Прокуратура против ЦБ. Объясняем, что может быть дальше

Во вторник вечером, 19 июля, прокуратура написала, что не согласна с решением Банка России о введении временной администрации в «Югре» и предложила его отменить. И все остолбенели.

Daily Ringtone
Jul 20, 2017 · 3 min read

Елена Тофанюк, для The Bell

Сам по себе протест Генпрокуратуры не особенно удивителен — все это время ходили слухи о мифических силовиках, стоящих за банком, хотя доказательств этого не было. Но автоматически этот документ не возвращает банк в то время, когда временной администрации еще не было. ЦБ должен его рассмотреть и ответить, что он и пообещал сделать. Но вывести временную администрацию из банка прокуратура может только через суд — если она не согласна с решением ЦБ, должна там доказывать свою точку зрения.

Подписаться на рассылку The Bell

С чем же именно не согласна прокуратура? Читаем. «Банком России не выявлено снижение банком («Югра») обязательных нормативов». Прокуратура ссылается на закон о банкротстве, и говорит, что меры по предупреждению банкротства должны быть приняты, если у банка снизились собственные средства при одновременном нарушении нормативов.

Далее прокуратура пишет — банк «Югра» является финансово-устойчивой кредитной организацией, обладает необходимым запасом ликвидности, имеет достаточное количество средств для осуществления деятельности».

Возникает закономерный вопрос — откуда прокуратура знает, как обстоят дела в банке. Источника может быть два: публичная отчетность и внутренняя информация, полученная в результате проверки.

Предположим, что прокуратура опирается на публичную отчетность. Но ЦБ уже сказал, что отчетность может быть сфальсифицирована. Опираться на фальшивую публичную отчетность опасно, можно сесть в лужу. Нормативы могут и не снижаться на бумаге, а на самом деле быть нарушенными уже давно. Это видят проверяющие ЦБ, но невозможно увидеть, рассматривая отчетность на сайте банка.

Тут уместно вспомнить Внешпромбанк, у которого отчетность была просто нарисована — все нормативы соблюдались, но в банке ничего не было. Если опираться только на публичную отчетность, не логично ли прокуратуре опротестовать тюремный срок Ларисы Маркус, главы Внешпромбанка, осужденной за мошенничество? Ну а что, нормативы же соблюдались, собственные средства не снижались.

Внутреннюю информацию прокуратура может получить только от ЦБ, сама проверить финансовое состояние банка она не может — у нее нет ни навыков, ни полномочий. Но у ЦБ как раз мнение обратное — банк не совсем устойчивый. Видимо, это он и напишет в ответе на протест.

А что будет дальше — очень интересно. Если ЦБ напишет в ответе, что отчетность, например, фальшивая, прокуратура по идее должна будет рассматривать это как повод для уголовного дела в отношении менеджмента и/или собственников. Тем более, что доказательства у регулятора, очевидно, есть — он не вводит временную администрацию по принципу «нам показалось», он сначала собирает доказательства.

Давайте представим, что ЦБ напишет что-нибудь менее страшное, и прокуратура отправится в суд, чтобы оспорить введение временной администрации, и даже выиграет дело. Дальше будет так: суд отменит решение ЦБ, предпишет вывести временную администрацию. Банк откроется. Тут же набегут вкладчики, и ЦБ снова придет с временной администрацией, но уже из-за того, что у банка не хватит денег на выплату всем желающим. Но, вероятно, этого получаса хватит на то, чтобы вывести чьи-то застрявшие деньги.