

Сначала вылетела женщина, быстро подмахнула какую-то бумажку. Постоянно шмыгала носом. Ветлечебница — явно не то место, куда приходят поделиться радостными новостями. Болезнь и смерть животных — вот визитная карточка этого места.

Мужик с двумя мешками и скулящий на каждом вздохе (или выдохе?) пес. Сложить два и два (плачущую женщину и два мешка) и получить печальный результат. Напряженная поза, руки скрещены в узел на груди — я закрыт от всего этого, я закрыт. Пес скулит все тиши и тише, время от времени чуть повышая громкость скулежа, а потом скатываясь к своему предыдущему уровню. Даже чуть ниже.

“Еще пару часов будут подергивания — это сокращения мышц, не пугайтесь…”

Скулеж действует на нервы. В голове появляются картины больной лошади, которой в ухо вкладывают дуло винтовки. Чтобы не мучалась. Сколько прошло, сколько мы тут сидим? Минут двадцать. Думаю о том, как черствеют доктора. Думаю еще о каких-то вещах, стараюсь не думать о возможностях подобного исхода для моего питомца, и вдруг понимаю, что звуков больше нет. Пес больше не скулит, плачущая женщина вылетает из смотровой сразу на улицу. Чуть погодя, в коридор выходит мужик, который несет большой мешок, я в таком картошку носил, помнится, на плече. Мешок просто в руке, так сразу и не догадаешься что внутри.

Потом хлопнула дверь и вызвали нас. “С кроликом заходите”.

Show your support

Clapping shows how much you appreciated sashatinkoff’s story.