Мысли про The Hateful Eight

Я ждал Омерзительную Восьмёрку. Серьёзно. Я люблю Тарантино. Мне нравится его картинка, актёры в его фильмах и, конечно же, диалоги. О, это самое замечательное, что я встречал, то, от чего я могу получать эстетическое удовольствие. От этих сложных заковыристых диалогов, где каждая мелочь может нагнетать обстановку. Где невинные, казалось бы, слова, сказанные неприлично харизматичным персонажем, могут задеть ту струну, которая отвечает за количество живых героев в фильме. И, чёрт возьми, за этим приятно наблюдать.

Увы, в Омерзительной Восьмёрке я такого не встретил. 
Я не любитель чрезмерной и бессмысленной жестокости. Я её могу оправдывать лишь как инструмент, или как следствие каких-либо действий. Но мне противна жестокость во имя жестокости. К сожалению, в восьмом фильме Тарантино дела обстоят именно так. Чего только стоит финал, который является самым настоящим безумно кровавым парадом внутренних психопатов. Я понимаю, что этого стоило ждать, хотя бы из-за бекграундов персонажей, но всё же этот фильм не сопровождался таким накалом страстей, как предыдущие творения Тарантино. И даже сцена с Вороном(С. Джексон) и Генералом ничего, кроме отвращения, у меня не вызвала. 
Этот фильм меня не задел.

Я могу сравнить это кино с другими фильмами маэстро. Два недавних: Бесславные ублюдки и Джанго; а так же Бешеные Псы, с которым любят ставить в один ряд восьмой фильм.

В ублюдках было две сцены, которые лично я считаю квинтэссенцией тарантиновских фильмов. И да, я говорю про те самые классные диалоги. Первая — с которой открывается фильм, где герой Кристофера Вальца ищет евреев в подвале. Вторая — сцена в баре. 
В обоих из них жестокость выступает следствием разговоров между персонажами. Понимание происходящего — вот что мотивирует героев к действию. И это мастерски сопровождается нагнетанием обстановки, от которого не верится в происходящее. Ты знаешь, что это, чёрт возьми, должно произойти, этот конфликт между сторонами. Но, когда он происходит, нижняя челюсть всё равно падает на пол. От того, как незаметно и гениально произошло высвобождение.
И этот приём с небольшими вариациями есть в Джанго. Когда, среди полной неприязни, Вальц и Лео заключают свою сделку.

Ну ладно, допустим, Тарантино включил или исключил этот момент в восьмёрке. Также можно допустить, что я его попросту не заметил, и та самая сцена с чёрным хером должна была вызвать у меня такие эмоции. Или сцена, где четверо путников прибыли в лавку? Неважно.

В Бешеных псах было нечто особенное, что выделяется среди фильмов Тарантино. Когда Мистер Белый осознал личность предателя. Когда обстоятельства заставили его сломаться, где он находился во внутренней борьбе, в отрицании и принятии происходящего. 
Сцена, в которой действительно сочувствуешь персонажу.

В восьмёрке такого не было, хотя, мне думается, можно было как-то устроить. И финт, где оказывается что подельник не один, а несколько, никак не отразился на мне.

В общем, итог. Я пострадал от собственных завышенных ожиданий. Но это не значит, что фильм плохой. Просто, по моему мнению, не самый лучший среди всего портфолио режиссёра. Стоит посмотреть ради прекрасной музыки и белоснежных пейзажей.