Момент

Шарлот стояла голая у зеркала и смотрела на отражение. Ее тело замерло, двигались только глаза — сначала они рассмотрели лицо, затем медленно скользнули на шею, ключицу, плечи, грудь. Нежно пройдясь по рукам, ее взгляд упал на бедра и скатился до самых щиколоток. По всему телу побежали мурашки. Каждое утро она проводила этот ритуал.

Шарлот была в восторге от своего тела. Никого она не любила так, как саму себя. На нее никогда не действовала реклама, которая пробуждала в миллионах людей чувства неуверенности и страха. Она ходила по магазинам не ради поисках идеальной вещи, а ради того, чтобы в очередной раз сказать себе: «Да, Шарлот, ты великолепна даже в этой бесформенной тряпке».

Она ела все, что пожелает — круассаны по ночам или стейки с бокалом вина на завтрак. Конечно, ее формы порой менялись, как и тела других женщин, но никогда она не занималась самобичеванием за несколько лишних сантиметров, потому что восхищалась всеми проявлениями женской фигуры.

Мужчины были от нее в восторге. Что им в ней нравилось? Например, то, как она идет, сидит, поворачивает головой, моргает, чихает, болтает ножкой, пританцовывает возле плиты, засыпает в кино, выбирает помаду, свешивается с балкона, считает в уме, крутит в руке бокал, листает газеты. И, конечно же, им нравилось, как она смотрит на себя. Они заваливали ее подарками и говорили «я люблю тебя», а в мыслях у нее крутилось «да, я вас понимаю».

Свои эмоции и чувства Шарлот предпочитала не сдерживать, поэтому часто увлекалась разными красавцами и так же часто их бросала. В неделю у нее бывало по три-четыре свидания. И сегодня она направлялась на встречу с испанским фотографом, который заметил ее на улице, успев ухватить за руку в плотном потоке людей. Шарлот оценила его молниеносную реакцию и настойчивость и согласилась поужинать в его любимом ресторане.

Опаздывая на встречу, она, как обычно, не торопилась и шла в привычном для себя ритме. Несколько раз Шарлот остановилась возле витрин дорогих бутиков, чтобы посмотреть на свое отражение. Продавцы вежливо улыбались, предлагая зайти внутрь, но она не замечала ни их, ни дорогие сумки, стоящие за стеклом. Добравшись до ресторана, она неожиданно вспомнила, что забыла выключить дома утюг, и со всех ног побежала в обратном направлении. Через 10 минут бега ее прическа съехала на бок, лицо стало красным от напряжения, и косметика начала постепенно стекать. Блузка вылезла из юбки и развевалась на ветру, оголяя всем прохожим ее нижнее белье. Чем дольше она бежала, тем меньше шарма оставалось в ней. Не заметив, что горит красный свет, она продолжила путь через дорогу. Красное пежо не успело затормозить. Взлохмаченная Шарлот перелетела через его капот и приземлилась в 5 метрах от того места, где была две секунды назад. Ее замершее тело лежало на асфальте в луже крови, руки и ноги были сломаны, а лицо изуродовано ударом об асфальт. Через 5 минут к месту аварии подъехала скорая и увезла ее в ближайшую больницу. Врачам удалось спасти ей жизнь. Уже через 2 дня ее перевезли из реанимации в обычную палату. Здесь Шарлот предстояло узнать, что она больше не сможет ходить — ее ноги и позвоночник получили основные повреждения. Из-за сильного удара ее лицо было обезображено, и в нем с трудом можно было узнать прежнюю Шарлот.

Через месяц ее выписали. Когда она вернулась домой, в комнате ее встретило то самое любимое зеркало. Она подъехала к нему.

Шарлот сидела в инвалидной коляске и смотрела на отражение. Ее тело ниже пояса замерло навсегда, но казалось, что парализовано полностью. Ее глаза сначала рассмотрели обезображенное лицо, из них тут же полились слезы. Они медленно стекали на ее шею, ключицу, грудь. Взгляд Шарлот прошелся по ее переломанным рукам и упал на неподвижные ноги до самых щиколоток. Она закрыла глаза, по всему телу побежала дрожь. Плечи дрогнули, и она заплакала навзрыд.

Никого она не любила так, как саму себя. Сегодня она потеряла свою единственную любовь.

Show your support

Clapping shows how much you appreciated Story then lunch’s story.