Откуда берутся экономические кризисы

Государство имеет монополию на производство денег, контроль над банковской системой. Это главнейший элемент государственного могущества — делать деньги из воздуха. Ведь наши современные деньги действительно состоят лишь либо из бумаги, либо и вовсе из ничего, представляя собой кредиты. Если сотни лет бедные государи не могли делать что им взбредет в голову потому, что не имели возможности собрать в своем кармане все золото и серебро мира, то теперь им надо преодолеть лишь самое малое сопротивление в виде собственной совести.

А ныне и этого не требуется. Не нужно даже ничего печатать. Основная масса денег представляет собой записи в банковских балансах. Она растет за счет кредитов, а последние растут тогда, когда государство понижает ставку. Это, конечно, делает кредит дешевле и вначале все счастливы, особенно банкиры, но через несколько лет бурной экономической деятельности и неуемных «трат», а точнее, взятых на телевизоры, машины и квартиры кредитов, почему-то наступает кризис.

И ничего удивительного в этом нет. В самом деле, причины лежат на поверхности. Кредитная лихорадка, или кредитный бум, заставляет людей думать, что они могут прыгнуть выше своей головы и успеют за все расплатиться. Банкиры думают, что раз берут — надо давать, и дают даже больше, чем могут осилить (ведь банки тоже должны своим вкладчикам). А производители просто обмануты тем, что спрос на их продукцию вырос — они-то видят реальные деньги, которые им приносят в их магазины и не должны думать, взяты те деньги в кредит или являются сбережениями. А раз спрос растет — растут и цены — это закон экономики, как закон гравитации — в природе. Итак, потребители рады брать дешевые кредиты, банкиры рады их давать, а производители рады продавать. Раз продажи идут хорошо, спрос растет, то надо расширять производство — иначе не поспеешь за спросом. На это берут кредит у счастливых банкиров, либо же инвестируют из средств компании, или же находят инвестора на стороне.

Проходит несколько лет. Кредиты тоже рассчитаны на несколько лет. Все это время цены на все росли, да еще и росли неравномерно, сначала в одной отрасли, а затем в других. Должники все еще остаются должниками, но вот выросшие цены делают карманы намного легче — не надо забывать, что за все это время бума росла номинальная зарплата, но не реальная. Потреблять больше, чем возможно, уже нельзя — кредиты потрачены, остались долги. Кредиты берут реже. Банки дают их не так охотно, ведь еще прошлые долги не погашены. Им приходится «сжимать кредит». Потребление упало, а куда производителям девать расширения производств? И вот тут начинаются проблемы серьезнее. Производства приходится закрывать, а персонал увольнять. Персонал тоже набирал кредиты, но теперь остался без работы. Безработица выросла, реальные доходы упали, долги остались — начинается депрессия.

Описанное мной выше представляет собой классический экономический цикл. С тех пор, как государства получили в свои руки управление банковской системой и производство денег, эти циклы не перестают нас удивлять, возникая то тут, то там.

Формально, пока длится кредитный бум, экономика показывает рост. Это усиливает позиции политических групп, которые находятся у власти в этот период, и обогащает банкиров и лоббистов. Они не страдают даже в период депрессии, так как им не дадут разориться, дадут субсидии, что угодно — в конце концов, эти производства дают работу электорату правящей партии. Демонстративно могут наказать не самые крупные банки и немного из крупных, это нам знакомо.

Ничего подобного таким кризисам не происходило бы, если бы спрос был основан на накоплениях граждан, а не взятых в долг денег. Главное здесь то, что в таком случае производители не были бы обмануты наплывом покупателей, а последние не брали бы больше, чем им под силу оплатить. Любое расширение производства в данном случае было бы долговечным, так как представляло бы собой реакцию на РЕАЛЬНОЕ УВЕЛИЧЕНИЕ БЛАГОСОСТОЯНИЯ.

Здесь есть важная мораль — кредитный бум порождает безответственность. Всеобщая вакханалия затрагивает всех — государи рады, что показатели роста взметнулись ввысь, а приближенные лояльные группы насыщены; банкиры рады повышением своих доходов; потребители рады от увеличения диагонали телевизора; производители рады очередям на кассе. Но все это лишь самообман. Люди в таких условиях не пытаются сохранить и преумножить плоды своего труда, и начинают погоню за наживой — те, кто успеет за кредитом раньше, получит его дешевле, чем последующие, но действия всех приводят к тому, что покупательная способность денег падает и, таким образом, люди неосознанно крадут друг у друга благосостояние, и хуже всего то, что страдают и те, кто решил не вписываться в этот процесс и придерживаться позиции сбережений.

Единственный способ прекратить эту «оргию» — реформировать взаимоотношения денежно-кредитной системы и государства, установив непреодолимый для государства барьер, ограничивающий эмиссию денег.

Скорость восстановления экономики после депрессии всегда зависит от того, как поведет себя государство. Если оно продолжит вмешательство в экономику и будет пытаться спасать тонущие корабли, которые само же и породило, то депрессия может длиться долгие годы и исцеление будет проходить очень медленно. Это может показаться жестким, но в действительности, чем быстрее убыточные предприятия закроются, тем быстрее экономика нормализуется и потерявшие работу тем скорее найдут новую.