Настоящий полковник

– Дим, — сказала я, стоя сзади него с веником и совком в руках, — ну может хватит уже этих баб?

– Да ладно, — ответил он. — Мы с тобой сто раз это обсуждали. Не хватит.

Я вздохнула и принялась подметать вокруг его рабочего места, а он продолжал:

– Я ж не сплю с ними. И вообще они мне никто. Да ты посмотри на них — страшные затраханные жизнью бабы. Ты лучше.

Я не отвечала. Всё это я слышала уже тысячу раз.

– Я даже не помню, как кого из них зовут. Сверяюсь каждый раз по списку, чтоб не ляпнуть. А, кстати, Санёк вчера рассказал — он придумал такую фичу. Берёт не всех подходящих баб подряд, а только на одно имя. Например, в январе окучивает Тань, в феврале Маш, а в марте… ну не знаю, какие ещё имена есть? — ну вот типа как тебя, Оксан. И никогда не путается. Хочешь, я тоже так буду?

– Не хочу.

– Ну я пошутил. Хочешь, Оксан вообще всех из списка выкину?

– Не хочу.

– На тебя не угодишь. А чего ты хочешь?

– Хочу, чтоб ты бросил этих баб и пошёл работать.

– А это что, по-твоему, не работа? Я тут по двенадцать часов в день упахиваю. И где я ещё столько денег заработаю, да ещё не выходя из дома?

– Не работа. Это обман и мошенничество и…

– Какая тебе разница? Деньги есть деньги. И никакого риска. И тётки эти хоть какое-то раз в жизни развлечение получают: надо же, с ними настоящий американский полковник роман крутит.

– «Настоящий», ага…

– В общем, хватит ныть. Давай собирайся, поедем прогуляемся. Надень то платье… ну ты знаешь. Хочешь, заедем купим тебе те серёжки?

– Хочу.

– Ну вот и умница. Поди сюда, поцелую.

Я подошла. Он поцеловал. Вот так всегда. Все нежные слова — страшным тёткам в мониторе, а мне — серёжки, платье и «поди, поцелую». Ничего, я потерплю ещё. Главное, накопить на несколько месяцев съёма квартиры. Джон обещал, что после военной операции в Сирии прилетит ко мне в Москву. Не сюда же его звать.

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.