Как истории меняют наш мозг

Исследование Пола Зака показывает, как истории влияют на человеческий мозг, связывают незнакомцев и рождают в нас эмпатию и щедрость.

NB: это перевод; оригинал статьи — К.Р.

Бен умирает.

Так говорит отец Бена, глядя в камеру, пока сам Бен играет на заднем плане. Бену два года, он не знает, что опухоль мозга высасывает из него жизнь, и счёт идёт на месяцы.

Отец Бена рассказывает, как сложно ему радоваться в общении с Беном, потому что он знает, что их ждёт. И всё же он решает найти в себе силы и ради Бена быть искренне счастливым — вплоть до последнего вздоха сына.

Такая история может тронуть каждого. С невиновным случается нечто несправедливое, и отважный герой решает исправить дело, но добьётся успеха, только набравшись смелости измениться и стать лучше.

Недавний анализ показал, что мономиф — основа более половины фильмов, которые снимают в Голливуде, и бессчётного количества книг, и художественных, и научно-популярных. Если присмотреться, такая же структура и у большинства самых популярных TED-выступлений.

Почему нас привлекают истории? Моя лаборатория уже несколько лет пытается выяснить, почему истории могут тронуть нас до слёз, изменить наши точки зрения, мнения и поведение, даже вдохновить нас; как истории меняют наш мозг, зачастую к лучшему. Вот что нам удалось узнать.

Почему мозг любит истории

Отчасти это объясняется вот чем: как существа социальные, мы регулярно вступаем в контакт с незнакомцами. Истории передают важную информацию и ценности от одного индивида или сообщества к другому. Личные, эмоционально заряженные истории задействуют больше участков мозга, а значит, запоминаются лучше, чем простое перечисление фактов.

Это примерно как «эффект аварии». На самом деле вам не слишком хочется смотреть на пострадавших, и всё же так и тянет бросить взгляд, когда проезжаете мимо. Включаются механизмы мозга, проверяющие, нельзя ли извлечь полезный урок — большинство из нас редко видит аварии, но они связаны с нашим повседневным занятием. Вот почему вас тянет полюбопытствовать.

Чтобы изучить, как это работает на уровне физиологии, мы тщательно анализировали реакции мозга, которые вызывает «История Бена» и построили предсказательную модель, объясняющую, почему после просмотра видео половина зрителей жертвует деньги на борьбу с раком у детей. Мы хотим понять, почему некоторые откликаются на эту историю, а некоторые нет, и как создавать цепляющие истории.

Мы обнаружили две составляющих эффективной истории. Первый: она должна захватить и удерживать наше внимание. Второй: хорошая история переносит нас в мир героя.

Что делает историю удачной?

Любой голливудский сценарист скажет вам, что внимание — дефицитный ресурс. Фильмы, сериалы и книги всегда содержат «крючки», которые заставляют перевернуть страницу, не переключить канал во время рекламы или остаться в кресле кинотеатра.

Учёные сравнивают внимание с прожектором, которым можно осветить только небольшой участок. Если этот участок кажется менее интересным, чем другой, внимание начинает рассеиваться.

Более того, использовать прожектор внимания довольно затратно с точки зрения метаболизма, поэтому мы делаем это осмотрительно. Вот почему мы можем ехать по шоссе и в то же время говорить по телефону или слушать музыку. Прожектор внимания работает вполнакала, и вы можете воспринимать информацию из нескольких источников. Так может продолжаться до тех пор, пока водитель перед вами не ударит по тормозам: прожектор внимания тут же загорится в полную силу, чтобы помочь избежать аварии.

Если говорить об историях, способ удержать внимание аудитории — непрерывно наращивать напряжение. История Бена делает именно это. Как отцу Бена удастся сохранить присутствие духа в последние недели жизни сына? Какие внутренние ресурсы помогут ему остаться сильным и поддержать умирающего ребёнка?

Мы вовлекаемся в историю, потому что интуитивно чувствуем: на нашу долю может выпасть что-то похожее, и нужно научиться искать в себе решимость. Когда мы задерживаем внимание на чём-то, в мозгу возникает реакция: пульс и дыхание учащаются, высвобождаются гормоны стресса, внимание сконцентрировано.

Когда история удерживает наше внимание достаточно долго, мы можем начать эмоционально реагировать вместе с её героями. Нарратологи называют это «переносом»: это момент, когда Джеймс Бонд дерётся со злодеем на крыше поезда, а у вас потеют ладони.

«Перенос» — потрясающий нейронный трюк. Мы смотрим на мигающую картинку и точно знаем, что это выдумка, но эволюционно старые участки мозга симулируют чувства, которые, как нам кажется, испытывает агент Бонд. И мы начинаем тоже их испытывать.

Истории соединяют сердца (и головы)

Симуляция эмоций — основа эмпатии. Для социальных животных вроде человеческих существ она особенно важна, потому что позволяет быстро определить, какие люди вокруг нас: добрые или злые, опасные или безопасные, друзья или враги.

Этот нейронный механизм обеспечивает нашу безопасность, а также позволяет быстро устанавливать отношения с гораздо большим числом представителей своего вида, чем любое другое животное. Способность быстро формировать отношения позволяет людям организовывать крупные совместные затеи вроде постройки мостов и отправки сородичей в космос. Узнавая историю человека (откуда он, чем занимаются, есть ли у вас общие знакомые), мы устанавливаем связь с незнакомцем.

