The Carpathians. Pure love.

Поездка началась совсем не так, как планировалось. В день отъезда у меня поднялась температура до 38, со всеми сопутствующими симптомами — насморком, кашлем, ломотой в теле. “Но не отменять же поездку” — сердито выкашляла я их своего охрипшего горла. Так что мы спаковали рюкзак в автобус и поехали. Ехали фирмой Big.Travel — не сказать, что all inclusive, но из Киева забрали, там везде катали, проживание, кормежку, развлечение организовали — в общем, крутяк. Но обо всем подробней по ходу рассказа.

Переезд и день первый. Любовь с первого взгляда.

Под кучей лекарств переезд и утро первого дня прошли как под наркотой какой-то — я слабо понимала где я, звуки и краски доходили до меня как сквозь пелену и в целом — все плыло перед глазами. Так что ничего не могу сказать внятного — я спала или генерировала сопли и кашель. Других вариантов не было.

Поэтому на первый день мы выбрали релакс вариант — поездку на санях, запряженных лошадьми.

Я из тех людей, которые обожают лошадей. Ездить верхом — это моё огромнейшее наслаждение. Поездка в санях не даёт такого тесного контакта с животным, но имеет свою прелесть. Тёплый плед в ногах, скрип и пошатывание саней, звон бубенцов на шеях лошадок. Под конец катания еще и снег повалил — пушистый, густой — и ощущение сказки переполняло меня, плескалось как море, разбегаясь волнами, захлестывая с головой.

Да, ремарочка — чувствительным к запаху лошадей людям — такая поездка не добавит удовольствия. Я же отношусь к нему спокойно, принимая как одну из особенностей близкого общения с лошадками.

А горы… Горы никого не оставляют равнодушным. Там просто нельзя быть равнодушным. Они такие, что дышать перестаешь, стоишь и смотришь. Разве что рот держишь закрытым — холодно слишком.

Темно-зеленые елки такой высоты, что шапка спадает с головы, когда запрокидываешь ее, чтобы рассмотреть вершины. И на их темном контрастном фоне — белоснежные снежинки. Пушистые, огромные, как монеты, случайно просыпавшиеся из небесного кошелька. И тишина, опять я замираю от той тишины, которой пропитаны горы. Они колыбель всего сущего не только потому, что они древнее всего остального. В них ты чувствуешь себя младенцем, и ветер нашептывает тебе еле слышную колыбельную и заботливо убирает все остальные звуки, чтобы ничто не потревожило твой покой.

Разве можно представить себе что-то величественней, чем почти отвесные стены, поднимающиеся высоко-высоко, так что на макушках снег, а сосны, десяти или двадцатиметровые сосны, которыми поросли склоны, кажутся не больше, чем пушком на бархатной ткани.

День второй-третий-четвертый. Сноуборд.

Все, точка. Этим словом можно было бы описать абсолютно все настроение трех дней. Каждое утро нас еще немного сонных, но полных энтузиазма и восторга в 7 50 забирали от отеля, полчаса везли до трасс Буковеля, а потом в 16 30 забирали и уже выбившихся из сил тащили обратно, к теплым комнатам и горячему ужину, с неторопливым разговорами и приятной усталостью в мышцах.

Холод стоял дикий — так, что шарф примерзал к лицу, чай в стаканчике остывал меньше чем за три минуты, ноги мерзли в колготках-флисовых подштанничках-джинсах. Да, я лох и ехала кататься без специального лыжного костюма. Да, джинсы промокали, я потом их сушила под сушилками в туалете кафешек, благо, внизу их было много. Да, шарф сползал, пока я не додумалась закрепить его под шлемом, и балаклава конечно же была бы удобней и лучше. Но я ехала в горы зимой впервые, кататься на зимних ништяках типа борда и лыж тоже впервые. Так что все это стало наглядным личным опытом на будущее.

Главное, что я училась новому, такому крутому, такому захватывающему. Почему борд? Потому что не лыжи! В упор не хотелось учиться на лыжах, а борд — это и серд, и скейт. Это свобода, кружащая голову, это легкое сумасшествие, это адреналин в крови и повышенный пульс. Борд — это моя мечта. И вот в 26 лет я впервые воплотила свою мечту в жизнь.

Небольшая горка, инструктор, заставлявший прыгать по склону вверх на переднем канте, чтобы прокачать ноги и научиться делать разворот и ехать лицом к склону. Это мое упрямое желание съезжать елочкой по склону только на заднем канте, не разворачиваясь, а меняя ведущие ноги. Это первая в жизни трасса, в кучей падений, после которых я все равно упрямо поднималась и продолжала ехать дальше. Это первый раз, когда я удачно затормозила, прямо перед лыжником, который шел наперерез в самом низу горки. Затормозила и не шлепнулась на попу, ка делала в 90% случаев. Борд — это тысяча и одна маленькая победа.

Кстати, лучшее воспоминание о кафешках Буковеля — это вкусный глинтвейн и потрясающий наполеон. Цены, конечно, не сложат, и более или менее обед стоит не меньше 150 грн. Но глинтвейн и наполеон. Это лучшее, что может быть после нескольких часов на морозе, когда ты катаешься, падаешь, отряхививаешься от снега, смеешься от счастья, плачешь от ветра. Тепло особенно ценишь после холода, правда?

И про тепло. Три часа бани — это лучшее, что можно представить после целого дня на ледяном ветру, промокших джинсов и сведенных жесткой крепатурой мышц. Три часа твой организм офигевает от контраста жара парилки и ледяного душа. И карпатский чай, просто литрами, потому что разнотравье там такое потрясающее, а мед такой ароматный, что куда там небесным нектарам.

Выводы

Эта поездка — это лучшее начало года, которое только можно было себе представить. Я впервые увидела горы зимой. Смотрела и насмотреться не могла, напирала полные глаза счастья и восторга, упоения. Холодно было так, что дышала сквозь шарф и меховой воротник куртки. Глаза слезились от ветра, кожа горела от холодного дыхания гор. По вечерам не могла отогреться, по утрам — заставить вытащить ногу из-под теплого одеяла. Но я была счастлива каждую минуту.

Каждая прожитая в горах секунда стоило того, чтобы терпеть неудобства долгой дороги, холодные причуды погоды, болезненные капризы организма. Горы зимой дарят ощущение сказки, потому что простор вокруг ощущается физически еще острее, чем летом. Кажется, что воздух, которым ты дышишь — осязаем, различим на взгляд.

Елки такие высокие, стоят молчаливо, как зачарованные гиганты, слегка присыпанные снегом. Кажется, что они дремлют, и кто знает, что снится им, когда с неба падают армии снежинок, ветра хлещут налево и направо, а солнце сияет таким ярким и таким леденящим светом. Попробуйте их понять сами. Постойте под ними, закинув голову, вглядываясь в их вершины, смаргивая снежинки с ресницы. Может вы увидите Бога, может богов, может начало и конец всего сущего. В горах человек остается наедине с самим собой и ему открывается истина.