Что бы вы не думали, вы не знаете собственного разума.

Как вы считаете, расовые стереотипы — ложь? Уверены? Я не спрашиваю, уверены ли вы, что стереотипы ложны или нет, но думаете ли вы, что они таковы. Вопрос может показаться странным. Ведь каждый из нас знает что мы думаем, так?

Большинство философов сознания согласятся, что мы имеем привилегированный доступ к нашему мышлению, который в основном защищён от ошибок. Некоторые доказывают, что мы имеем аппарат «внутреннего чувства», исследующий рассудок так же, как другие чувства — мир. Тем не менее, есть исключения. В середине двадцатого века философ-бихевиорист Гилберт Райл настаивал на том, что мы изучаем наш разум не внутренним чувством, но наблюдая собственное поведение, и что друзья знают наш ум лучше, чем мы (отсюда анекдот: два бихевиориста только что переспали и один поворачивается к другой: «Это было хорошо для тебя, дорогая. Скажи же, как это было для меня?»). И современный философ Питер Каррутерс разделяет подобный взгляд (исходя из других соображений), доказывая, что наши убеждения о наших мыслях и решениях есть результат интерпретации себя и эти убеждения часто ошибочны.

Доказательством служит экспериментальная работа в социальной психологии. Известно, что люди думают, что они имеют убеждения, которые в действительности не разделяют. Например, если предложить выбрать из нескольких одинаковых предметов, люди склонны выбирать самый правый из них. Но если их спросить о причине такого выбора, они придумывают оправдание, говорят, что выбранный предмет лучшего качества или красивее. Если человек выполняет определённое действие в ответ на забытое уже гипнотическое внушение, то затем он придумает причину этому действию. Само-интерпретация — то, чем объясняется субъективные действия в вышеперечисленных примерах: люди не знают настоящее объяснение своим поступкам (гипнотическое внушение, когнитивное искажение в сторону правого), поэтому подмешивают приятное основание поведению и вписывают его в свои суждения.

Множество исследований подтверждает это объяснение. Например, если людям дано указание кивать во время прослушивания записи (что объясняют им проверкой наушников), то они чаще выражают согласие с тем, что слушают. И если им предложить выбрать из двух предметов, которые люди оценивают одинаково предпочтительными, то после выбора одного из них, люди склонны выбранный предмет оценивать выше. И снова, кажется, люди несознательно интерпретируют собственное поведение, воспринимая кивок как индикатор согласия, а выбор как проявление предпочтения.

Каррутерс, опираясь на эти исследования, создал убедительную систему интерпретации представлений человека о себе, изложенную в книге The Opacity Mind (2011). Система базируется на заявлении, что люди (и прочие приматы) имеют ментальную подсистему, производящую суждения о том, что другие чувствуют и думают, основанные на наблюдении их поведения. Каррунтерс доказывает, эта же самая система ответственна за знание нами нашего рассудка. Люди не имеют вторую, внутренне-направленную систему толкования разума; скорее, они достигают самопознания через первую, направленную вовне и на других, систему, приложенную к самим себе. И поскольку система внешняя, она имеет доступ только к чувственным представлениям и должна делать выводы, полагаясь на них.

Причина того, что мы знаем наши мысли лучше, чем другие, очень проста — мы имеем больше чувственных данных, на которые полагаемся — не только ощущение наших речей и поведения, но и эмоциональные ответы, чувство тела (боль, положение конечности), и богатую вариацию картин воображения, включая непрерывный поток внутренней речи (есть строгое доказательство, что воображение задействует те же механизмы мозга, как и восприятие, и протекает также). Каррутерс называет эту теорию толкованием чувственных данных (ISA) и подкрепляет последнюю большим количеством экспериментальных доказательств.

Теория ISA имеет интересные следствия. Одно из них таково: мы не имеем осознанных мыслей и не делаем осознанных решений. Если бы делали, то делали бы их директивно, но не через толкование. То, что мы принимаем за осознанное мышление и решения, есть чувственные картинки — в частности. эпизоды внутренней речи. Эти картинки могут выражать мышление, но им необходима интерпретация.

Другое следствие — мы заблуждаемся о собственных убеждениях. Возвратимся к вопросу о расовых стереотипах. Я предполагаю, вы думаете, они ложные. Но если ISA корректна, вы не можете быть уверены, что так думаете. Исследования показывают, что люди, утверждающие, что расовые стереотипы — ложь, действуют так, будто на самом деле они истинны, если не внимают тому, что в этот момент делают. Обыкновенно утверждается, что такое поведение является манифестацией имплицитного искажения, противоречащего эксплицитным убеждениям личности. Теория предлагает простое объяснение, если ISA верна. Люди думают, что стереотипы верны, но поскольку не приемлемо признавать это, они говорят, что стереотипы ложны. Более того, они говорят это самим себе во внутренней речи и ошибочно интерпретируют себя убеждёнными в ложности стереотипов. Люди лицемеры, но лицемеры не сознательные.

Если наши мышление и решения все несознательные, как ISA предполагает, то этикам предстоит много работы; мы считаем, что люди не подлежат ответственности за несознательность. Принимая ISA, мы не должны вывести ответственность из уравнений, но обязаны радикально переосмыслить её.

Оригинал https://aeon.co/ideas/whatever-you-think-you-don-t-necessarily-know-your-own-mind

Like what you read? Give Shwarts A.A. a round of applause.

From a quick cheer to a standing ovation, clap to show how much you enjoyed this story.