Способы государственного регулирования. Как государство контролирует нас.

Современное государство обладает широким набором механизмов экономического контроля над гражданами, которое зачастую никто не замечает. Ниже я постараюсь перечислить все такие способы контроля людей.

Фискальные механизмы, т.е. налоги, наиболее очевидны. Однако не все так просто. Если прямой налог (например, налог на доход) граждане ощущают, поскольку должны платить его регулярно самостоятельно, то не таковы косвенные налоги. К ним относятся различные сборы, налоги на добавленную стоимость, социальные и пенсионные взносы, акцизы на топливо и алкоголь, пошлины и т.д. С их помощью можно вносить искажения в рыночные цены, например, увеличивая акцизы или пошлины на одни товары, государство может действовать в интересах влиятельных лоббистов и около-государственных группировок. В некоторых странах государство использует прогрессивное налогообложение, чтобы перераспределять блага в пользу тех групп, которым были даны предвыборные обещания. В большинстве государств существует налог на наследство, суть которого — не дать появится в обществе влиятельным независимым гражданам — ведь если в нормальной ситуации дети богаче своих отцов и матерей, а последние своим трудом накапливают капитал, в этом случае от поколения к поколению капитал одной семьи скорее растет (если его не промотает какой-нибудь неудачный член семьи). Налог на наследство же нацелен на то, чтобы более молодое поколение, даже получив хорошее наследство, мало выиграло бы от этого, и постоянно увеличивающийся налог на наследство заставляет поколения топтаться на одном месте, не позволяя наращивать свои ресурсы.

Прямые субсидии — это способ, которым государство распределяет бюджетные деньги в пользу тех экономических групп, которые проявляют наибольшую лояльность. Часто это весьма интересное взаимодействие государства и крупного бизнеса, где обе стороны вступают в сговор, обещая друг другу поддержку и монополию. Так же, бывает, что государство субсидирует определенный сектор экономики, вроде сельского хозяйства. Игра с фермерами позволяет получить их поддержку, а под вывеской заботы об отечественной экономике распределять значительные суммы денег «куда надо». Например, большая часть субсидий Франклина Рузвельта фермерам доставалась лишь 1% их — наиболее зажиточным.

Кредитно-денежная система (КДС) в современном государстве полностью ему подчинена. Государство не только имеет монополию на производство денег, но и контролирует поведение частных банков через Центральный Банк. Никто иной, как государство отвечает за количество денег в экономике, высокую инфляцию, снижение покупательной способности денег, кредитные ставки. С помощью КДС, как и в случае субсидий, поддерживаются «нужные» отрасли. Так, в России активно стимулируется рынок недвижимости и автомобилей именно благодаря кредитам. Чем больше кредитов возьмет население на эти товары, тем больше вырастет денежная масса, а значит, упадет покупательная способность денег, что приводит к росту цен на квартиры и машины. Стимулируемый спрос на них в сочетании с ростом цен дает небывалые доходы тем, кто занимается производством таких товаров. Без механизма КДС, который государство использует в своих интересах, автомобили и жилье стоили бы значительно дешевле, а источником спроса служили бы реальные сбережения населения и увеличение их реального, а не номинального, дохода.

Кроме того, государство, увеличивая денежную массу сообразно своим целям (а не естественным потребностям рынка) и снижая покупательную способность денег собирает с держателей денег (т.е. с граждан) скрытый инфляционный налог. Хотя государство достигает своих целей, когда создает для самого себя деньги, не важно, путем печатания их или кредитов, население незаметно теряет свои реальные сбережения. Так, за последние 16 лет покупательная способность рубля упала в более чем 5.5 раза. Это значит, что если гражданин, допустим, отложил в 2000-м году 1000 рублей, то в 2016-м покупательная способность его накоплений будет равна всего, примерно, 170 рублям. 170 рублей сегодня равны 1000 рублей тогда. Государству, которое обязано платить населению пенсии и зарплаты бюджетникам ВСЕ РАВНО на покупательную способность, поскольку его интересует исполнение своих, прежде всего, официальных обязательств. Так, например, государство финансирует дефицит бюджета. Но это не единственный способ. В США, например, вместо инфляционного налога больше практикуется заем у населения путем выпуска государственных обязательств (облигаций). Американские облигации предлагаются не только гражданам и фирмам, но и зарубежным государствам (например, Китаю и Японии). Однако обслуживание облигаций ложится бременем на бюджет, что, разумеется, увеличивает государственные расходы и государственный долг. Незаметным образом, путем новых налогов и увеличением старых, этот долг будет переложен опять же на граждан. Однако, благодаря высокому кредитному рейтингу, за американские облигации начисляются небольшие проценты.

