Восхождение на гору Кинабалу

Через тернии к терниям

Как я уже описывала, мы неисповедимыми бекпекерскими путями попали на неделю в город Кота-Кинабалу на Борнео.

Одной из главных точек нашего путешествия по окрестностям города стало восхождение на четырехтысячник Кинабалу — самую высокую точку ЮВА.

Чтобы добраться до заповедника, мы сняли в городе байк, но можно было и машину или вообще не заморачиваться и сесть на автобус — парк находится всего в 80 километрах. Но дорога была так прекрасна, что мы совсем не пожалели о выборе транспортного средства. Плюс нас потом ждал маршрут еще дальше, а для таких многопунктных поездок байк — как нельзя кстати.

Дороги в окрестностях города просто поражают своей новизной и ухоженностью, асфальт ведет не просто к воротам парка, а к самым “воротам горы” — месту, от которого и начинается трек.

Есть два варианта восхождения: однодневный трешак и двухдневная лайт-версия.

Администрация парка и скверный нрав горы совместными усилиями сделали однодневное восхождение малореализуемым и не очень-то приятным, если не сказать больше. Раньше семи утра восхождение начать нельзя, потому как ворота закрыты и сторожатся суровым типом в будке. Вернуться же к воротам нужно к пяти вечера, что оставляет на восхождение на все про все 10 часов, не так уж много для девяти километров пиляния в гору и столько же обратно.

Погода тоже не особо благоволит туристам-однодневкам. После обеда гору накрывает плотным слоем тумана и, вместо великолепия вида аж до самого моря, придется созерцать лишь белое молоко, насладиться которым смогут, пожалуй, лишь туристы-романтики.

Но мы все же рискнули и выбрали треш-маршрут (кто бы сомневался?).

Оставалась еще пара организацинных моментов. Прямо на входе в парк в административном здании можно записаться на любой выбранный вами день. Вам тут же показывают распечатки с метеосводкой на ближайшую неделю и советуют, в какой день лучше пойти.

Нам не очень повезло и сначала нам даже отказали в походе на ближайший день из-за опасностей, которые поджидают на вершине в плохую погоду. Но мы договорились, что оплатим пермит на этот день и, если погода так и не улучшится, оплату перенесут на следующий день, так что деньги мы не потеряем.

Подробнее о том, за что надо платить. Пермит — это собственно оплата за вход на территорию самой горы (посещение парка бесплатное, деньги берут лишь с тех, кто собрался на восхождение). Плюс нужно оплачивать услуги гида и тут уж открутиться без шансов. Вершина горы довольно опасна, да и вообще маршрут не из легких, так что либо платишь либо не идешь вообще.

100 ринггит — пермит;
300 ринггит — за ночь в высокогорном отеле в двухместном номере. Есть на горе еще один отель, как альтернатива, но стоит он не на шестом километре, а гораздо ниже и не так удобен, если хотите попасть на вершину по хорошей утренней погоде;
170 ринггит — услуги гида в день, то бишь, если вы выбираете двухдневный поход, заплатить придется в два раза больше.

Утром в день похода, около 6 утра нужно подойти к административному корпусу, где маленькая маршрутка забирает туристов с гидами и везет к началу тропы, но мы еще с вечера договорились, что проедемся на байке сами и встретимся уже у ворот — ехать всего 3 км, а территория парка такая ухоженная и в 6 утра такая пустынная, что ехать по ней одно удовольствие.

Всем участникам выдают бейдж на шею с фотографией горы и именем туриста.

В общей сложности пройти нужно около 9 км в длину и подняться на 2 тысячи метров в высоту (вход в парк находится на 2000 м над морем), поэтому советую всем непрофессионалам приезжать за день-два до похода, чтобы акклиматизироваться.

Тропа представляет собой лестницу из земли, камней и корней, скрепленных деревом, бетоном или металлом в монолитные (иногда очень высокие) ступени, время от времени перемежающиеся с небольшими ровными участками дороги и местами для отдыха.

Идти по такой тропе очень интересно, в отличии от многих других походов здесь ты действительно чувствуешь, что каждая четверка ступеней поднимает тебя еще на метр. Первые километры идутся очень легко и размеренно, но со временем некомфортная высота ступней начинает напрягать, иногда на них приходилось даже карабкаться. Но все же они были вполне терпимы, если с самого начала заставить себя держать темп, чтобы не выдохнуться на первых пяти километрах.

Уже к 10 утра облака скрыли от нас вершину и на лес медленно стал опускаться туман. Деревья и скалы принимали странные фантастические очертания, заставляя все чаще поднимать взгляд от тропы под ногами.

Последние 2,5 километра — голая скала и веревка, за которую почти все время нужно держаться. Больше всего мне хотелось увидеть, что же это такое — идти по монолитной скале с редкими вкраплениями травы и кустиков, и эта мысль подстегивала меня идти дальше.

