Heimlichkeit

Застаешь себя только в “своем” образе жизни… У нас идет выездная школа по эпистемологии. Той части теории социологии, о которой можно спорить годами, но которую нам расскажут за 3 дня. Внутри них обыденна ситуация, когда сидя в парилке, ты продолжаешь говорить с преподавателями и одногруппниками про вопросы концептуализаций и… веселых/грустных/цельных/анекдотичных/дельных историй из жизни. Жизненных событий, из которых ты собран такой, какой есть, такой, какой ты сдал вступительные экзамены, и вкупе с когортой людей, теперь вызвался осваивать магистерскую степень по социологии. Новая сложная глава, где все что ты узнал, прочел и написал до того, имеет значимость только по отношению к тому, сколько ты прочтешь, освоишь, проговоришь и вобьешь в текст в ближайший год.

Этот вызов чувствуешь, когда Вахштайн мимоходом (целясь кием по шарам на бильярдном столе) говорит о том, что выездная школа всего лишь репетиция. Этот вызов чувствуешь, когда понимаешь, что так и не прочел ещё “Самоубийство” Дюркгейма, и как выстроить путь, чтобы преодолеть море социологического знания, ещё предстоит решить. Этот вызов чувствуешь, когда смотришь на второкурсников и понимаешь, что в сущности они отличаются от тебя только хитро устроенным времяпрепровождением.

Дорогие друзья, я открываю этой заметкой, небольшой дневник моего обучения в Московской Высшей школе социальных наук (Шанинке) с сентября 2014 года. Эти записки следует читать только как руководство к действию, только как пособие по тому, как мне удается (или не удается) прорываться через горы книг, текстов, бутербродов, прогулок, бесед и снов, чтобы смочь ответить на вопрос, зачем мне магистерская степень по социологии. Это “зачем” — мой образ жизни.

Show your support

Clapping shows how much you appreciated Nikolaenko Anton’s story.