Социальный лазер против цветных революций

Остановимы ли массовые протесты инфотехнологически?

© Reuters/M. Shemetov Протесты в Москве, 27 июля 2019 года

Это просто, как дважды два. Чистая случайность, что это до сих пор не было построено.

А.Н. Толстой «Гиперболоид инженера Гарина»

На стыке физики и математики с психологией и социологией возникают поражающие своим потенциалом революционные направления исследований. Вот одно из них. В его основе прорывная научная концепция, напоминающая мне сплав идей двух знаменитых научно-фантастических романов: прообраз лазера из романа «Гиперболоид инженера Гарина» и аппарат удаленного влияния на поведение и поступки людей из романа «Властелин мира».

Это новое направление исследований называется «социальный лазер» и базируется на использовании формального аппарата квантовой термодинамики и теории поля для анализа инфо-социальных медиа-полей цифрового общества. Подобно квантовой механике, этот подход применяет небулеву алгебру логики и неколмогоровскую теорию вероятностей, — но не к физическим, а к социо-политическим процессам. Что позволяет:

✔️ прогнозировать поведение общества под воздействием каскадов инфо-волн в медиа-полях, с учетом характерной иррациональности в мыслях и поступках людей;

✔️ путем инфо-накачки медиа-поля, стимулировать социальные действия людей, фокусируя накопленную ими социальную энергию в направлении определенного «социального цвета» (тем самым как бы наполняя термин «цветная революция» вполне конкретным физико-математическим смыслом).

Ну а теперь обо всем по порядку.

О чем этот пост

Еле уловимый, но уже ощутимый запах «цветной революции» дошел и до нас. Что-то сдвинулось в массовой динамике общества. И теперь неважно, как долго этот запах будет крепчать: год или десять лет. Если не выветрится, то рано или поздно его почуют миллионы.

И что тогда будет?

Хаос? «Цветная революция»? Дворцовый переворот? А может всё как-то рассосётся?

Уточним вопрос:

✔️ Если накал настроений в обществе пробьет психологический уровень кануна «цветной революции», смогут ли тогда власти её все же предотвратить инфотехнологически — с помощью неких информационных технологий, радикально влияющих на массовую динамику, останавливая подымающуюся волну протестов?

Практика последнего десятилетия дает отрицательные ответы на эти вопросы. Если уж общество закипало миллионными протестами, ничто не могло остановить их трансформацию во всевозможные «цветные революции».

Но прогресс идет. Появляются новые технологии. Дубинки и слезоточивый газ стали далеко не единственными средствами противодействия протестам. На улицах теперь тотальное видео-наблюдение с распознаванием лиц, инфразвуковая система «Шопот» и комплекс «Стена». На ТВ — уже превзошедший в массовости теле-гипноза Чумака, — неутомимый Соловьев. А в Интернете — нарастающая активность провластных СМИ и селебрити, крепчающие средства ограничения доступа и уже не фабрика, и целое НПО троллей.

Все это круто. Но поговаривают даже, что

разрабатывается некая супер-технология радикального решения вопроса «цветных революций». Чтобы просто включить некий «рубильник», — и нет больше в народе поддержки «цветной революции». И запаха её не осталось.

А разве такое возможно?

Глава РАН Александр Сергеев считает, что да. И даже делится соображениями с журналистами, называя одним из самых перспективных направлений российской науки «социальный лазер», который позволит управлять настроениями в Интернете.

«Научиться реально управлять в Интернет-пространстве — серьезная задача» — считает Сергеев, — «хотя бы для противодействия тем же оранжевым революциям, которые там и рождаются».

Вот еще пара цитат из интервью Сергеева [1].

«Социальный эффект в данном случае похож на генерацию сигнала обычного лазера. Сначала производится возбуждение, или инверсия, среды — в физике — лазерного кристалла, в обществе, — скажем, какой-то социальной сети. А затем на среду посылается слабый управляющий сигнал, в одном случае, оптический, в другом — информационный, который снимает инверсию и за счет этого многократно сам усиливается. В лазере формируется мощный луч света, а в социуме — направленный выброс энергии толпы.»

