Луганск

Говорят, что надо писать о том, что знаешь лучше всего и тогда будет счастье и, возможно, критики одобрят и похвалят ваши старания.
 Сегодня вечером, направляясь с полуострова в столицу, я четко поняла, что единственное, что действительно имеет большое значение для меня — это не сопливые истории о любви или что-то связанное с пошлыми рассказами о том, что значит боль после расставания с любимыми, после предательства друзей etc. Единственное, в чем я действительно знаю толк — тоска по малой Родине, по семье, по родным пейзажам.
Совершенно уверенная в том, что на такие суждения меня навеяли вчерашняя беседа с отцом и реклама транспортных перевозок, с громкой фразой “пора домой”, сейчас, под ритмичные колебания поезда и с гимном Луганщины в наушниках, я открыла заметки и начала сей не сильно увлекательный для людей, которое не разу не были у нас, рассказ.
Все мы хоть раз хотели уехать, улететь или убежать оттуда, где каждый фонарь напоминает какой-то момент из нашего тщетного бытия. Это не плохо и не хорошо — это нормально. Всем нам порой нужны перемены, и я не исключение. 
 Год назад, переехав на учебу в столицу нашей Незалежной, я четко осознала, что я люблю свой город. Да, там серо и нет ни намека на австрийскую архитектуру. Да, там каждый второй твой знакомый. Да, там мало смотровых площадок и исторических центров. Но мы ведь бежим не от этого. Мы прячемся совсем не от города и его истории. Мы убегаем от воспоминаний, от того, что было сделано в этом городе. Бежим от тех, кто нас когда-то обидел или наоборот сделал счастливыми. Бежим то мы, грубо говоря, от себя. Вот только последнее осознается слишком поздно … или же не осознается вообще. 
Уезжая из города в апреле этого года, я даже представить себе не могла, что потом не смогу в него въехать. Перемены в жизни мне и так тяжело, а такое не просто невыносимо сложно. Такое чувство, что я вернулась в прошлый год. Снова при слове «дом» я нервно вздрагиваю. Я слушаю гимн Луганщины и представляю целый город. Видимо, я так хотела на море в этом году, что судьба преподнесла мне такую плату за мои желания. Да, я таки побыла на море, аж полтора месяца в Крыму. И я отметила совершеннолетие вдали от Луганска. Вот только и вдали от семьи тоже. Наверное, если бы мамы и брата не было, то этот день вообще бы прошел в одиночестве и в слезах. 
Хотя я счастливый, в какой-то степени, человек — я не слышала стрельбы и взрывов в своем городе. Но моя семья слышала. Когда я увидела брата, который только приехал из зоны АТО, моему шоку не было предела — у него непроизвольно голова вжималась в плечи при любом громком звуке, на самолеты он до сих пор неадекватно реагирует. мы еще невероятно долго будем лечить наших детей от потрясений, вызванных кучкой придурков, которые не поделили меж собой миллионы, но сейчас не об этом.
Родину, как и родителей, не выбирают. любить или не любить — вот то, что каждый может определить для себя. Пожив две недели в столице я абсолютно точно поняла, что я люблю Луганск. Через месяц я очень хотела домой. Через два меня бросало в дрожь и наворачивались слезы, когда кто-то говорил слово “дом”. Только спустя два с половиной месяца я смогла уехать из шумного Киева к себе в Уютненький. Первые пару часов дома моей радости и счастью не было предела. Чуть позже я начала сравнивать его с Киевом. Вот тут то и самая большая ошибка была. 
Сравнивать ‘провинцию’ и столицу — это как сравнивать туфли от Марка Джейкобса и от Маккуина. Глупо и бессмысленно, ибо невозможно сравнить то, что абсолютно разное. Конечно, сложно перестроиться после огромного города, его шума и скорости, поэтому то ты невольно и начинаешь говорить “ а вот в Киеве это не так, то не так и вообще там люди быстрее ходят, а тут плетутся, будто в сутках у них не 24 часа, а в два раза больше”. Ты ходишь и бурчишь, но не потому что тебе что-то реально не нравится, а потому что отвык. Отвык от того, что можно центр за 20 минут обойти. Отвык от длинных поездок на маршрутке до дома, а иногда еще и с пересадками. Отвык от того, что все в этом городе может напоминать тебе о разных историях и то, как быстро сюжеты из жизни бегут у тебя в голове, тебя то и раздражает. Ведь странно же приехать из города, который ты пока покрываешь историей, в тот, где ты начинался как личность. На этой улице ты впервые упал с велосипеда и разбил коленку. А там был твой Первый в жизни Звонок. На Театральной ты катался зимой на горках, а в ДК занял с группой призовое место. На Советская-Оборонная ты влюбился в человека с которым ехал в такси. А на вокзале тебе впервые признались в любви. Сложно пройтись по улице, где были самые значимые для тебя события, и не погрузиться в ностальгию. Старые друзья, школьное веселье, парад к 9му мая, ночная прогулка, любимый парк и многое другое как мультик проносится в голове и ты непроизвольно улыбаешься своим воспоминаниям.
Невозможно не любить то место, где так много истории. Кто-то скажет, что он ненавидит город в котором долго жил из-за историй, приключившихся там. Но ненависть — это же просто обратная сторона любви.
Сейчас идет мой 147 день вдали от дома. Если бы кто-то год назад сказал мне, что в моем городе будет война, я бы назвала его сумасшедшим. Раньше никогда не испытывала столько радости, когда могла дозвониться папе или дедушке, а вчера еле говорить смогла, эмоции зашкаливали только от того факта, что на том конце провода ответили. Никогда раньше не думала, что буду так сильно разбираться в чем-то, что связано с политикой и ведением военных действий, а также с оружием. Никогда не думала, что я начну седеть в 17 лет. Никогда еще я не любила свой город так, как люблю сейчас.
Нам с детства говорят, что понимаешь всю ценность, только когда потеряешь. Мамы и бабушки рассказывая нам это имели ввиду игрушки, книжки или прочую дребедень. Но как чувствовать себя, когда ты каждый день теряешь часть города? Новый снаряд и ты потерял аэропорт, еще один и уже нет стадиона. Как потом со всем этим жить?
 Мы вернемся в Луганск, отстроим и отмоем, посадим деревья и построим стену на границах, но стереть из памяти эти события не получится, увы, никогда. Несколько больших мальчиков так трясутся над своими миллионами, что готовы положить столько же людей ради каких-то бумажек. Абсурдность ситуации зашкаливает, маразм процветает. Нам же, кто в городе, кто выехал, и тем, кто уехал давно на ПМЖ куда-то далеко, но по-прежнему любит свой родной Луганск, остается только верить, что все скоро закончится. Что мы снова, как в старые-добрые времена, соберемся все дома и вместе с семьей, как раньше, просто посидим, попьем чай и больше не будет за семейным столом разговоров о войне, о политике, о бедах. Я верю, что мой Луганск будет жить, будет еще более любим и больше не будет сотрясаться от взрывов и авианалетов. Мой Луганск был и будет самым родным местом на земле, ведь там семья и дом, как говорят, это не только там, где родители. Дом — это то место, куда ты возвращаешься за душевным спокойствием, за миром и отдыхом от всей рутины жизни и от невзгод. 
А пока идет мой 147й день вдали… но скоро я вернусь домой, несмотря ни на что.

Крым — Киев. 14.09–17.09 18:38