Почему наши города столь неопрятны?

Почему российские города, в целом, довольно неопрятные? Кто был в странах ЕС, наверняка подметит разницу в многочисленных мелочах, из которых состоит целое. У нас — кривые поребрики и бордюры, фонари стоят криво, как и дорожные знаки; в городах много пыли, потому что значительная часть его площади никак не облагорожена (ни зелеными насаждениями, ни дорогами) и представляет собой голую землю; пешеходные дорожки то есть, то нет; паркуются люди как попало; исторические здания в провинциальных городах зачастую просто разваливаются, а в центрах строят некрасивые торговые центры. В европейских городах такого, как правило, нет. Общественное пространство…соответствует гармоничным пропорциям что-ли. В общем, города европейской части России больше похожи на африканские по благоустроенности, чем на европейские. Почему так?

Вы можете сказать, что всё дело в рыночке и вот как только все станет частным, то сразу же приобретет гармонию. Однако такое мнение не выдерживает критики — в Европе есть общественное пространство, которое благоустроено, а в России уродливые офисные и торговые строения возводят не чиновники, а российские (но, как правило, не русские) бизнесмены.

Можно также сослаться на коррупцию и поведение чиновников местного уровня. Однако такое объяснение хоть и удовлетворяет отчасти, в целом не дает общей картины происходящего. В конце концов, местные жители к неисполнению обязанностей властями относятся равнодушно — а значит, сами причастны к печальному виду городов.

У меня есть своё собственное объяснение вышеописанному феномену. И, как мне кажется, причину, которую я опишу далее, следует считать основной, а все остальные — лишь следствиями. Итак, причина неопрятности российских городов заключается в том, что большая часть их жителей живут в них относительно недавно, в третьем-четвертом поколении в лучшем случае, а значит не сформировался менталитет, который есть у жителей старинных европейских городов, что город — это не только место оказания услуг и спальный район, но и твоя история, твой дом и дом твоих детей. Это верно для исторических российских городов, которые в советское время были разорены большевиками, а их население в значительной степени очень быстро поменялось в результате искусственной урбанизации, организованной коммунистами.

В самом деле, коммунисты возили людей с места на место эшелонами, как древне-ассирийские деспоты, которые могли изгнать целые народы из их исторических областей и переселить в них другие народы. Яркий пример — город Сортавала, при Империи населенный финнами и карелами, в результате советской политики к 1950-му городу практически полностью лишился потомков тех, кто здесь жил из поколения в поколение. Сегодня население Сортавалы — это потомки колхозников (это не шутка, буквально — колхозников), которых коммунисты свезли в город после войны. Такая же судьба постигла множество других городов, поскольку большевики проводили индустриализацию искусственно и в очень сжатые сроки — за это время люди просто не успевали психологически адаптироваться и передать опыт адаптации своим детям. Кроме того, их перемещение зачастую было не совсем осознанным добровольным выбором (издержки плановой экономики). Старинные традиции городов были забыты или уничтожены вместе с сооружениями, представляющими культурную ценность (церкви, дворцы и т.д.), носители этой традиции мигрировали, эмигрировали или уничтожены. А новоприбывших вчерашних колхозников встречали свеже-выстроенные заводы , бараки, а затем безликие панельки. Такое психологическое испытание вынести дано далеко не каждому.

Урбанист Ю.Л. Пивоваров так описывает эту проблему: “Особенно серьезным и заметным оказался разрыв между двумя этапами типичной эволюции урбанизации. Первый связан с переселением в города основной массы населения, сменой занятий и т.д. (количественные показатели). Второй характеризуется утверждением городского образа жизни как феномена культуры и современной цивилизации (качественная сторона). В развитых странах Запада достаточно давно завершены оба этапа, тогда как в России и в большинстве постсоветских республик (за исключением стран Балтии), как и в развивающихся странах, процессы адаптации сельских жителей к городскому образу жизни, овладения ими городской культурой, соответствующей системой ценностей, нормами поведения и т.п., еще очень далеки от завершения. В этом важнейшее отличие современного этапа урбанизации в России и стран Запада, отражающее особенности исторического, социокультурного и государственного развития нашей страны. Так, советские приоритеты всегда ограничивали “вложения в человека”, с которыми в первую очередь связана подлинная урбанизация. Этому соответствует сохранившаяся и поныне в некоторых географо-градостроительных работах традиция рассматривать, прежде всего, материально-производственную, а не антропокультурную основу урбанизации. Между тем в мировой, в том числе и в российской, географии растет понимание того, что в постиндустриальную эпоху “качество” населения, его культура нередко становятся наиболее важными и вполне материальными факторами развития”.