Интервью Александра Сергеева корреспонденту «Московского комсомольца». Фото: ИА “Научная Россия”.

Использовать этот гигантский выброс энергии можно будет, по словам Сергеева,

  • как «для противодействия тем же оранжевым революциям»,
  • так и, чтобы «фокусировать энергию общества в позитивных направлениях».

О чем это говорит Глава РАН?

Это очередная фантастическая идея? Завиральный бред для выбивания бюджета на исследования?

Или же, действительно, ученые занимаются разработкой некой супер-технологии подавления «цветных революций»?

Что такое «социальной лазер»

Сначала совсем коротко и о самом главном —

«социальной лазер» существует.

Так называется революционное исследовательское направление, способное в перспективе привести к созданию прорывной технологии управления обществом с помощью информационных воздействий в медиасреде.

В основе данного научного направления аппарат квантовой термодинамики и теории поля, неколмогоровская теория вероятностей и небулева алгебра логики.

Хотя название «социальный лазер» — это все же метафора. В научной терминологии данное исследовательское направление называется «Стимулированное усиление социальных действий» (Stimulated Amplification of Social Actions — SASA).

Направление SASA развивается уже несколько лет. Разработаны методология и необходимый теоретико-математический аппарат, без которых невозможен следующий шаг — анализ и прогнозирование сложных, турбулентных социально-политических событий: от цветных революций до демократически структурированных акций протеста, подобных Brexit или избранию президентом Трампа.

В перспективе, исследования SASA не исключают практической реализации «социального лазера» в форме технологии для решения широкого спектра общественно-политических, экономических, социальных и даже финансовых задач.

Более того.

SASA — это практическое воплощение т.н. квантовоподобной (quantum-like) парадигмы. И вполне возможно, что эта парадигма принесет человечеству в XXI веке не только «социальный лазер».

Веком раньше, квантовая парадигма в физике кардинально изменила научные представления об устройстве материального мира. Теперь квантовоподобная парадигма может поменять представления о процессах познаний, принятия управленческих и финансовых решений, социологии. Ибо логика участвующих в этих процессах людей, а также оценка ими вероятностей в условиях недостатка информации не укладываются в каноны классической теории вероятностей и привычной нам булевой логики.

Вот как об этом рассказывал на конференции «Эмерджентная квантовая механика» EmQM17 автор квантовоподобной парадигмы, профессор прикладной математики на математическом факультете Университета Линнея Андрей Юрьевич Хренников.

Выступление автора квантовоподобной парадигмы проф. А.Ю.Хренникова на конференции «Эмерджентная квантовая механика» EmQM17

Этот доклад «Применение квантовой теории к познанию, принятию решений и финансам» проф. Хренников начинает с того, что

в основе иррациональности поведения людей лежит принятие решений, противоречащих классической теории вероятностей.

  • Но если мы не обладаем математическим аппаратом для описания этой иррациональность, то и не можем моделировать ход мыслей и поступков людей, приводящих их к тем или иным социальным действиям.
  • А без точной модели процесса невозможно создать механизм эффективного управления им.

Следуя логике проф. Хренникова, мы также начнем рассказ о «социальном лазере» с краткого экскурса в иррациональность человеческих решений и поиск формального аппарата для описания иррациональности поступков людей.

Парадоксы иррациональности

Современные алгоритмы аналитики больших данных позволяют выявлять в морях информации особо важные смысловые крупицы, позволяющие, если их проанализировать, решать крайне сложные задачи управления, распознавания, классификации и предсказания для любых технических процессов. Причем делается это с высочайшей точностью и на всех уровнях: от предсказания траекторий микрочастиц на андронном коллайдере до описания движения межконтинентальных баллистических ракет, комет, звезд и галактик.

