Проект «Карта будущего»

2й пост 1го сезона постосериала «ЦРУ создает кентавров для предсказания будущего»

Иллюстрация из отчета FutureMAP — программы агентства DARPA по предсказанию будущего
When men speak of the future, the gods laugh — китайская пословица
Better earlier warning than later mourning — еврейская пословица

Соперничество между военными и разведкой в США еще круче, чем соперничество между КГБ и МВД (во всех их исторических ипостасях). Т.е. было всегда и ныне процветает, касаясь, казалось бы, самых экзотических и неожиданных областей.

Самым ярким примером такого соперничества в последние десятилетия стала «30летняя война» Министерства обороны США и ЦРУ за первенство в обладании технологии предсказания будущего.

В 1й серии этого постосериала было рассказано, что:

✔️ предсказание будущего — это вовсе не шаманство, а острая необходимость для принятия решений в любом мало-мальски ответственном деле;

✔️ не смотря на крайнюю сложность более-менее точных предсказаний, людям все равно приходится делать предсказания каждый раз, когда нужно принимать решения — т.е. от предсказаний все равно никуда не денешься, и потому задача повышения точности предсказаний — крайне актуальная, вполне практическая и высокоприоритетная;

✔️ существуют 2х основных направления в области исследования методов и технологий повышения точности предсказаний:

— поиск и выявление супер-предсказателей;

— агрегация информации от многих предсказателей с использованием рыночных механизмов — рынков предсказаний.

Во 2ом посте будет рассказано о генеральном сражении «30летней войны» Министерства обороны США и ЦРУ за первенство в обладании технологией предсказания будущего.

Это генеральное сражение произошло 15 лет назад. Наступающей стороной было Министерство обороны США, а победителем стало ЦРУ.

Ну а главным героем этой битвы, во многом определившим направление исследований предсказания будущего на годы вперед, стал адмирал Пойндекстер — ключевая фигура наиболее хитроумных спецопераций американских военных, прозванный за это «Адмирал-затейник», а также:

— изобретатель ставшей сегодня широко известной технологии создания «Ситуационных центров»,

— отец стратегии информационных войн, программы тотального прослушивания и контртеррористических информационных операций,

— а ко всему прочему, страстный приверженец идеи необходимости поиска методов улучшения предсказаний будущего, как основного средства повышения национальной безопасности США.

Пусть боги смеются, но предсказывать все равно нужно

Римский Авгур предсказывает будущее — рисунок из Библиотеки Мэри Эванс https://fineartamerica.com/featured/roman-augurs-foretell-the-future-mary-evans-picture-library.html

Прежде, чем начать рассказ о «30летней войне» Министерства обороны США и ЦРУ за первенство в обладании технологией предсказания будущего, важно зафиксировать противоречивую сущность современного состояния практики в этой области, метафорически выраженного двумя пословицами в эпиграфе поста.

С одной стороны, — when men speak of the future, the gods laugh (предсказывать будущее — просто смешить богов).

Действительно. И по сей день предсказание будущего — это еще не совсем наука.

Правда, из этого вовсе не следует, что предсказание будущего — псевдонаука или, того хуже, лженаука. Правильное название текущего состояния практики предсказания будущего — это протонаука. Т.е. набор так или иначе работающих практик, не прошедших, в силу тех или иных причин, проверку научным методом.

В этом нет ничего плохого или предосудительного. Ведь любая наука не сразу становится таковой, пребывая сначала в донаучном состоянии.

Согласно Карлу Попперу:

«Наука должна начинаться с мифов и с критики мифов; она должна начинаться не совокупности наблюдений и не с придумывания тех или иных экспериментов, а с критического обсуждения мифов и магической техники и практики».