Только представьте себе темпы советской урбанизации. Если при Империи, в границах включающих Польшу, Финляндию и т.д., с 1897-го по 1914-й год доля городского населения выросла с 20.1% до 30.6% , т.е. за 17 лет разница всего на 10% (с учетом роста населения), то с 1926-го по 1937-й с 16.4% до 34.3% — разница почти в 18% за десятилетие! А с 1951-го по 1956-й городское население выросло с 45.9% до 55.4%, т.е. разница более чем на 10% всего за пять лет. А с 1950-го по 1995-й с 45% до 73%. Ничего подобного не было ни в одной развитой стране Европы. С 1950-го по 2007-й темпы урбанизации в Европе составили в общем 29%, а в СССР/СНГ — 69%. Причиной этому является то, что в Европе городская культура и городское большинство (превышение городского населения над сельским) к 1950-м годам уже сформировалось, при чем за многие годы (более 150 лет), в отличие от СССР, где урбанизация проходила в очень краткие сроки. Так, в Великобритании в 1801-м году в городах от 20 тысяч населения проживало около 17.2% населения страны, а в 1861-м году 38.2%. Т.е. удвоение произошло за довольно солидный промежуток времени в 60 лет. В Германии, Италии и Бельгии городская культура имеет глубокие корни, уходящие в Раннее Средневековье — и она никуда не исчезла, достаточно посмотреть на исторические центры городов этих стран. Несмотря на увеличение городского населения, оно не было столь быстрым, чтобы вытеснить городскую культуру сельской. Можно даже сказать, что городская жизнь в европейских странах является традиционной и преемственной, когда как традиции города в России были уничтожены большевиками и вытеснены населением, которое так и не смогло познакомиться с ними (традициями).

Помимо СССР/СНГ, быстрые темпы урбанизации отмечены в странах Азии (более 100% за тот же период) и Африки (107%). Однако в отличии от СССР, в Азии (Китай, Юго-Восточная Азия) процесс переселения из сельской местности происходит добровольно и не сопровождается вытеснением коренных жителей городов, их уничтожением и т.д., хотя определенные проблемы имеются, в следствии слишком быстрого “наплыва” сельских жителей в города. Так, жители Гонконга часто жалуются на неподобающее поведение приезжих крестьян с материка, которые плюются, испражняются, орут и толкаются на улице. Во многих городах Китая та же беда, из-за чего создается общее впечатление о китайской городской жизни, как о чем-то безобразном и вульгарном — хотя это далеко не так, ведь городская жизнь в Китае имеет очень древние истоки.

В Африке неприглядность городов имеет те же причины. Крайне быстрая урбанизация в города в странах, где и так нет городских традиций — грязные некрасивые неухоженные города. И дело здесь далеко не в средствах — поскольку чистоту можно соблюдать и в бедности. У людей отношение к городу типично для психологии “временщика” — как и у многих в России, где данная психология проявляется в бизнесе, порождающем ужасающие торговые центры с разбитыми неудобными парковками.

С мигрантами в ЕС аналогичная проблема. Везде работает один и тот же феномен. Арабы и турки, жители в основном сельские, но помимо этого еще и культурно чужеродные европейцам, порождают целые кварталы, бывшие некогда по-европейски чистыми, в острова мусора и хаоса, понятного только тем, кто привык к шуму и гаму восточных базаров. Им, прежде всего, просто все равно на общественное пространство, поскольку они не понимают ценность города, в котором живут, не знают его истории и традиций и не интересуются ими. Их предки не рождались здесь, не умирали здесь и не создавали этих домов, стен, истории и атмосферы.

К сожалению, по моему мнению, неопрятные российские города порождены именно этой причиной. У нас просто нет того духа преемственности и традиций, которые требуются для создания комфортной городской среды. И управление городами ведут те же самые “временщики”, особенно учитывая их “назначаемость”, а не выборность — т.е. у нас нет и традиций самоуправления, чтобы исправить наши недостатки путем проб и ошибок. Люди просто не понимают и не знают “как сделать”. “Кривизна” окружающего пространства не вызывает в нас чувство негодования и желания “выпрямить” её. Образно говоря, потомки колхозников из центральной России не могут понять, зачем облагораживать пространство Сортавалы. Чтобы что-то исправить, нужно время, смена поколений и сознательный выбор культурно-исторического вектора и идентичности до-большевистской России.