Йогурт против стейка

Отличается ли «мужская» еда от «женской» так же, как различаются мужская и женская логика? Или «гендерное питание» всего лишь набор половых стереотипов — разбирается гастроблогер Дина Митюшова-Искендероглу.

Диалог, подслушанный в американском офисе во время обеденного перерыва.

Сотрудник сотруднице: «Келли, будешь бургер?»

Сотрудница: «Ой, что ты, я не ем бургеры».

Сотрудник: «Но это слайдер-бургер с мини-котлетой, специально для женщин!»

Сотрудница: «Мини? Ооо, они такие милые!» (съедает четыре слайдера).

Женщины любят сладкое, а мужчины — мясо. Женщины — вино, а мужчины — водку, женщины едят больше овощей, а мужчины — макарон, женщины — с Венеры, а мужчины — с Марса… Извините, увлеклась.

Разделение еды на «мужскую» и «женскую» часто объясняется физиологическими различиями слабого и сильного полов. Мужчины больше весят, имеют более быстрый обмен веществ и большую (до 700 ккал) необходимость в энергии, чем женщины. Поэтому хрупкие барышни могут запросто обойтись без котлет и отбивных, тогда как мужчина без этих блюд непременно зачахнет. Есть также версия, что на женском языке расположено больше рецепторов, воспринимающих сладкое, а на мужском — соленое и горькое. Поэтому женщины якобы предпочитают мороженое и шоколад, а мужчины без ума от пива с воблой.

У гендерного питания есть и исторические корни. Мужчина — добытчик, который приносит в дом энергетически ценную и калорийную еду — мамонта, тогда как женщина — собирательница растительной пищи, вершков и корешков. Дзен-буддизм и прочий фэншуй вторит историческому разделению еды на два вида, выделяя продукты, обладающие мужской энергией «ян» (красное мясо, яйца, сыр, жареную рыбу), и продукты с женской энергией «инь»: выпечку, кофе, сладкие фрукты. Способ приготовления пищи также влияет на содержание в ней той или иной энергии. Например, отварной картофель заряжен женской энергией, а вот приготовленный на гриле — уже мужской. Да и без фэншуй все ясно. Попробуйте мысленно оглядеть вашу кухне, устанавливая пол для всего, что видите. Руккола? Женский. Сосиски? Мужской. Бутылка муската? Женский. Банка соленых огурцов? Мужской. «Актимель»? Женский.

И что в итоге? Сложившиеся веками гендерные стереотипы оказывают сильнейшее влияние на нашу культуру питания. Мужчина — охотник, завоеватель, поэтому он создан для жирной калорийной пищи и всегда ответствен за шашлыки. Женщина озабочена своим внешним видом и цифрой на весах, поэтому ест овощи и обезжиренный кефир. Даже вполне стройные и подтянутые дамы то и дело отказываются от вожделенного блюда исключительно потому, что это якобы неженственно и некрасиво. Опрос британских покупателей за обедом вне дома, проведенный в институте, показал, что в ресторане женщины, даже если желали заказать бифштекс и пиво, не делали этого, считая такой поступок непривлекательным. А во время нашей поездки по Стране восходящего солнца японки рассказывали мне, что очень бы хотели съесть суши, но не ели так часто, как хотелось бы, возможно, потому, что в Японии это блюдо традиционно относят к меню представителей сильного пола.

Примерно так же ведут себя и мужчины, которым по ночам снится шоколадный торт, но днем они идут с коллегами в бар пить скотч, принося свои желания в жертву мужской солидарности.

Реклама использует эти стереотипы и сама же способствует их закреплению. Маркетологи давно поняли, что обращение к мужскому или женскому началу способствует формированию новых пищевых привычек. Например, обильная еда — мужская прерогатива; а зефир, пастила, мармелад и мороженое — продукты, которые делают женщин жизнерадостными и заставляют забыть о депрессиях.

Конечно, возьмите любое околовеганское кафе, продающее нутовые оладья и асаи-боулы, и вы увидите, что 95 % публики — женщины. А в баре с безлимитным режимом подачи кальмаров в кляре, конечно, будут торчать одни мужики. Но все эти доказательства кажущегося гастрономического разделения полов не выдерживают критики. Да, большинство моих знакомых девушек тоже сидят на спирулиновых смузи и паровой рыбке с овощами, следя за своей фигурой. Но стоит нам собраться на даче, как с вожделением уминаются и шашлык, и сосиски, и даже печеночный торт под коньячок. Что же говорить о том моменте, когда желаемый результат похудания уже достигнут и все мы с радостью возвращаемся к любимой пицце, «неженственным» бургерам и домашним пирожкам.

А что мужчины? Естественно, остаются те, кто боятся потерять брутальность, откушав чего-то не маскулинного, но многие уже давно не стыдятся заказывать салат капрезе вместо пельменей, устрицы вместо рибай-стейков и красное вино вместо водки. Вспомните мужчин в итальянском кафе в солнечный день, потягивающих апероль и облизывающих разноцветное мороженое, — разве эта картина у кого-то вызывает удивление? Сегодня, когда люди занимаются самоактуализацией и личностным ростом, но никак не выживанием, имея возможность самостоятельно анализировать происходящее и противостоять общественному мнению, общество перестало быть таким дуальным, как раньше.

Не забудем и о здоровье. Чрезмерное потребление жирной пищи не идет на пользу мужчинам, которые, по статистике, чаще умирают от сердечно-сосудистых заболеваний. Атеросклероз у сильного пола также развивается в более раннем возрасте, чем у женщин, в связи с этим начиная с 35–40 лет мужчинам рекомендуется сократить потребление мяса, субпродуктов, колбас и сосисок. А увлечение сладким может привести к ожирению и диабету второго типа, чего озабоченные здоровьем женщины вовсе не хотят. Кстати, именно девушкам больше, чем юношам, нужны продукты, способствующие повышению гемоглобина, в том числе и мясо. А продукты, полезные для мужского здоровья? Исключительно «женские»: брокколи и шпинат, устрицы и лосось, овсянка и творог, орехи и тыквенные семечки, черный шоколад и кофе.

Лично для меня большинство сложившихся представлений об отношении противоположных полов к еде — всего лишь набор стереотипов. Это такой же миф, как и то, что мужчина никогда в жизни не наденет носки красного цвета или не купит малолитражный автомобиль. Мой муж-турок обожает киноа с авокадо, ест шоколада в два раза больше меня и пьет коктейль «Беллини» на отдыхе; а миниатюрная школьная подруга, пробыв 10 лет вегетарианкой и наконец-то, по ее же словам, «просветлев», с урчанием обгладывает свиные ребрышки за считанные минуты.

Конечно, до гендерного равноправия в еде нам далеко. Оно наступит, когда все женщины признают, наконец, что любят мясо с кровью и пельмени так же, как и мужчины, а те, в свою очередь, не станут скрывать, что частенько не прочь побаловать себя десертом с воздушным кремом. И когда еда перестанет быть средством демонстрации своего статуса: «самца», «вегетарианки» или «ЗОЖника» и способом самоидентификации, а вернется к своей исконной функции — насыщать организм питательными веществами и приносить удовольствие.