Хастл Хаски

специально для виртуального комьюнити HHD

Любому артисту нужна своя концепция и даже миссия. Смею предположить, что у она есть.

Вот уже почти год мы смотрим абстрактные видеохроники циничного уличного поэта, «выкидыша русской изнанки», который детально конспектирует всю нелегкость бытия, выплясывая при этом гипнотизирующие танцы вусмерть пьяного гопника-маргинала.

Любому артисту нужна своя концепция и даже миссия. Смею предположить, что у она есть.

Вот уже почти год мы смотрим абстрактные видеохроники циничного уличного поэта, «выкидыша русской изнанки», который детально конспектирует всю нелегкость бытия, выплясывая при этом гипнотизирующие танцы вусмерть пьяного гопника-маргинала.

Дебютная работа нового Хаски, каким мы знаем его весь последний год; одинокий перфоманс «Черным-Черно», от которого, несмотря на практически полное отсутствие какого-либо сюжета, действительно сложно оторвать взгляд.

Эта ролевая модель при ближайшем рассмотрении оказывается достаточно схожа с ролевой моделью Скриптонита — столь же «молодого и борзого» коллеги по цеху, чей лирический персонаж все также перманентно не трезв и не весел. Но вместе с тем Хаски говорит с аудиторией на ином, более изобретательном языке, оттого его «молитвы, только с бритвою во рту» по-настоящему остры. Некоторым слушать такую музыку может быть некомфортно: она похожа на сильнодействующий наркотик, который помимо удовольствия, дарит множество неприятных побочных эффектов. В общем, вроде и хочется, и колется. Хаски вынуждает колоться…

Второй выход Хаски — самый злой и безбашенный, по звучанию напоминающий ожившего и перебравшегося в Россию Ol’ Dirty Bastard.

Некоторые сравнивают его с Есениным, но есть в нем что-то и от Блока, повествующего за свой неприглядный «блок»: с поэтом прошлого Хаски роднит острое метафорическое чувство окружающей действительности, которая одна большая «панелька». В комнате героя всегда холодно, накурено и пьяно — в общем, «черным-черно». А сам он где-то внутри нее: стоит, шатается и хочет «быть автоматом, стреляющим в лица». Чем не выигрышная концепция для мира, в котором войны не прекращаются ни на минуту?

Та самая «Панелька» — нервная абстрактная зарисовка о нелегкой жизни огромной страны.

Вопрос лишь в том, как далеко персонаж стоит от своего создателя? Видим ли мы красиво срежиссированную пьесу о герое нашего времени или самого героя? Возможно, ответить на этот вопрос не удастся даже самому Хаски: согласитесь, все мы уже давно потерялись в королевстве кривых зеркал-симулякров, которые плодят фэйковые реальности со скоростью «пули-дуры». Хаски работал в медиа и должен знать об этом эффекте не понаслышке — из бесконечного лабиринта иллюзий человеку эры потребления выбраться практически невозможно. Возможно, именно поэтому безысходность заложена в творчество автора могильной зеркальной плитой, в которую автор заставляет упорно глядеть — и видеть себя, а вместе с нами и всю правду нынешней жизни. Зачем? Возможно, для того, чтобы в один прекрасный момент пробудиться от этого страшного сна, стряхнуть «перхоть крошками с плеч» и, наконец, зажить по-настоящему — с верой за пазухой и любовью в сердце. А пока продолжаем вести хроники жалкого существования — следующая серия от автора Хаски на подходе.

Фото: Иван Князев для The Village

#hhd #hhd_story #хаски