Курица или яйцо

Роберто уже не помнил, когда открыл свой ресторан. Он был так стар, что все вокруг гадали, что появилось раньше — сам Роберто или ресторан, от чего в народе это место прозвали «Курица или яйцо?», а настоящее название уже никто не помнил.

Роберто был очень добродушен, любил постояльцев и даже к залëтным гостям относился как к родным. Его лазанья была способна растопить сердце самого черствого гурмана. Поговаривают, один столичный повар испытал такой кулинарный экстаз, что расплакался от счастья прямо в тарелку, чем испортил соус бешамель, изрядно пересолив его.

У него не было семьи: родители давно умерли, а жениться в молодости он так не успел. Его семьей был каждый, кто переступал порог ресторана, а еда была способом выражения любых эмоций. С помощью нее он говорил своей семье «люблю», «спасибо», «соболезную», «пора тебе набрать пару килограммов» или «отвлекись наконец от работы, посмотри как прекрасно все вокруг!».

Роберто — не просто повар. Все вокруг верили, что он мастерски владеет многими ремеслами. Например, он был ювелиром — потому что никто кроме него не мог отличить идеально спелый помидор от того, что накачен химией и нитратами. Еще он обладал искусством парфюмера — от ароматов, доносившихся из ресторана, прохожие напрочь забывали о своих делах и как завороженные стремились попасть внутрь.

Он был наивнее ребенка, от того казался самым добрым человеком в радиусе пары сотен километров. Местные постоянно подшучивали над ним, но по-доброму, никто даже и подумать не мог обидеть Роберто. Его уважали и ценили как отца, как местную достопримечательность, как эталон чистого человека.

Жители этого города так часто посещали «Курица или яйцо?», что ресторан стал популярнее воскресных проповедей в местной церквушке. Люди предпочитали искать Бога в макаронах альденте и панна-котте. И, к слову, похвала Ему за эту прекрасную еду звучала регулярно, громко и с каждого столика.

Семья Роберто из года в год росла и пополнялась новыми юными поклонниками его творчества, старые иногда покидали его, но уже навсегда. Жизнь, наполненная гармонией, текла свои чередом в этом тихом месте.

А потом Роберто пропал.

Ресторан не открылся ни в этой день, ни в последующие две недели. В городе воцарилась тишина, жизнь замерла.

Это не было похоже на траур. Скорбящий человек осознает и утрату, и бремя случившегося. Отсутствие Роберто было больше похоже на шок. Ни один житель не мог найти объяснение случившемуся. Город потерял свою гордость, семья потеряли отца, каждый потерял свет внутри.

Спустя месяц жизнь в городе начала понемногу восстанавливаться. Воскресные проповеди вновь обрели свою популярность, вот только люди теперь общались с Богом тихо и аккуратно, стараясь не нарушить покой ближнего.

Иногда по вечерам жители собирались на своих кухнях и устраивали любимое кулинарное развлечение последних недель — приготовление той самой лазаньи. Конечно, это были только попытки замахнуться на великое, все лишь хотели еще раз вспомнить Роберто.

Спустя два месяца в город пришла осень.

Сентябрьское солнце мягко освещало притихшие еще с лета улицы. Неожиданно дверь одного некогда известного ресторанчика отворилась, и на пороге появился старик с радостной детской улыбкой на лице. От него пахло пряными травами, а руки были покрыты плотным загаром.

Это был Роберто. Он провел два месяца в Альпах в поисках трав для своего главного блюда. Блюда, которое наконец выразит все его безграничные чувства этим людям. Этим утром он был полон счастья и намерения сказать своей семье «каждый день я люблю вас еще больше, чем вчера».

Like what you read? Give Story then lunch a round of applause.

From a quick cheer to a standing ovation, clap to show how much you enjoyed this story.