Административные механизмы контроля экономической деятельности заключаются в многочисленных предписаниях для её осуществления. Для этого активно используется законодательная власть государства. Основной целью в данном случае остается поддержка лояльных экономических групп и создание как можно большего количества преград для независимых. Для примера возьмем деятельность NRA эпохи Нового курса 1933–1935 годов — она сводилась к тому, чтобы запретить предпринимателям снижать цены ниже определенного уровня, чтобы вытеснить с рынка всех тех, кто не мог позволить себе конкурировать с крупными организациями в таких жестких условиях. Зато NRA способствовала сплочению лояльных Рузвельту лоббистов в крупные картели и установлению контроля над меньшими фирмами. В принципе, любой закон о минимально разрешенной цене или максимально разрешенной направлен на то, чтобы избавить около-государственных лоббистов от конкуренции. Ведь именно гибкость цен является важнейшим элементом рыночной конкуренции.

Так же, административные механизмы позволяют избирательно преследовать предпринимателей, насылая на них налоговые службы, внезапные проверки, санитарные, пожарные и прочие службы. Не стоит думать, что главная цель этих служб — это установление высоких стандартов качества товаров и помещений, поскольку бизнес и сам заинтересован в повышении качества своих услуг, иначе он останется без клиентов.

Игра на общественных настроениях и морали используются государством для активизации административного механизма и повышения косвенных налогов. Тот же Рузвельт умело направлял гнев обедневшего и безработного населения на крупный бизнес, в то время как именно американский президент принимал такие решения, которые оставляли людей без работы и денег. Так, публичная критика богачей не мешала Рузвельту установить акцизы на товары народного потребления, вроде табака и билетов в кино, в то время как товары роскоши, вроде яхт, были, как ни странно, избавлены от акцизов. В дефиците какого-либо товара государство публично обвиняет спекулянтов, которые придерживают товар до тех пор, пока цены на него не повысятся или чтобы повысить цены, когда как дефицит появляется тогда, когда государство начинает регулировать цены, запрещая повышать их. Адам Смит сотни лет назад описал этот механизм : запретив повышать цены на хлеб, или установив цену на очень низком уровне, во-первых, повышается неумеренное для кризисного времени потребление хлеба, ибо он становится очень дешевым, а во-вторых, торговцы хлебом просто не видят смысла везти хлеб в город для продажи по невыгодной цене, которая попросту разорит их хозяйство, сделав дальнейшее производство невозможным. Так возникает дефицит. Но это не мешает государству манипулировать голодными людьми, чтобы скрыть свои вредоносные действия и перенести гнев граждан на других. И вот, убедив народ в вине предпринимателей, на «помощь» спешат комитеты, комиссии, службы и прочие и прочие, коим нет числа.

Наконец, самое неприятное, что есть в арсенале государственного регулирования — спекуляция на трагедии. Например, отравление в каком-нибудь частном детском саду или массовые алкогольные отравления начинают бурно обсуждаться в парламентах и государственных СМИ. Во всех грехах винят жадных бизнесменов, которым «плевать на здоровье граждан в погоне за наживой». Эмоциональные обыватели верят этим словам, забывая важную вещь — государство уже много десятков лет контролирует качество, например, того же алкоголя или образования с помощью системы ГОСТов, санитарных, пожарных и прочих служб. Поэтому тут опять, спекулируя на трагедии, государство желает избежать ответственности за свою неэффективность. И у государства это прекрасно получается.

Сколько бы ни было этих механизмов контроля экономической деятельности, ясно, что оно не приносит положительного эффекта, в то же время создавая людям массу проблем и порождая конфликты в обществе, натравливая одни группы людей против других, что ослабляет общественную гражданскую солидарность — и чем она ниже, тем лучше для государства. Экономическая деятельность человека составляет большую часть его деятельности в течении всей жизни, поэтому именно для контроля экономической деятельности государи готовы на многое. Экономическая свобода является залогом свободы вообще, если вообще не является свободой как таковой. Ибо такая деятельность направлена на получение средств для достижения целей, и это не обязательно только лишь деньги, но и положение, авторитет, собственность и прочие основательные вещи, необходимые для крепкого жизненного фундамента. Чем люди экономически независимее, чем они богаче, тем менее они нуждаются в государственной поддержке. Эту простую истину хитрые государи поняли много сотен лет назад. Пора бы понять и нам.