Возражения против абортов

45-й президент США Дональд Трамп, дай Триединый Бог ему разума и воли, подписал указ, запрещающий государству финансировать организации, пропагандирующие аборты. И это прекрасно (хотя Трамп не первый, кто подписывает такой указ, это делали республиканцы и до него). Людям, называющим себя “про-чойсерами”, т.е. якобы выступающими за выбор (убивать или не убивать), здорово от этого припекло. Эти люди мракобесны и радикально настроены, хотя и принадлежат в большинстве к атеистам (хотя последние любят ассоциировать себя с наукой). Есть среди них и ренегаты, считающие себя христианами.

Давайте напомним этим людям, почему аборт — это плохо.

  1. ) С точки зрения биологии эмбрион человека является человеком (прошу прощения за каламбур). К сожалению, приходится повторять раз за разом эту очевидную научную истину о том, что эмбрион НЕ является органом матери. Эмбрион — это человеческий организм в определенной стадии своего развития.
  2. ) С точки зрения генетики эмбрион — человек. Из него нельзя вырастить шимпанзе или саламандру. Сразу после зачатия задается генетический пол и набор генов, т.е. наследственность, характерные признаки, внешность — всеми этими ПРИСУЩИМИ КАЖДОМУ ЧЕЛОВЕКУ свойствами и признаками обладает эмбрион. Таким образом, крохотный эмбрион — это индивидуальность, которой хотят не дать раскрыть себя и свой потенциал абортмахеры и безответственные/глупые мамы.

3. ) Поскольку убийство детей (аборты) неразрывно связано с народонаселением, я не могу обойти и экономический аргумент, и не считаю это циничным. Так, великий испанский экономист Хесус Уэрта де Сото пишет, что: «Для австрийцев люди не однородный фактор производства, а множество личностей, наделенных врожденной способностью к предпринимательскому творчеству. Поэтому они рассматривают рост численности населения не как помеху экономическому развитию, а как его движущую силу и необходимое условие. Более того, было показано, что развитие цивилизации включает постоянный рост горизонтального и вертикального разделения практического знания, которое возможно только в условиях параллельного роста числа людей, достаточного для поддержания наращивания объема практической информации, используемой на социальном уровне. Эти идеи были затем развиты учеными, находившимися под влиянием австрийской школы, такими как Джулиан Саймон, который применил их к теории роста населения в странах третьего мира и к анализу положительных экономических последствий иммиграции».
Обратите внимание, что де Сото пишет о врожденной способности к предпринимательскому творчеству. Убивая детей — мы убиваем свой творческий потенциал.

4. ) Правовой аспект. Хотя такой, вроде бы, сторонник свободы, как Мюррей Ротбард, считал, что у матери есть право на свое тело, подлинная традиция свободного рынка неизбежно опирается на естественное право, которым наделены все человеческие существа по факту своей принадлежности к человеческой природе без всякого исключения. Это простая и абсолютная, априорная формулировка позволяет людям найти источник своих прав и свобод не в писанных и вечно меняющихся законах государств, а в самой своей природе, а последняя, в свою очередь, является божественной идеей. Так вот, естественное право наделяет каждого человека правом на жизнь безотносительно к каким-либо условиям и условностям. Мать имеет право на свое тело до тех пор, пока её же собственные действия не приводят к появлению (абсолютно закономерному, а не случайному!) в её теле нового человека. С этого момента она обязана соблюдать его право на жизнь и эта обязанность вменяется ей потому, что она стала причиной его появления именно в её теле. В то же самое время, врач, совершающий аборт, является убийцей и должен нести наказание за своё деяние.

5. ) Можно было бы предположить, что наличие таких явлений, как изнасилования и патологии служат аргументом в пользу абортов. Однако это хитрая попытка использовать исключения для того, чтобы оправдать общую практику. Такие исключения имеют свои решения.
Изнасилование должно быть наказано и в этом отношении современные наказания совершенно бесполезны для возмещения ущерба самой жертве. Насильник должен, во-первых, уплатить жертве огромную сумму денег. Но этим он не возместит ей моральный ущерб. В таком случае жертву надо наделить возможностью вершить судьбу насильника, чтобы она смогла морально удовлетворить свою обиду. Она может решать, пойдет ли насильник в тюрьму, на лесоповал или даже, я считаю это допустимым, он может стать её слугой на некоторое время и работать в её пользу, принося доход её семье. Нельзя исключать и возможности примирения, например, если и насильник (если он совершил преступление впервые в жизни) и жертва признают ребенка и готовы воспитывать его совместно или по-раздельности неся эту обязанность.В любом случае, юридические решения предоставляют нам простор для решения таких проблем, в то время как убивать невиновное в преступлении создание следует полагать недопустимым в цивилизованном мире. 
Что касается патологий, то, во-первых, допустимо предоставить матери право решения судьбы такого ребенка, но при условии, что ей будет в полной мере объяснено, что она совершает убийство и при условии, что степень патологии очень серьезна. В этом случае можно сделать исключение в законе, дабы не наказывать такой выбор, ибо сама необходимость его делать уже является трагедией — тут я имею ввиду исключительно юридический аспект, а не моральный. 
Во-вторых, не является секретом, что в будущем мы вообще сможем исключить такие трагичные случаи благодаря научному прогрессу. Возможно, мы научимся исправлять болезни с помощью генетики, т.е. на стадии развития маленького организма, а так же предотвращать внематочную беременность. Главное, чтобы мы не обманывали сами себя, называли вещи своими именами.

6. ) Наконец, я сталкивался с совсем уж неубедительным аргументом в пользу убийств детей, который апеллирует к социальному неблагополучию и малолетству матери. Здесь следует сказать, что отсутствие денег еще не является поводом для того, чтобы лишить жизни другого. С тем же успехом мы могли бы разрешить беднякам продавать близких в рабство (как это делали в древности) или просто убивать их, регулируя число голодных ртов в семье! Напротив, бедность требует дополнительной осмотрительности в таких вещах, как зачатие. Далее, никто не мешает родить ребенка и отдать его на попечение Церкви или государства — многие великие люди вышли из брошенных родителями детей. Это не клеймо на всю жизнь и не препятствие к достижению благополучия. 
Наконец, и самое главное, малолетство матери встречается среди делающих аборты в наименьшем числе! Это говорит нам и о том, что знание о применении контрацепции так же не является причиной снижения абортов. Большая часть совершивших аборт матерей принадлежит к возрастной группе старше 20 лет (от 20 до 34х). При чем, среди малолетних матерей количество абортов снизилось в России в наибольшей степени!

Итак, таковы мои аргументы вкратце, хотя каждый из них можно расширить, обосновать и т.д. Можно добавить и новые. Предлагаю пока остановится на этом и обсудить возможные добавления.