Следуя этой весьма глубокой мысли Поппера, у пребывающих в протонаучном состоянии сегодняшних практик предсказания будущего есть две возможные траектории развития:

  1. оставаться в критическом мифологическом состоянии, в соответствии с которым практика, вроде как, работает и дает результаты, но верифицировать и фальсифицировать ее, в строгом смысле, мы не можем. Эта траектория ведет от протонауки к псевдонауке (как, например, было с астрологией и, частично, с алхимией)
  2. пройти через этап критического обсуждения мифов и магической техники и практики предсказания будущего, дабы появилась возможность накапливать и анализировать совокупность наблюдений и проектировать новые эксперименты в рамках верифицируемых и фальсифицируемых моделей, характерных для подлинной науки.

С другой стороны, — Better earlier warning than later mourning (лучшее заблаговременное предупреждение, нежели запоздалая скорбь).

Т.е. без предсказаний будущего обойтись невозможно ни в одной из мало-мальски важных областей человеческой деятельности. И потому из признания практики предсказания будущего протонаукой вовсе не следует ее низкий приоритет в сравнении в другими, — уже признанными научными направлениями.

Более того. При более пристальном рассмотрении, оказывается, что многие современные технологические практики также пребывают в состоянии протонауки.

Например, кибербезопасность — одна из самых востребованных современных технологических практик (детально этот вопрос рассмотрен в работе «The protoscience of cybersecurity», опубликованной в последнем выпуске «The Journal of Defense Modeling and Simulation: Applications, Methodology, Technology»).

Другой, не менее впечатляющий пример — машинное обучение, устойчиво движущееся по траектории в свое время пройденной алхимией, частично перешедшей в научную дисциплину -химию, а частично скатившуюся к псевдонаучным форматам панпсихического, духовного и юнгианского мистицизма.

Таким образом, с одной стороны, предсказание будущего — это все еще протонаука.
А с другой стороны, — ее приоритет в практической плоскости весьма высок и не уступает приоритетам других популярнейших протонаук (кибербезопасность, машинное обучение и пр.), превосходя приоритеты очень многих признанных научных направлений.

Свидетельством этого является неуклонно растущий интерес к развитию практик и технологий предсказания будущего со стороны военных и разведки США.

“Мистер секретность”

Многие вспоминают Президента США Рональда Рейгана в связи с его громким технологическим проектом СОИ (Стратегическая Оборонная Инициатива США — широкомасштабная система противоракетной обороны с элементами космического базирования), разрабатываемым уже 35 лет.

И мало кто знает, что в годы президентства Рейгана был задуман и даже реализован другой прорывной технологический проект, значимость которого для США отнюдь не меньше чем СОИ.

В соответствии с пословицей Better earlier warning than later mourning (лучше заблаговременное предупреждение, нежели запоздалая скорбь), президент Рейган принял решение о создании в США сложной и дорогостоящей «Системы раннего предупреждения», способной мониторить происходящие события и на основе их анализа в опережающем порядке строить планы работы в кризисных ситуациях.

Вдохновителем создания этой системы, сумевшим не только убедить Рейгана в ее необходимости, но и, заручившись поддержкой президента, реализовать проект создания такой системы, стал легендарный адмирал Джон Пойндекстер (John M. Poindexter)– советник президента по национальной безопасности и председатель Crisis Pre-planning Group (Группа по предкризисному планированию), прозванный в журналистских кругах “Мистер секретность”.

Выступление Джона Пойндекстера в ходе слушаний в конгрессе США по вопросам сделки «Иран — контрас»

В историю этот адмирал вошел, как один из организаторов сделки «Иран — контрас» — секретных поставок оружия Ирану в обмен на освобождение заложников. Вырученные деньги направлялись на помощь никарагуанским контрас, которые вели партизанскую борьбу с просоветским режимом сандинистов.

Однако, совсем немногие знают, что Пойндекстер попал в Белый Дом не как специалист по секретным операциям, а как специалист по технологиям. Именно он предложил в рамках программы разработки системы раннего предупреждения, модернизировать ситуационную комнату.