За одним исключением. Когда в процессах задействованы люди, с их свободой воли и иррациональным поведением, точность предсказаний и, соответственно, качество управления такими процессами катастрофически падает.

Именно иррациональность людей, уже детально изученная психологами, экономистами и социологами, рушит многие предсказания и ставит порой неразрешимые загадки перед учеными, пытающимися эту иррациональность объяснить.

Решить проблему несоответствия человеческого поведения классической теории вероятностей частично удалось Амосу Тверски (ставшему одним из самых цитируемых психологов всех времен и народов) и Даниэлю Канеману (получившему в 2002 Нобелевку в экономике за разработанную в соавторстве с Тверски «Теорию перспектив»).

Они доказали следующее.

  • Классическая теория вероятностей не годится в качестве основы для описательных и нормативных прогнозов при принятии решений.
  • Экономическая (да и, в принципе, любая практическая) рациональность принятия решений людьми систематически нарушается вследствие предрассудков (когнитивных искажений) людей.
  • Чтобы упростить сложные рассуждения о вероятностях, люди полагаются на ограниченное количество эвристических правил (эвристик), которые, в определенном контексте, приводят к серьезным систематическим ошибкам.

Когнитивные искажения людей породили широкий спектр используемых ими эвристик. Они «зашиты» в наш разум эволюцией и мало чем отличаются от аналогичных искажений и эвристик в разуме обезьян. В результате этого классическая теория вероятностей при принятии решений далеко не всегда дает верные оценки и предсказания.

Для преодоления этого Канемен и Тверски предложили использовать «Теорию перспектив» — индуктивно-дескриптивный подход на основе учета важнейших аномалий выбора в условиях риска. Эта теория объяснила базовые психологические эффекты и парадоксы иррациональности теории принятия решений в условиях неопределенности.

Однако после этого стали обнаруживаться новые парадоксы, никак не вписывающиеся в классическую теорию вероятностей. И уже много лет теория принятия решений в экономике и теории игр развивается путем выявления все новых парадоксов (их уже 35) и их разрешения за счет модификации теории: от «Теории ожидаемой полезности» через «Теорию субъективной полезности» к «Теории перспектив».

А иной — беспарадоксной теории нет.

Да и наиболее продвинутая из всех существующих теорий «Теория перспектив» Канемена и Тверски, вместо настоящей теории с соответствующим операционным формализмом, предлагает лишь сборник эвристик.

Как написал про это автор «Парадокса Элсберга» (парадокс нетерпимости неопределенности) Даниель Элсберг [2]:

«Осмысленная оценка вероятности этих событий попросту не выводится из предпочтений (испытуемых). Теоретическое описание неопределенности на основе вероятностей в этой области не работает, если только не оценивать вероятности в рамках иной, еще не известной схемы».

Но так ли уж неизвестной?

Еще в 1936 году Биркхофф и Фон Нейман показали, что альтернативой булевой логики является квантовая логика — логика вероятностных событий квантовой физики [3]. Эта логика, математически выраженная в квантовой теории, позволяет моделировать когнитивные искажения в процессе принятия решений человеком.

Попытки увязки квантовой парадигмы с психологией предпринимались многими великими умами. В частности, принцип дополнительности в квантовой физике был изобретен Нильсом Бором под сильным влиянием «Принципов психологии» американского философа и психолога Уильяма Джеймса. А идея объединения психических и квантовых физических полей в одном психофизическом поле стала одной из ключевых тем переписки другого «отца» квантовой механики Вольфганга Паули с основоположником аналитической психологии Карлом Юнгом. В 1953 году вышла их совместная работа «Интерпретации природы и психики».

Однако потребовалось еще более полувека, чтобы в 2018 году вышли сразу несколько исследований, согласно которым все известные парадоксы принятия решений в условиях неопределенности разрешаются путем перехода от классической вероятности к квантовой [4, 5, 6]. Все эти работы были выполнены в рамках уже упоминавшейся квантовоподобной (quantum-like) парадигмы — современной интерпретации переноса аппарата квантовой физики на междисциплинарные исследования.

