Прощение долгов в рамках экономической свободы и национализма

Как было бы прекрасно, если, наслаждаясь экономической свободой, мы еще и использовали все моральные преимущества этого положения, переместив акцент с материального процветания как самоцели и отказавшись от радикального индивидуализма, с легкостью прощали друг другу материальные долги, организовываясь путем сплоченности и взаимопомощи, не нуждаясь в сильном государстве (ибо сильное государство нужно только радикальным индивидуалистам, а не само-организованным свободным гражданам).

Для последовательных сторонников экономической свободы сдирать последнюю шкуру со своего собрата недопустимо, потому что аморально — последняя играет важную роль в поддержании экономической свободы людей, ибо только придерживаясь морали, люди могут быть уверены друг в друге. В этом плане мне очень нравится повеление, провозглашенное во Второзаконии 15:1–2:

1 В седьмой год делай прощение. 2 Прощение же состоит в том, чтобы всякий заимодавец, который дал взаймы ближнему своему, простил долг и не взыскивал с ближнего своего или с брата своего, ибо провозглашено прощение ради Господа (Бога твоего); 3 с иноземца взыскивай, а что будет твое у брата твоего, прости.

Обратите внимание, что прощение долгов касалось только “ближних своих” и не относилось к иноземцам, т.е. к чужакам. Можно пойти дальше и сказать, что в каком-то смысле сегодня мы стали воспринимать друг друга как чужаки, потому что сограждане одной страны, одного вероисповедания и одной этнической принадлежности совсем не готовы простить долг друг другу. Предлагаю националистам взять этот момент на заметку.

К слову, повеление Втор 15:1–2 имеет еще один вариант понимания — каждый седьмой год должник освобождался от уплаты долга именно в этот год, а не насовсем. Но подавляющее число толкований придерживаются мнения, что речь идет, все же, о полном прощении долгов.

Мне могут возразить, что подобное повеление, будь оно обязательным, нарушает свободу всех, а так же может породить проблему, когда взять деньги в кредит будет очень трудно. Действительно, это звучит правдоподобно, ведь кредиты будут охотно выдавать только в начале нового семилетнего цикла и совсем неохотно — в его конце, по мере приближения к окончанию.

Однако здесь надо выделить более важные вещи. Во-первых, это повеление предназначено для такого общества, где нищета кого-либо одного из членов общества недопустима для всех остальных, хотя и не исключается как явление в целом.

7 Если же будет у тебя нищий кто-либо из братьев твоих, в одном из жилищ твоих, на земле твоей, которую Господь, Бог твой, дает тебе, то не ожесточи сердца твоего и не сожми руки твоей пред нищим братом твоим, 8 но открой ему руку твою и дай ему взаймы, смотря по его нужде, в чем он нуждается; 9 берегись, чтобы не вошла в сердце твое беззаконная мысль: «приближается седьмой год, год прощения», и чтоб от того глаз твой не сделался немилостив к нищему брату твоему, и ты не отказал ему; ибо он возопиет на тебя к Господу, и будет на тебе (великий) грех; 10 дай ему (и взаймы дай ему, сколько он просит и сколько ему нужно), и когда будешь давать ему, не должно скорбеть сердце твое, ибо за то благословит тебя Господь, Бог твой, во всех делах твоих и во всем, что будет делаться твоими руками; 11 ибо нищие всегда будут среди земли (твоей); потому я и повелеваю тебе: отверзай руку твою брату твоему, бедному твоему и нищему твоему на земле твоей.

Во-вторых, подразумевается, что увеличение нищеты в обществе в конечном итоге невыгодно для всех — достаточно вспомнить, что ответственность за беззаконие в стране евреи несли коллективно, а не индивидуально. Но это вполне актуально и для нас — нам не выгодно наличие очень бедных и куда лучше, если мы не допустим их появления, просто помогая собратьям, попавшим в беду на определенном этапе своей жизни.

Здесь мы видим принцип горизонтальной организации общества или укрепление горизонтальных связей. Это система социальных гарантий без какой-либо необходимости в государстве, бюрократическом аппарате, сложных расчетах и т.п. Помощь — адресная и не лежит тяжким бременем на всем обществе, как современная система государственных гарантий, которые делают общество только беднее, и увеличивают несправедливость.

Предполагаю, что евреи, в которых закон Моисеев развит на уровне генов (скажем так), потому и достигли успехов, что всегда относились к своим соплеменникам с благожелательностью. Примерно тех же принципов придерживались европейцы много столетий — бедные были не теми, над кем можно насмехаться или презирать, а наоборот, людьми, которым нужна особая забота и внимание, как минимум для того, чтобы своими благодеяниями беднякам заслужить в обществе похвалу, а максимум — похвалу на Небесах. Кардинальный переворот в мышлении произошел после Реформации — некоторые протестанты (далеко не все, разумеется) стали воспринимать менее успешных людей как неудачников, с которыми лучше не иметь дел. В то время как евреи и католики продолжали видеть в них своих соплеменников, которые нуждаются в помощи сейчас, но могут и сами помочь в будущем, уже когда ты сам попадешь в беду. Однако само представление, что успех на Земле означает благожелательность Бога к человеку, у протестантов в искаженном виде было позаимствовано у евреев без должного осмысления (древние евреи после смерти не попадали в рай или ад, поэтому все награды их могли ждать только в земной жизни — но для христиан такое представление было уже искажением христианского миропонимания).

Поэтому я полагаю, что существование подобного установления в обществе современном не повредило бы экономической свободе. Оно не требует государства для своего исполнения, собственно, не требует оно и наказания за неисполнение. Добровольно прощать друг другу долги мы научимся только постепенно, когда разовьем в себе благожелательность по отношению к своим близким и ближним, но начинать можно уже сейчас на частном уровне. Щедрость вознаграждается сторицей и Богом, и обществом — люди замечают великодушие и в глубине души ценят его. Вопрос здесь — будете ли вы восхвалять такое поведение открыто, так, чтобы и другие услышали и приняли к сведению. Мне кажется, такие моменты очень важны и для тех, кто сегодня задумывается о национальном государстве. Сильное общество, где появляются сильные люди — это как одна большая семья, где все поддерживают друг друга и не дают в обиду.