«Мы знаем эту комнату сегодня как нервный центр, безотказно работающий 24 часа в сутки, а в то время это было технологическое болото. Пойндекстер был тем самым парнем, который оборудовал ситуационную комнату современными каналами связи коммуникации, ввел систему шифрования данных и обеспечил возможность проведения видеоконференций. Именно он внедрил в Белом Доме электронную почту. Она-то, по иронии судьбы, и сыграла роковую роль в разоблачении его участия в деле Иран-контрас»

рассказал Шейн Харрис, автор знаменитой книги «Соглядатаи: становление американского государства слежки».

Читателям будет небезинтересно узнать, что полномасштабная реализация идеи адмирала Пойндекстера по расширению возможностей ситуационной комнаты потребовала еще 35 лет. Идея заключалась в увязке воедино информационных систем ЦРУ и управлений и штабов министерства обороны, а также в создании общей базы данных и межведомственного комитета разрабатывающего программы ответа на теракты до того, как они совершены.

В начале 2010ых эта идея была реализована с привлечением не только ресурсов государства, но и бизнеса с использованием аналитических возможностей платформы Palantir.

Скриншот экрана аналитика, работающего на платформе Palantir http://arnoldit.com/wordpress/2010/06/28/business-intelligence-optimism-and-palantir/

Но вернемся в 80е годы. Проект модернизации ситуационной комнаты (превратившейся в ситуационный центр) и запуск системы раннего предупреждения, были осуществлены. Все технические задачи были решены.

Однако, главная цель проекта — обретение возможностей для предсказания кризисов — достичь так и не удалось.

Даже будучи оснащенными самыми современными средствами коммуникаций и вычислений и имеющие доступ к огромным базам данных оперативной и стратегической информации, эксперты ситуационного центра так и не научились давать предсказания будущего развития событий с хотя бы удовлетворительной точностью.

Эта неудача не обескуражила «Мистера секретность». Он понял, что столь масштабную задачу, как предсказание будущего, в рамках одного проекта не решить. Для этого необходимо создать специальное ведомство, которое объединит для решения самых важных задач национальной безопасности усилия лучших исследователей в области IT, оснащенных самым передовым оборудованием и программным обеспечением.

Адмирал Пойндекстер в течение нескольких лет пытался пробить создание такого ведомства. Но это было весьма сложно. И даже не из-за требуемого бюджета (весьма не маленького), а из-за требуемого режима абсолютной секретности и неподотчетности, на которых настаивал генерал.

Но тут случилась террористическая атака 9/11 и стало ясно, что создание системы предсказания терактов просто необходимо. Любой ценой и на любых условиях.

И в январе 2002, всего через 4 месяца после теракта 9/11, при Агентстве по передовым оборонным исследованиям DARPA было создано новое суперсекретное Бюро Информационной Осведомленности (Information Awareness Office — IAO), шефом которого стал Адмирал Пойндекстер.

Эмблемой IAO стало «Всевидящее око», наблюдающее за миром, с латинским девизом «Знание — сила».

Взлет и падение «биржи терроризма»

Одним из первых проектов «Всевидящего ока» IAO стал, как не трудно догадаться, проект предсказания будущих террактов.

Как было рассказано в 1ом посте этого постосериала, существует 2 основных способа повышения точности предсказаний:

1) поиск супер-предсказателей, способных выдавать достаточно точные прогнозы;

2) агрегация предсказаний толпы с помощью рынков предсказаний.

1й способ, на вскидку, кажется уж совсем каким-то шаманством. На его фоне 2й способ, с использованием Теоремы Кондорсе и прочей математикой выглядит куда более наукообразным.
Это и предопределило выбор метода, легшего в основу 1й исследовательской программы IAO в области предсказания будущего.

Эту программу назвали Future Markets Applied to Prediction (сокращенно FutureMAP- Карта будущего) — Рынки будущего, используемые для прогнозирования.

Прежде чем продолжить рассказ о программе FutureMAP, вкратце поясню, как работают рынки предсказаний.