Расскажем о ней теперь подробней.

Квантовоподобная парадигма

По определению А.Ю. Хренникова, — суть квантовоподобной парадигмы в том, что математические формализмы квантовой теории здорово подходят для описания широкого спектра сложных систем за пределами квантовой механики и, в первую очередь, в науках о человеке и обществе [7, 16].

Андрей Хренников — профессор математики на математическом факультете Университета Линнея, директор исследовательской группы «Международный центр математического моделирования» (ICMM)

В этих областях законы классической логики и вероятности нарушаются ровно также, как и при наблюдении за квантовыми статистическими явлениями. Это проявляется в виде широкого спектра эффектов и парадоксов, что было кратко описано выше. Причина такого совпадения в том, что психологам, социологам и экономистам, подобно квантовым физикам, приходится работать с контекстозависимыми вероятностными системами, весьма чувствительным к измерениям. Кроме того, такие системы еще и «запутанные», т.е. настолько сильно взаимосвязаные, что их трудно разложить на отдельные независимые части.

Такое сходство с квантовой физикой убедило многопрофильную группу ученых (физиков, психологов, экономистов, социологов) применить математический аппарат квантовой механики для моделирования познания.

В результате, на основе квантовоподобной парадигмы сформировалась новая большая научная область — Quantum Cognition (квантовое познание или квантовая когнитивистика), в которой математический формализм квантовой теории применяется для моделирования широкого спектра когнитивных явлений, таких как обработка информации человеческим мозгом, язык, принятие решений, память, оперирование идеями и концептуальные рассуждения, здравомыслие и восприятие.

Следует особо отметь, что квантовая когнитивистика принципиально отличается от концепции квантового разума (Quantum Mind или Quantum Consciousness) в духе Хамероффа / Пенроуза. В отличие от последней, квантовая когнитивистика не основана на предположении о существовании микроскопических квантовых процессов в мозге человека. Аппарат квантовой когнитивистики чисто операционный. Просто так получилось, что некоторые экспериментальные исследования в области когнитивной психологии, экономики и социальных наук генерируют статистические данные, которые хорошо соответствуют квантовому описанию измерений и соответствующим вероятностным результатам. А раз так, то совершенно естественно использовать для их моделирования формализм квантовой механики.

Однако, использование математического аппарата квантовой механики для задач познания мотивировано не только наличием неклассических статистических данных, собранных в когнитивной психологии, но и сходством двух их базовых особенностей.

  1. Первая особенность касается представления состояния агента (например, психического состояния) как суперпозиции других (базисных) состояний. В квантовоподобном моделировании познания суперпозиции играют решающую роль, поскольку они представляют состояния очень глубокой неопределенности, которые не могут быть смоделированы классическими распределениями вероятностей.
  2. Вторая особенность заключается в том, что в психологии и теории принятия решений, как и в квантовой механике, результат большинства наблюдений зависит от порядка их измерений.

Свойство запутанности (связанности) состояний двух (или более) различных систем имеет решающее значение и для большинства специфических эффектов квантовой механики (таких как квантовая телепортация и квантовые вычисления) и проявляется в физической нелокальности (когда физическое взаимодействие происходит быстрее скорости света). В когнитивных исследованиях, запутанность проявляется не в физической нелокальности, а в контекстуальности (зависимости от контекста) когнитивных явлений.

Эта высокая чувствительность к контексту и зависимость от него (называемая контекстнообусловленная актуализация возможностей) является ключевым сходством в ментальных процессах, определяющих поведение людей, и квантово-механических процессах физического мира. Подобно физическим квантовым системам, поведение живых организмов определяется не только внешним окружением, но и собственным состоянием, недоступным для прямого внешнего наблюдения. Эта дополнительная степень свободы обуславливает многовариантность поведения системы, т.е. его непредсказуемость для внешнего наблюдателя, для которого моделирование такого поведения может быть лишь вероятностно-статистическим.