Нам удалось установить, что окситоцин — нейрохимическое соединение, отвечающее и за эмпатию, и за нарративный перенос. Моя лаборатория первой начала исследования поведенческого значения окситоцина и доказала, что когда мозг вырабатывает окситоцин, люди становятся доверчивее, щедрее, отзывчивее и сострадательнее. Я назвал окситоцин «молекулой морали», другие зовут его «гормоном любви». Что мы знаем точно — окситоцин делает нас чувствительнее к социальным знакам вокруг. Во многих ситуациях такие знаки побуждают нас помочь ближнему, особенно когда нам кажется, что человек нуждается в нашей помощи.

Источник картинки

Когда люди смотрят историю Бена в лаборатории, одновременно сохраняя внимание к истории и высвобождая окситоцин, почти все они отдают на благотворительность часть заработанного за эксперимент. Они это делают, несмотря на то, что не должны. Удивительно, ведь оплата призвана компенсировать час времени и те две иголки, что мы воткнули им в руку, чтобы по анализу крови определить изменения в их мозге.

Как мы учимся через истории

Однако выясняется, что не все истории удерживают наше внимание, и не все истории переносят нас в мир персонажа.

Чтобы выяснить, почему, мы провели ещё один эксперимент, показав Бена и его отца в зоопарке. Здесь я должен отметить, что Бен действительно был больным раком мальчиком, сейчас он скончался; его отец на видео действительно его отец. В видео из зоопарка нет упоминаний рака или смерти, но мы видим Бена без волос, а его отец называет сына «мальчиком-чудом». У этой истории была плоская структура, без возрастающего напряжения, как в предыдущей. Бен и его отец смотрят на жирафа, Бен убегает вперёд, чтобы посмотреть на носорога, отец догоняет. Мы не знаем, почему нам показывают Бена и его отца, и не уверены, что нам пытаются сказать.

Люди, которые смотрели этот ролик, начали отвлекаться ещё на середине. Их скудное внимание переключилось на осмотр комнаты или обдумывание списка покупок. Признаки физиологической реакции пошли на спад, эмпатический «перенос» так и не случился. Эти участники и на благотворительность пожертвовали совсем немного.

Наши выводы поддерживают мнение некоторых теоретиков-нарратологов о том, что существует некая универсальная структура истории. Эти учёные утверждают, что каждая захватывающая история построена по схеме, которая называется драматической аркой. Она начинается чем-то новым и неожиданным; затем напряжение нарастает, пока герой преодолевает некие препятствия, часто связанные с неудачей или кризисом в прошлом; дело идёт к кульминации, где герои должны заглянуть в себя, чтобы преодолеть маячащую катастрофу; когда происходит эта трансформация, история разрешается.

Источник картинки

Это ещё одна причина, по которой мы смотрим на дорожные аварии. Может, пострадавший сделал что-то, что спасло его жизнь. Может, водитель сделал что-то, что привело к травме или смерти. Нам нужна эта информация.

Как истории связывают нас с незнакомцами

Мы также изучали, почему истории могут побудить нас взять пример с героев и, заглянув в себя, измениться к лучшему.

Те, кто пожертвовал деньги после просмотра истории Бена, испытывали больше эмпатии к другим и были счастливее по сравнению с теми, кто не пожертвовал. Это показывает: существует благотворный цикл, в котором мы сначала эмоционально реагируем на других людей, затем помогаем, от чего становимся счастливее. Многие философские и религиозные традиции поощряют заботу о незнакомцах, и наше исследование показывает, почему их советы продолжают на нас влиять: они резонируют с системами мозга, которые подкрепляют взаимодействие с окружающими.

Судя по всему, форма повествования тоже имеет значение. Теоретик-нарратолог Маршал Маклюэн написал в 60-х известную фразу: «средство коммуникации есть сообщение» (the medium is the message), и мы нашли этому нейрологическое подтверждение. Видео, где отец Бена говорит на камеру, удерживает внимание и вызывает эмпатический «перенос» лучше, чем те же его слова на бумаге. Это хорошая новость для голливудских продюсеров и заодно объяснение, почему грустные фильмы чаще заставляют нас плакать, чем книги.

Почему это может быть вам интересно?

Недавно мы использовали полученные данные, чтобы изучить истории, призванные изменить человеческое поведение к лучшему. В эксперименте участникам показали 16 примеров социальной рекламы разных благотворительных организаций Великобритании. В них зрителя убеждали не водить машину нетрезвым, не писать смс за рулём или не употреблять наркотики. Мы измерили эффект рекламы по размерам пожертвований в пользу этих организаций.

В одной версии эксперимента выяснилось: если мы вводили участникам синтетический окситоцин (в нос; он достигает мозга за час), они жертвовали на 56% больше денег в пользу на 57% большего числа представленных организаций по сравнению с получившими плацебо. Те, кто получил окситоцин, также отметили больший эмоциональный «перенос» в мир, показанный в рекламе. Ещё важнее, эти люди сказали, что с меньшей вероятностью позволят себе опасное поведение, описанное в рекламе.

Так что сходите в кино, и смейтесь и плачьте вволю. Это полезно для мозга и к тому же может побудить вас изменить свою жизнь к лучшему, а может, и жизни других тоже.

Оригинал статьи

Большое спасибо Нате Покровской и Али Мураткали за бесценную помощь в редактуре перевода.