Как работают рынки предсказаний

Даже среди отличников по теории вероятности далеко не каждый знает о теореме Кондорсе. Эта теорема была сформулирована маркизом де Кондорсе еще в 1785 г: если вероятность предсказания каждого независимого индивидуума больше 50%, то вероятность того, что большинство даст верное предсказание стремится к 100% по мере увеличения числа предсказывающих индивидов.

Из этой простенькой теоремы проистекает абсолютно фундаментальное и поразительное следствие:

значительное число предсказаний независимых индивидов (взятых в совокупности) в большинстве случаев дает лучший результат, чем предсказания профессиональных экспертов.

«Толпа» может предсказать результаты событий, которые еще не произошли, лучше любых, даже самых умных и продвинутых профессиональных экспертов.

Тогда возникает резонный вопрос: если с помощью теоремы Кондорсе можно так здорово предсказывать будущие события, так что же ее уже более 200 лет не используют в этих целях? Ответ прост — не было интернета. С появлением интернета в конце прошлого века на основе теоремы Кондорсе был создан новый класс приложений — «рынки предсказаний» (Prediction Markets). Число компаний, использующих этот новый класс приложений, выросло с трех в 1997 до более 700 в 2010 году.

Понять, что такое «рынок предсказаний» (РП), совсем несложно.

Это спекулятивный рынок типа фондовой биржи, участники которого имеют цель заработать на предсказаниях. Стоимость активов (контрактов-ставок на предсказание конкретного исхода какого-либо события) трактуется как вероятность того, что эти исходы материализуются в будущем.

Например, можно попросить народ предсказать, кто победит на выборах Президента США. Покупаете контракт-ставку на выигрыш в президентской гонке Мистера Х по его текущей цене в $47,9. Такая текущая цена продажи контракта означает, что сегодня «коллективный разум» всех участников РП оценивает шансы Мистера Х на выигрыш в 47,9%. Проходит, допустим, два месяца, и Мистер Х выигрывает на выборах. Вам за купленный вами контракт-ставку выплачивают $100 (поскольку вероятность этого исхода — выигрыш Мистера Х — составила 100%). Вы заработали $52,1. А если вы купили не один, а 10 000 контрактов-ставок? Выиграть можно совсем нешуточные деньги. Равно как и проиграть.

В США вот уже на трех последних президентских выборах предсказания РП оказываются точнее любых опросов общественного мнения и любых прогнозов экспертов. Например, ошибка РП «MAPE of IEE» составляла всего 1,5%, против ошибки Gallup Poll в 2,4% (а до сего времени Gallup Poll славился самыми точными оценками).

Аналогичным образом, предсказания победителей премии Оскар, сделанные с помощью РП, точнее экспертных предсказаний специалистов киноиндустрии. Прочих примеров — масса. Желающие их легко найдут сами.

Итак, программа FutureMAP была построена на использовании РП для «избегания сюрпризов в предсказаниях будущих событий»

Ядром новой программы стал проект PAM (The PolicyAnalysisMarket), основанный на технологиях РП. Идея проста как редис.

С одной стороны, тот, кто сможет на РП предсказать новый теракт, сможет на этом нехило заработать.

С другой стороны, если спецслужбы заранее узнают из такого предсказания, где и когда может случиться теракт, они смогут заранее подготовиться — и теракт не застанет спецслужбы и общество врасплох (как это было 11 сентября 2001 года). Более того, зная прогноз, спецслужбы сделают все возможное, чтобы попробовать изменить будущее, чтобы предсказание не сбылось.

Естественно, столь экзотическую идею попытались упаковать в максимально скромные одежды, типа того, что

РАМ используется для предсказания важнейших экономических, политических и военных событий на Ближнем Востоке.

Но «уши» проекта довольно скоро вылезли наружу. И тогда в игру вступило ЦРУ, руководство которого не желало отдавать первенство в разработках технологий предсказания будущего военным.

