Цензура и минархия

Цензура представляет собой, с одной стороны и в глазах многих, символ деспотии и подавления гражданских свобод. По крайней мере именно так воспринимали цензуру борцы против “тирании” в прошлом. С другой стороны, под цензурой вполне можно понимать и инструмент защиты гражданских прав, поскольку слово — а именно на слово, прежде всего, и распространяется цензура — как известно, может убить. Как бы то ни было, цензура никуда не делась даже после свержения “самодержавия” и “старого режима”, прекрасно работала и в либеральной Франции, и в коммунистическом СССР, и в демократических США и Великобритании. Процветает цензура и сегодня — в разных странах действуя по-разному, точнее, определяя своей мишенью разные слова и идеи. Но это все сейчас. А как должно быть в государстве, которое будет построено по принципам право-консервативной минархии?

Хороший вопрос. И прежде всего здесь надо сразу сказать, признать, заявить — цензура была и будет всегда. Как система государственного надзора над содержанием тех или иных текстов, песен, фильмов и т.д. — она будет всегда, пока будет институт государства (даже в утопической либертарианской общине цензура никуда не денется, определяя тот набор дозволенного, который та или иная община вздумала для себя избрать). А поскольку минархия — не анархия, а государство, которое ограничено сферой защиты жизни и собственности граждан, то и цензура в минархии будет иметь место и её пределы будут ограничены теми же целями, какими минархия сама по себе существует.

Следующий вопрос такой: поскольку минархия — это общество, где граждане свободны (т.е. имеют право на ношение оружия, полную экономическую свободу), то как сохранить цензуру, как инструмент защиты граждан, не затрагивая их свободу?

Во-первых, всякая цензура против социализма допустима в минархии. Как вы знаете, я неоднократно писал, что социализм должен быть запрещен, в рамках защиты жизни и собственности граждан. Поскольку социализм — это идеология, призывающая отбирать собственность и жизни — то и высказывание таких идей должно быть подвергнуто цензуре со стороны государства. Сегодня, увы, призыв “убить буржуя”, “брать и делить”, “есть богатых” не считается экстремизмом и разжиганием розни. Это называется призывом к социальной справедливости. Вопрос тут стоит в форме такой цензуры и в санкциях за нарушение. Все же она не должна носить откровенно репрессивного характера, когда люди подвергаются заключению и штрафу просто за лайк и репост или один раз высказанную на автобусной остановке или личной странице мысль. Однако полноценные социалистические СМИ-ресурсы и партии должны быть подвергнуты запрету и цензуре. Разумеется, цензура должна касаться не только социализма, но и исламизма, и воинствующего атеизма (т.е. недопустимы призывы убивать верующих и сжигать церкви, а так же недопустимы книги, где христианство — основа нашего европейского сообщества — подвергается осмеянию и оскорблениям).

Во-вторых, цензура не должна быть обременительной для гражданина-как-налогоплательщика и не должна нуждаться в отдельном министерстве, отдельном штате чиновников и т.д. Цензурой вполне может заниматься полиция, частные организации и даже самоуправления, которые не должны допускать определенных идей, запрещенных законом (социализм, исламизм, воинствующий атеизм и т.д.).

В-третьих, характер цензуры должен иметь, в основном, экономический характер. Социалистическая агитация и деятельность в целом должна наказываться финансово, потому что без денег никакая организованная деятельность невозможна. Однако если речь идет об агрессивных идеях, призывах к убийствам и грабежу, то следует наказывать общественными работами. В любом случае, тюремного заключения в системе государственной цензуры предполагаться не должно — я уже говорил, что в тюрьмах должны сидеть лишь серийные убийцы и насильники.

В-четвертых, цензура не должна иметь даже намека на рандомный и произвольный характер. Государство обязано заранее и очень подробно изложить, что именно следует считать социализмом, призывом к нарушению права на жизнь и собственность и не иметь возможности расширять список никогда впредь. Как и в случае с налогами, как и в случае с полномочиями государства, так и в случае цензуры запрещенное должно быть хорошо видно и всем известно заранее — а значит, может быть размещено в каждом населенном пункте на площади на хорошо читаемом стенде или стелле, надежно защищенном от порчи.

Почему запрет социализма так важен и почему это не нарушает свободу?

Многие возражают мне, что запрет на социализм является актом агрессии по отношению к гражданам, запретом иметь собственное мнение и вести свободную политическую деятельность. Однако в моем понимании, государство не должно гарантировать гражданам свободной политической деятельности, ведь в противном случае оно не будет в состоянии исполнять свои основные функции защитника граждан от посягательств на их права и свободы. Это большая ошибка современных демократий — излишняя пассивность к откровенно агрессивным движениям вылилась в нарушение основных прав граждан, их безопасности.

Левые демагоги очень опасны и совершенно безответственны — легко зажечь толпу обещанием всего за счет всех, но как тяжелы будут последствия, даже трудно переоценить. Если в стране обеспечена полная экономическая свобода, то никто и не имеет морального оправдания для призывов к установлению новой справедливости — а экономическую свободу можно оценить объективно с помощью размера налогового бремени, уровня регуляций, барьеров, размера государства и опросов самих граждан. Иными словами, если сетования о несправедливости системы относятся к непроверяемым и эмоциональным суждениям, то экономическая свобода — вещь, доступная для измерения и исследования.

Далее, я считаю, что в условиях экономической свободы и минархии, когда государство не грабит граждан, а надежно защищает их от врагов и агрессоров, не мешает гражданам объединяться в союзы взаимопомощи и решать свои вопросы на уровне самоуправлений (т.е. по субсидиарному принципу), никакой социализм не может существовать на сколько-нибудь морально законных основаниях, даже если мы будем оправдывать его существование некими соображениями свободы совести и слова. Запрет социалистических партий и СМИ — это запрет организованного для политической деятельности социализма, опасного для жизни и собственности граждан, а не запрет мыслить и говорить. Разговоры с друзьями по телефону или переписка в интернете не могут подпадать под такой запрет и под такую цензуру — поэтому в нашем случае никаких доносов, подстав и слежки за личными страницами не будет. Личные убеждения не могут преследоваться в такой системе, если не выходят на уровень политической и социальной активности, что уже представляет собой угрозу. Поэтому те, кто считают запрет социализма агрессией государства, остается рабом наивных убеждений о примате свободы слова над правом на жизнь и собственность и их неприкосновенность. Слово — это оружие и его нельзя недооценивать. Минархия будущего не может позволить себе допустить ошибки прошлого.