Новая реальность: риск–преимущества вместо конкурентных

Анри де Тулуз Лотрек, “В цирке Фернандо”, 1888.

За последние десятки лет управление бизнесом и стратегирование существенно усложнились. Практически любая бизнес структура стала куда более зависимой от государства и общества чем раньше. И даже если опустить первое, прозрачность компании, сила потребителей и дешевые коммуникации сформировали из потребителей куда больший рычаг влияния на бизнес, чем традиционная конкуренция между рыночными игроками.

При этом мы всё равно оперируем понятием “конкурентное преимущество”, несмотря на то, что само понятие выбора между конкурентами и альтернативами претерпело существенные изменения. Более того, на состояние вашего бизнеса радикальное влияние оказывает не конкурентная среда, а ситуация неопределенности и неизвестности, в рамках которой приходится работать современному бизнесу.

Российский пример — введение санкций и контрсанкций, политика импортозамещения, государственная пропаганда. Они оказали на большинство бизнесов куда более серьёзное воздействие, чем соседи по рынку, конкуренты. Тем не менее мы в большей степени заняты анализом их состояния и поиском конкурентных преимуществ, избегая работы с непредсказуемостью. “Черными лебедями” в терминологии Нассима Талеба.

Но ситуация (не только в России, глобально) такова, что на устойчивости бизнеса сказывается значительно лучше обладание не “конкурентными”, а “рисковыми” преимуществом (risk advantages). Т.е. обладание навыком работы в изменчивой среде. Обладание навыком изменения организации, навыком гибкого реагирования и формирование “подушек безопасности” в безрисковых зонах, не подверженных влиянию тех самых “черных лебедей”: неожиданных событий, радикально меняющих карту спроса и предложения. Хотя, конечно, их и невозможно предсказать.

Восприимчивость к рискам и неопределенности может лечь в основу уникального, но не конкурентного преимущества. Что это означает на практике? Диджитал уже сделал некоторые рынки адским местом без клиентов и прибыли. Новые технологии, интернет вещей, непредсказуемость климатических изменений, искусственный интеллект — это неопределенности, к которым надо вырабатывать иммунитет, закладывать их в планы по трансформации собственного бизнеса, выставлять маркеры и постоянно их анализировать, занимаясь стратегированием.

В конце концов, мы упираемся в организационный дизайн, производственную гибкость, кроссплатформенность – они понятны. Но вот культура работы с рисками, формирующая преимущество — это вопрос открытый. Всего лишь простой её аспект — формирование дальнейших планов не поквартально (например), а когда вы обладаете максимальным количеством актуальной информации — это уже фактор, сказывающийся на гибкости всей бизнес-системы. Анализ не столько вероятных событий, а взаимосвязей, цепочек “воздействие-реакция” — тоже один из важнейших навыков. Тогда вам не надо будет заниматься составлением всякого рода рейтингов опасностей, угроз и возможностей. Вы получите более целостную картину, применить которую можно даже для обоснования тренда на грузинскую кухню, что замещает японскую на российском ресторанном рынке. Но это, наверное, тема отдельных постов.

Ну и конечно, самое важное… “Риск-преимущество” в основе своей содержит анализ и (чаще всего) сопротивление общерыночному тренду, стадному чувству, испытываемому всеми игроками и приводящему, например, к повсеместным ценовым войнам с тотальным падением качества предложения. С точки зрения “конкурентного преимущества” выигрывает тот, у кого больше финансовый ресурс (демпингующий дольше всех забирает весь рынок), но зная о таком риске и понимая, что за рынок достанется победителю, можно выстроить совершенно иную стратегию, подготовившись к тому, чтобы пережить период расплёскивания прибыли на рынке “конкурентов по цене”.


Возникли вопросы? Мы всегда готовы ответить на них на странице Syndicated Brands в Facebook.