Теология в России

Министр образования Ольга Васильева призвала приложить «все усилия для подготовки специалистов» в области теологии. Приказ об утверждении научной степени по теологии был утвержден Минюстом.

Как к этому относиться? Разумеется здесь, находясь в здравом уме и рассудке, можно только сказать, что большое государство окончательно обнаглело. И, более того, такой шаг весьма закономерен для института государства, которое уже поимело более 70% экономики и продолжает наступление по всем фронтам. Поскольку интерес к религии в России растёт, “там” почуяли — надо брать под контроль то, что хорошо растёт и развивается, пока не поздно. Ясно, что РПЦ к государству лояльна более чем — но далеко не вся и далеко не всегда, ведь в свое время (а это каких-то лет сорок-тридцать назад) многие представители православия были убежденными диссидентами. И тогда, и сейчас есть очевидное отличие руководства от простых священников. Повторять такое диссидентство государство не хочет.

Конечно, это далеко не единственная причина. Они вряд ли мыслят столь глубоко, а лезут не в своё дело уже по инерции. Огромному телу не хватает места.

Для христиан никакая подготовка теологов через государство недопустима. Во-первых, потому что оное в теологии ничего не понимает. Во-вторых, потому что теология — это не наука и не философия, это вообще отдельный вид знания, где важным элементом является интуиция, личная духовность, знание веры, талант мыслить глубоко и находить ответы там, где, казалось бы, их быть не может. Возможно, теология — это искусство или дар. Теолога нельзя подготовить как физика или историка. Нельзя стать “специалистом по теологии” с помощью государственным мер, просто потому, что физически нельзя это сделать. Такие вещи могут рождаться в рамках Церкви, находящейся на вершине своей духовности — это почти как в игре Цивилизация Сида Мейера — появление “великих людей” возможно при достижении некоего “уровня”. Я не могу относиться к теологии как-то иначе, уж извините. Надо отличать апологета, проповедника или религиоведа от теолога.

В нашей христианской истории теологи появлялись в рамках общего развития Церкви. Строились университеты, развивалось богословие, росла экономика, появлялись новые вызовы — и вот тогда рождались прекрасные теологи, вроде Фомы Аквинского. То есть, я не говорю, что теологов не нужно обучать или что они появляются рандомно, вовсе нет. Но чтобы теология не превратилась в религиоведение или простое перечисление азов христианства, нужно держаться подальше от государственного подхода “подготовки специалистов”. “Подготовьте-ка нам 15 (20, 40, 100 и т.д.) теологов к третьему кварталу сего года”! — требует государство. Но так с теологией не прокатит. Теология зависит от общего состояния всей Церкви и является прямым выражением величия христианского опыта в данный момент времени.