Айдентика NAMU от Banda. Зрада или перемога?

Попробуем разобраться в самом главном вопросе современности. 
Какой лайк поставить: сердечко ❤️ или слезы 😥?

Банда описала кейс, а Eliash Strongowski написал подробную статью с критикой.

Все равно читать не будете, краткая выжимка:

Banda говорит:
— задача: изменить имидж музея со старого нудного мудреца в образ живого, открытого учителя;
— нейминг: научить называть Национальный художественный музей Украины— NAMU — National Art Museum of Ukraine;
— знак и коммуникация: знак про искусство;
— tone-of-voice: с нами до сих пор говорит музей.

Eliash Strongowski говорит:
— нейминг: никто не называет НХМУ NAMU. Никто. НАМУ, в художественной сфере все без приучивания так называют Национальную академию искусств Украины;
— и еще: государственные организации должны использовать государственный язык;
— обилие шрифта в знаке: национальный музей про объекты и картинки, а не тексты;
— иллюстрации: вы вырезали куски из картин, превратив полноценные произведения искусства в небрежные заготовки для колажей;
— что делать: однозначно надо делать все с нуля.

Я говорю:
— в интернете снова кто-то не прав!

Спойлер: Правы обе точки зрения, но с поправкой: одни смотрят на брендинг как на бизнес-задачу для организации, а вторые как на арт дизайн.

Цель

Чтобы ответить на вопрос «получилось?» зафиксируем цель приложенных усилий. Она хорошо озвучена в кейсе: «украинское искусство заслуживает большего внимания», что буквально означает — больше посетителей музею и больше разговоров о нем.

Кого хотят привлечь в музей? Людей сегодня далеких от искусства. В этом смысл архетипа живого учителя. Заинтересовать тех, кто еще в стороне. Тех, кто выбирает прогуливать неинтересные уроки.

Нейминг

— Катя, пошли на выходных в НХМУ?
 — Кудааа?
 — Ну в НХМУ!

или

— Аня, пошли в NAMU?
 —Согласна! (планирует свадьбу и выбирает имена детей)

Да, Национальный художественный музей Украины правильно называть своим именем, но иногда надо делать неправильные вещи, чтобы получить результат. Национальная академия искусств Украины («НАМУ» 1.0) не настолько известна среди целевой аудитории музея, чтобы переживать о совпадении аббревиатур.

Включите чувственный опыт, произнесите вслух и поймайте эмоции от слова НХМУ. А теперь от MUMOK. MOMA. NAMU.

НХМУ — правильно, скучно и старо.

NAMU — неправильно, не по закону, но работает — звучит модно.

Знак

Айдентика должна попадать в категорию. Она должна говорить так, как говорит музей. Как разговаривают с нами украинские музеи?

Старый логотип

Что вы вспоминаете, когда речь идет об украинском музее (при условии, что вы хоть раз в жизни прогуливая пары)?

Старый паркет. Пыль. бабушки-охранники приросшие к стульям. Скука.

Новый знак должен быть не про старые украинские музеи, а про то, что современно. Так совпало, что еще долго у нас будет в почете типографика (которой в Украине мало).

The Hepworth Prize for Sculpture 2018

Акцент в айдентике музея изобразительного искусства должен быть на визуальном образе — это правильно.

Текстовый логотип «музея с картинками» выделяется из всего, что видит человек, когда ему говорят про искусство, но все еще узнаваемо — это неправильно, но это работает отодвигая асоциацию с привычным нам музеем.

Визуальный язык

Banda вырезала героев картин и поместила их в часть айдентики.

С точки зрения искусства, это кощунство это неправильно, это портит.

Но…

Но айдентика музея не искусство, она про искусство.

Вырезать кусочки шедевров для колажей это неправильно, но это работает. Визуальный образ помещает нас в контекст разговора про изобразительное искусство. Всё.

Да, тяжело наступить себе на художественное горло и сделать что-то академически неправильное. Ведь мы рушим сюжет, целостность, портим задумку автора и в сравнении «это» выглядит хуже, чем оригинал! Но у нас нет задачи делать лучше искусства! Напомню, нам надо привести людей в музей.

Вместо выводов

Полтора года нашей работы с Banda показали, что они делают много «неправильных» вещей. Делают не так, иначе, другое, опять повторюсь, то, что большинство назовет НЕПРАВИЛЬНЫМ, но результат цепляет, потому что делается для человека, а не для соблюдения правил.

Это не отменяет, что делая неправильное, ребята могут ошибаться. Даже уверен, что ошибаются часто, но их решения работают.

Стронг — потрясающий. У него свое издательство «Видавництво», издает правильно сделанные книги. Я покупаю для визуально-тактильного кайфа и чтения о сложных вопросах.

Banda и Стронг правы одновременно. Они смотрят на одно и то же с разных сторон. Мне нравится идея интересного государственного музея, и работа агентства поможет её реализовать. +1 в карму развития украинской креативности.

Что делать?

Сходите в музей и купите книгу у «Видавництва».