Далее был разыгран “стандартный сценарий” спецоперации ЦРУ:

  1. Закрытая информация о проекте “вдруг” утекла к журналистам и политикам.
  2. Два сенатора — демократа тут же наехали на проект “Мистера секретность”, обвинив и его, и проект во всех мыслимых и немыслимых грехах.
  3. Далее последовал всесметающий артобстрел главным калибром — журналистское расследование газеты New York Times, несколько дней подряд печатавшей эту “детективную историю”.
Обвинения против проекта РАМ и всей программы FutureMAP были до идиотизма примитивные.

Если террорист точно знает, что следующий теракт произойдет с небоскребом «Утюг», то ведь он, наверняка, захочет на этом своем тайном знании заработать, и на все деньги, что у него есть (а может, еще и кредит возьмет), сделает ставку на РП РАМ. Потом он взрывает «Утюг», а родня («Аль-Каида» и прочие террористы) получает многомиллионный выигрыш на РП.

В результате:

  1. и теракт сделали,
  2. и здорово на этом заработали.

Вывод 2ух сенаторов: такого безобразия мы, американский народ, допустить не можем. Пусть уж террорист нас взорвет, — черт с нами. Но заработать на этом мы тераристам не дадим! (ну прямо, как в частушке: “я вдова уже 7 лет, все мне надоело, щас я сяду на плиту, чтоб она сгорела!”).

Самое удивительное, что ни Коггресс, ни Минобороны вообще не запросили у IAO никаких подтверждающих фактов к этой обвинительной пурге двух сенаторов и New York Times. Ни-ка-ких!

Как и все успешные спецоперации ЦРУ, избиение Министерства обороны (осуществленное руками “полезных идиотов” — двух сенаторов и редакции New York Times) было быстрым и сокрушительным.

Артобстрел New York Times продолжался всего 4 дня с 28 по 31 июля 2003. А уже 1го августа стало известно:

— адмирал Пойндекстер уходит в отставку,
— проект РАМ и всю программу FutureMAP закрывают,
— а рынкам предсказаний законодательно запрещается на территории США играть на деньги, приравняв это к азартным играм.

Желающие познакомиться с деталями этой захватывающей истории могут обратиться:

Что это было?

Для адмирала Пойндекстера все произошло столь сокрушительно и мгновенно, что ему, подобно генералу из фильма “ Особенности национальной охоты” оставалось лишь спросить, приходя в себя, — “Что это было?

Кадр из фильма “ Особенности национальной охоты”

А было это ударом ЦРУ, вышибшим на целую декаду Министерство обороны вместе с ее агентством DARPA из гонки за обретение технологии предсказание будущего.

ЦРУ и есть ЦРУ, — циничные прагматики, сметающие всех, кто встал на их пути. На этот раз на их пути встал “Мистер секретность” и поплатился за это по полной.

Ну а в ЦРУ лишь сказали по поводу этой истории:

“Решение о свертывании программы FutureMAP было, по крайней мере, преждевременным, если не ошибочным. Большая часть доказательств, полученных в рамказ программы, демонстрирует, что рынки предсказаний являются надежными агрегаторами разрозненной и разобщенной информации и могут привести к более точным прогнозам, чем прогнозы экспертов. Если это так, рынки прогнозов будущего могут в значительной степени способствовать развитию стратегической и тактической разведки США”

… И перевели все исследования и разработки в области предсказания будущего к себе, создав в 2006 Intelligence Advanced Research Projects Activity (IARPA) для финансирования разработок прогностических технологий предотвращения грядущих глобальных кризисов и конфликтов, а также выявления потенциальных возможностей, когда США может получить преимущество перед конкурентами.

Так на смену “Мистеру секретность” пришел “Мистер Q”, решивший, подобно другому известному историческому персонажу — “Мы пойдем другим путем”.

Этим другим путем стал поиск супер-предсказателей. Но об этом в следующем посте постосериала.

_________________________

Хотите читать подобные публикации? Подписывайтесь на мой канал вТелеграме, Medium, Яндекс-Дзене

Считаете, что это стоит прочесть и другим? Дайте им об этом знать, кликнув на иконку “понравилось”