Резюмируя, можно сказать следующее.

Согласно дуалистическим взглядам Рене Декарта, существует два основных типа вещества: материальный и ментальный, и один тип не сводится к другому.

  • Материальным занимается физика.
  • Ментальным — психология.

Каждая из названных наук имеет свои теоретические и экспериментальные методологии, и кажется, что между ними нет ничего или очень мало общего. Однако физика и психология связаны гораздо сильнее, чем можно себе представить.

Квантовоподобная парадигма позволяет разрешить дуализм Декарта между материальным и ментальным путем построения общей математической модели, основанной на квантовой информации и квантовой вероятности, и применимой, как к физике, так и к познанию.

Теперь, чтобы, наконец, перейти к рассказу о «социальном лазере», осталось лишь разобраться, что же такое квантовая вероятность — основа квантовоподобной парадигмы.

Квантовая вероятность и квантовая логика

Детерминированные процессы, описываемые классической физикой Ньютона-Эйнштейна, равно как и процессы, описываемые теорией рационального поведения, основаны на Булевой логике. Первое описание этой логики было дано еще в 19 веке ее автором Джорджем Булем в книге «Исследование законов мышления, на которых основаны математические теории логики и вероятностей». Со временем Булева логика стала основной математической моделью классической логики, и по сей день играющей решающую роль в теории информации, принятии решений, цифровой электронике, технологиях связи и т.д.

Ну и конечно главное. Булева логика легла в основу классической теории вероятностей, теоретико-множественная модель которой была описана Колмогоровым в 1933 году. События в ней представляются в виде множеств, являющихся подмножествами некоторого пространства элементарных событий. Операции над событиями описываются булевой логикой, и включают в себя операций объединения, пересечения и дополнения (или в логических терминах «и», «или», «нет»).

Для любых событий A, B и C имеет место:

  • коммутативность (вероятность реализации событий не зависит от их порядка);
  • монотонность (если множество событий А включает в себя множество событий В, то вероятность А не меньше вероятности В);
  • дистрибутивность (вероятность события равна сумме вероятностей его реализации по всем возможным путям).

Однако, существуют физические явления, которые нарушают перечисленные положения булевой логики.

Например, результаты физических экспериментов зависят от порядка измерительных процедур, а вероятность комбинации событий может быть больше, чем вероятность событий по отдельности.

Вероятности событий с такими свойствами невозможно вписать ни в какое классическое (колмогоровское) вероятностное пространство. Поэтому для их математического описания была создана квантовая механика — по сути, содержащая в себе альтернативную — квантовую теорию вероятностей.

В то время как классическая теория вероятностей основана на теоретико-множественном описании,

квантовая механика основана на предпосылке, что события связаны с подпространствами (или ортогональными проекциями в этих подпространствах) векторного пространства, являющегося комплексным гильбертовым пространством.

Принятие подпространств в качестве основы для прогнозирования событий влечет за собой новую логику.

  • Классическая булева логика — это логика теории множеств и операций над ними (пересечение, объединение).
  • Квантовая логика — это логика линейных подпространств (логика проекций на разные подпространства), которая ослабляет некоторые аксиомы классической булевой логики (например, коммутативность и дистрибутивность).

Ну а теперь давайте посмотрим, насколько применимой оказывается квантовая логика при моделировании психологии людей и, особенно, принятия ими решений в условиях неполной информации.

Квантовая логика в психологии человека

Ослабление аксиом классической булевой логики (в частности, коммутативности и дистрибутивности) оказывается весьма полезным для квантового моделирования процессов познания. Человеческие суждения далеко не всегда коммутативны (зависят от порядка) и часто нарушают аксиому дистрибутивности.

Поэтому естественно попытаться использовать математический аппарат квантовой логики для моделирования познания и, в частности, для моделирования процессов принятия решений и прочих вероятностных задач психологии, когнитивной науки, социальных наук, экономики и финансов.

