Базовая истина экономики — нет никакого пирога. Ошибка социализма.

Знаете, в чем фундаментальная ошибка социализма? Социализм (в любой форме) верит в существование экономического пирога — некой заданной величины благ, которая в сущности неизменна, но распределена определенным образом между людьми. С точки зрения левых — распределена несправедливо в пользу богатых, поэтому так нужно перераспределение (как минимум) или “отнять и поделить” (по-честному).

Доказать приверженность социализма “экономическому пирогу” нетрудно. Только так можно объяснить основные их положения: социальное равенство, перераспределение, эксплуатация богатыми бедных. Если бы социалисты считали, что экономика — суть динамика, обеспечиваемая созидательной деятельностью человека, то они не могли бы говорить о необходимости принудительного “справедливого” перераспределения благ. Если количество благ не задано, а имеет, в сущности, теоретически бесконечную величину, то перераспределение будет не более, чем ограблением тех, кто вносит вклад в создание новых благ и наделение этими благами тех, кто ничего для увеличения богатства не делает — собственно, так оно и есть на самом деле, но социалистическая теория исходит не из этого (поэтому левые не считают национализацию и перераспределение грабежом).

Верно то, что независимо от природных ресурсов, которые теоретически заданы, количество благ в человеческой экономике бесконечно. Даже учитывая тот факт, что залежи природных ресурсов имеют заданное природными процессами количество, даже их можно считать не-ограниченными в силу очень большого количества, которое человечество еще не скоро исчерпает — это не суть важно для нашего рассуждения, но позволяет понять, почему даже обладание природными ресурсами не является залогом вечного богатства. Любые другие блага, в принципе, могут быть созданы и создаются людьми. Тот факт, что они создаются, а не находятся в природе, говорит о том, что их нельзя перераспределить. Несмотря на то, что сегодня, безусловно, перераспределяются деньги, данное утверждение остается верным — ведь деньги являются товаром, который имеет такое свойство — принимаются всеми к обмену на любой другой товар (блага), при этом большее количество денег у человека означает, в подавляющем большинстве случаев (если мы не говорим о сверх-коррумпированном failed state), что он обменивает больше благ, им произведенных. Следовательно, любое перераспределение, исходящее из “социальной справедливости”, будет ограблением тех, кто производит больше в пользу тех, кто производит меньше. Любое перераспределение государством осуществляется исключительно за счет тех, с кого государство собирает налоги в любой их форме: прямой, косвенной или инфляционной (эмиссия новых денег через кредитование или печать). Социализм может оправдать такое перераспределение только апелляцией к экономическому пирогу — объективной заданной величине благ, которые пребывают в экономике и постоянны (не уменьшаются и не увеличиваются). Моральным оправданием здесь служит рассуждение — если ты зарабатываешь больше, значит твой успех обеспечен за счет кого-то другого. Примером такой логики служит высказывание Барака Обамы, который так и сказал: «Если у вас есть бизнес, то это не вы его создали. Это произошло благодаря другим».

Иными словами, социализм придерживается такого взгляда на экономические отношения, который можно описать как игру с нулевой суммой — победитель получает всё. В конечном итоге всякий обмен для честного социалиста рано или поздно превращается в грабеж. Грабит всегда продавец. Покупатель всегда теряет. Отсюда и вечные претензии к предпринимательству, к бизнесу, которое “завышает цены” из-за своей жадности. Никакие иные объективные факторы в расчет уже не берутся, например действия государства, которое является самым крупным экономическим игроком в мире, имеющем монополию на производство денег, в которых и выражаются цены (и которое имеет огромную долю на рынке образования и медицины — но любые упреки достаются все равно частным школам, больницам и университетам). Отсюда мы можем даже, очень осторожно,сделать предположение, что социализм мотивирует воровать даже на индивидуальном уровне. Не зря теме грабежа, воровства и кражи в социалистической риторике уделяется столько внимания (на воре шапка горит).

К слову, социализм совершенно не ценит фактор усердия, смекалки и трудолюбия. Любое благо как будто-бы “отыскивается” через труд как таковой, независимо от формы и качества труда. Поэтому национализация представляется совершенно справедливым процессом возврата народу того, что ему принадлежит по праву (какому?). Чаще всего в истории национализировали сырьевой и обрабатывающий, авиа и жд-инфраструктуру, коммуникации и связь. Из всего этого именно сырью уделено особое внимание — для левых само наличие сырья в земле уже достаточно для объявления его общим, как если бы не нужно было прилагать никаких усилий для его поиска, добычи, вложений в оборудование, постоянного участия на фондовой бирже и т.д. Это один из самых ярких примеров ловушки “экономического пирога” — “природность” благ автоматически воспринимается как “общедоступность”, словно достаточно протянуть руку и поднять упавшее яблоко.

Современный социализм, встречающийся повсеместно в политике любого государства в мире в разной степени (кроме, разве что, Сингапура, Гонконга и еще нескольких небольших держав), ведет себя имплицитно. Оголтелые левые активисты уверены, что живут в капиталистических государствах и призывают к перераспределению. Сложно не заметить, насколько нелепо называть современную Францию, США или Россию капиталистическими странами. Высокие налоги, концепция “социального государства”, мощный госсектор, антимонопольное законодательство, регулирование трудовых отношений и норм производства, монополия на деньги, десятки министерств и сотни ведомств — все это попросту игнорируется левыми, а весь удар приходится на частные компании. По всей видимости, потому что для социалиста все государственное равнозначно хорошему, правильному, справедливому. Поэтому налогообложение, особенно для богатых, всегда ими приветствуется как “справедливая мера”. А многочисленные издержки, порождаемые big government, которые и являются причиной тех зол, что левые приписывают “алчным буржуям” — не принимаются во внимание.

Нет никаких сомнений, что при всей воинственной и агрессивной риторике, социалисты вполне легально существуют только потому, что они полезны для big government. Идея пирога, как какое-то проклятие, витает над умами людей, и её воспринимают всерьез, хотя она совершенно абсурдна. Вы можете назвать её как угодно — пиццей, x-величиной, мороженым или конфетой, пирог здесь — просто образ. Тем не менее, очень важно доказать и доказывать, что экономика не пребывает в покое, или равновесии, нарушаемом буржуями, что нет никакого смысла перераспределять то, что производится постоянно и чьё производство — не абстракция, а труд реальных, живых людей.