На протяжении всего пути есть три контрольные точки: ворота, открывающиеся в 7:00, альпотель Лабан-Рата на дистанции 6 км, к которому нужно прийти до 11:00, и чекпойнт на дистанции 7,5 км, через который не пропускают позже 12:00. Вне зависимости от того, куда ты успел подняться, поворачивать назад нужно уже в час дня, чтобы успеть спуститься вниз до темноты и закрытия ворот в 5 вечера.

Всю дорогу нас то и дело обгоняли спортивные ребята, москвичи, европейцы, американцы, все как на подбор: красивые, подкаченные и явно гораздо лучше справляющиеся с маршрутом, чем мы. Оказалось, что по этому маршруту проводится международный забег и лучший результат — около часа, гиды же делают по несколько восхождений в неделю в среднем за три часа.

Мы же никого особо не обгоняли, потому как все матрасники стартуют гораздо позже и преодолевают первые 6 км за весь день, не ограничиваясь световым днем и не скупясь на привалы и перекусы.

Альпотель Лабан-Рата — как портал в другой мир стоит на 3 600 метрах над морем, как раз на границе леса, за которым идет лишь голый камень с теряющейся в тумане веревкой. Гостиница установила весьма недурные цены на проживание и еду в ресторане, но в нас все равно ничего не лезло, зато меня совершенно покорили огроменные чашки чая с толстой долькой лимона, которые так кстати пришлись после 6 километров на промозглом воздухе.

Неплохую моральную поддержку выбившимся из сил путникам оказывают висящие над столиками обескураживающие фото спасения упавших со скал людей. Но мы уже были такие уставшие, что даже порадовались, что если что, обратно телёпать самому не придется.

Когда мы поняли, что на вершину уже не успеваем, нашей главной целью стало дойти до веревки и хоть немного по ней подняться.

Как и представлялось, пейзажи там оказались совершенно неземными и идти там было уже очень легко, куда лучше чем по этой бесконечной лестнице, один вид которой уже заставлял меня терять желание жить.

Мы уже были на 3 700 метрах над морем, когда пришлось повернуть обратно.

Сил была еще куча, но на чекпойнте нас все равно бы уже не пропустили. Возможно кому-то покажется это довольно обидным, но я, пожалуй, всегда относилась к тому типу “неудачников”, которые больше ценят процесс, чем результат =)))).

На самом деле, я даже удивлена, что подобное с нами не случается чаще. За всю историю наших походов погода поворачивала нас назад в общей сложности всего три раза — и я считаю это везением.

Туман был прекрасен сам по себе, это погода для настоящих романтиков. Когда мимо тебя проплывает облако, скрывая от тебя тропу, и ты бессознательно останавливаешься, прокручивая в голове сцены из ужастиков. Или когда оно несется прямо на тебя и ты открываешь рот пошире, чтобы потом сказать, что знаешь, какое облако на вкус.

Помимо опытных туристо-альпинистов гора Кинабалу притягивает к себе массу любителей «легкой» добычи. Шутка ли, на четырехтысячник подняться! Таких людей заметить можно сразу: по бестолковой обуви и горящему взгляду. Именно они являются подавляющей массой клиентуры высокогорного отеля-монополиста. И именно они, когда мы уже спускались обратно, а они как раз шли наверх, провожали нас удивленными взглядами и возгласами, когда мы говорили, что до вершины мы не дошли всего-то километр.

На обратном пути ближе к трем часам успело распогодиться и мы довольно долго потусовали на одном из привалов с клевыми малазийскими белками, которые людей практически не боялись.

Путь вниз подкинул новые сюрпризы, выскокие ступеньки, которые так не нравились на пути вверх, стали настоящим адом теперь, когда колени отзывались на каждую из них острой болью.

Мы решили, что терять уже нечего да и время поджимало из-за чертовых белок, так что последние несколько километров мы просто пробежали на одном дыхании, остановившись всего раз, когда нашли цветы непентеса прямо у дороги. Жизнь и кинематограф ничему не учат и я посчитала своим долгом засунуть палец в пасть хищному растению.

По моему внутреннему списку это был второй по сложности поход, после Нахашбиты в Северной Осетии, где я часть пути вообще карабкалась на четвереньках, потому как не могла себя поднять.

И для меня в этой нашей «неудаче» есть и своя прелесть. Восхождение — это как экзамен, горы проверяют каждого, и не только на физические способности, но и на силу духа. Воли-то мне хватило, а вот с физической нагрузкой, каюсь, организм явно не справлялся.

Раньше мы не сталкивались с такими жесткими рамками посещения горы, всегда можно было перевести дух, идти в своем темпе, а тут — либо плати либо беги со всех сил и успей посмотреть все вокруг.

Да и что же это за четырехтысячник, если пропускает всех и каждого? Если погода там всегда отменная и не нужно гадать, повезет/не повезет? На том и смирились, а в голове уже зреет новый план покорения Кинабалу.

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.