При таком подходе

идеи и мысли могут представляться векторами или линейными подпространствами, несущими вероятностный смысл.

Однако, важно понимать, что в квантовой механике вероятности могут быть выражены только через элементы квантовой логики, и, следовательно, неклассичность является статистическим эффектом.

Аналогичным образом неклассичность человеческого мышления можно наблюдать только как статистический эффект. И этот эффект нам хорошо известен. Это иррациональное поведение людей, которое статистически проявляется в форме когнитивных искажений, ведущих к различным вероятностным ошибкам.

Операции булевой логики («и», «или», «нет») и аксиоматика классической теории вероятностей (коммутативность и дистрибутивность) годятся лишь для описания рационального поведения людей и не позволяют дать формальное описание их иррациональности, вследствие наличия у людей когнитивных искажений.

В то же время, квантово-подобная модель позволяет формально описать когнитивные искажения. Пример такого искажения в ходе принятия последовательных решений А и Б приведен на следующем рисунке.

Квантово-подобная модель для описания когнитивных искажений в ходе принятия последовательных решений А и Б. Источник: [8]

Когнитивное искажение возникает при последовательном разрешении человеком двух неопределённостей А и Б. Каждая неопределённость имеет две альтернативы (a, b), кодируемые векторами. Когнитивное состояние человека представляется в базисе альтернативы А вектором y, параметризуемым углом φ по отношению к её базисным векторам. Величины θ и φ являются свободными параметрами модели, определяющими вероятности возможных решений.

Согласно квантовой теории, эти вероятности выражаются тригонометрическими функциями от величины угла между вектором когнитивного состояния и базисными векторами разрешаемой неопределённости [8].

Подобным образом, применение квантовой логики и квантовой теории вероятностей к моделированию познания и принятия решений позволяет формально описать не только все известные когнитивные искажения, но и практическим все известные парадоксы (Эллсберга, Алле, Мачины и др.).

Существуют и другие интересные примеры, демонстрирующие продуктивность применения математического формализма квантовой теории к психологии и принятию решений:

  • распознавание неоднозначных фигур,
  • квантовое представление эффекта порядка,
  • «Гавайский эксперимент», эксперимент по категоризации в процессе принятия решений и др.

Многие из них заинтересованные читатели смогут найти в работе [7].

Т.о. работы последних лет убедительно продемонстрировали, что

применение квантово-подобного подхода позволяет создавать модели широкого спектра задач психологии и принятия решений.

Есть известное выражение великого физика Ричарда Фейнмана —

«То, что я не могу создать, я не могу понять».

Но ведь справедливо и обратное —

То, что мы можем понять, мы можем создать.

И если квантовоподобная парадигма позволяет не только понимать, но и моделировать динамику ментальных состояний людей, определяющую их предпочтения и принимаемые ими решения (включая иррациональные), то значит можно попытаться создать механизм для оказания влияния на эту динамику — своего рода «социальный лазер».

  • Как он работает?
  • Каковы перспективы его практического применения ?
  • Сможет ли он стать сверх-оружием против “цветных революций”?
  • Каковы шансы, что изобретение профессора Хренникова ждет судьба, подобная изобретению инженера Гарина?

Об этом читаете через два дня в заключительной части поста.

________________________________

Если понравился пост:
- нажмите на “палец вверх”;
- подпишитесь на
обновления канала на платформе Medium;
- оставьте комментарий.
Еще больше материалов на моем Телеграм канале «Малоизвестное интересное».
Подпишитесь

Сергей Карелов

Written by

Малоизвестное интересное на стыке науки, технологий, бизнеса и общества - содержательные рассказы, анализ и аннотации

Welcome to a place where words matter. On Medium, smart voices and original ideas take center stage - with no ads in sight. Watch
Follow all the topics you care about, and we’ll deliver the best stories for you to your homepage and inbox. Explore
Get unlimited access to the best stories on Medium — and support writers while you’re at it. Just $5/month. Upgrade