из 2008-го.

Как мы сидели на анонимных форумах в 2008-м и как мы или кто-то это делает сейчас — это две огромные разницы. Изменилось само восприятие вместе с контингентом и временем, находившимся на сломе эпох: переход от того интернета, который тогда еще воспринимался как будто бы еще не для всех на интернет всеобщих бессмысленных помоек вроде инстаграма, который существует исключительно как бы для показа своих трофеев, по одной из версии отражает древний инстинкт, когда охотники показывали свою добычу в пещере и хвастались ею. 
В разрезе смены самой парадигмы восприятия интернета, по сути совершенно изменился подход, ощущение и весь смысл, который, я утверждаю, заключался в протесте и последующем отказе от имени. А отказ от имени является актом стирания личностной истории и своего Я. Отказ от эго, попыткой, во всяком случае, если угодно. Мы видели в стирании личной истории ИЗБАВЛЕНИЕ. Избавление от тисков, от которых в реальном мире избавиться не в состоянии. 
Все это потихоньку и незаметно, ведь прошли годы, изменилось. Нет, ты не стал современным посетителем, который воспринимает все это как смешной форум с картинками. Но пропал мотив, некая ценностная основа, идея, что ты можешь выйти за пределы обычных социальных отношений. Отношения, которые не строятся на оценке, ведь без личности и оценивать нечего.
Самое коварное в переменчивости, это то, что ты этого практически не замечаешь. Нет, ты понимаешь, что ЧТО-ТО НЕ ТАК. Но чтобы оформить это в конструкт требуется определенная трансгрессия и силы. Потерялся протест, потерялось восприятие сакральности, потерялась тяга стирать себя, свою личность.
И потерялось все это не от того, что ты изменил точку зрения и переменился мировоззренчески. Скорее сидевшее в тебе социальное съедало истинную твою часть, идеалистическую часть кусочек за кусочком, таким образом, что ты полностью перевоплатился в сущность, которой не был и не хочешь быть.

Like what you read? Give ничего a round of applause.

From a quick cheer to a standing ovation, clap to show how much you enjoyed this story.