Вспомнить всё: трэвелог 13–25 июля, арт-резиденциям Уральской биеннале посвящается (продолжение)

Фото: Сергей Потеряев

16 июля

День самого длинного пути. Безрассудно длинного пути. Стесняюсь предположить, сколько прекрасных, древних, высококультурных и густонаселенных городов мы могли бы проехать, реши мы совершить шестичасовое путешествие, скажем, по Европе…

Стоит ли жаловаться на то, что художники проспали все мои любимые места? Места, в сущности, знакомые всякому екатеринбуржцу, отправляющемуся отдыхать на челябинские озёра. Все проснулись в недоумении. Карабаш. Ещё пара-тройка часов пути по весьма убедительному дорожному полотну и, кажется, мучение и скорбь на лицах художников неизбывны… Миасс, Златоуст, Зюраткуль, самогонные аппараты на обочине… Всё это начинает стремиться к бесконечности, когда мы, как будто бы, вдруг, въезжаем в Сатку: горная долина, исторический пруд со строгановским чугунолитейным заводом, карьер… — я снова вижу благодарный блеск в глазах художников и вздыхаю с облегчением.

Фото: Сергей Потеряев

Экскурсия по комбинату «Магнезит» начинается именно с посещения карьера, одного из самых больших в мире: там добывают магнезит. Затем — огромные дробилки, узкоколейка, канатная дорога, огромные вращающиеся печи и цеха изготовления готовой продукции.

Фото: Сергей Потеряев

Ну и конечно, музей! Замечательный музей, в котором представлена не только история завода, но и многочисленные примеры сырья и продукции. Здесь добывают магнезит и доломит, из которых уже совсем скоро Якопо сделает свои скульптуры, а пока мы все идём слушать оперу. Да, вечером мы все оказались приглашены на концерт солистов Большого театра. Усталые, но довольные, мы слушали песни на стихи Гёте и Пушкина, Якопо сидел рядом и рисовал карьер… День завершился стремительной прогулкой по городу.

Фото: Сергей Потеряев

17 июля

Позднее-позднее утро. Совершенно невероятно — первое мероприятие в 9.00 и это всего 10 минут пути на нашем автобусе. Сатка — единственный город, где мы ночуем. Мы остановились в профилактории, моё окно выходит на горы: красиво, совсем рядом есть полуторотысячники… Увлеченные фактурой многие художники встали рано утром и отправились в город (80 рублей на такси), кого-то отпугнул туман, а наш фотограф — Сергей Потеряев — снял очень явно звучащую «туманную» серию про город. Собравшись все вместе, мы встретились с городской общественностью и, пообедав, мы отправились в шахту

Признаюсь, я испытала особое удовольствие, когда на все непринятые звонки я смогла ответить: «Не могу говорить, я в шахте». Интересно, дают ли право два погружения за пару недель поставить мне такой шаблон на телефон?

Да, я спускалась в шахту «Магнезита» дважды и всё потому, что, спустившись туда в первый раз, мы все услышали звуки, про которые стало совершенно очевидно, что они обязательно понравятся Бернхарду.

Фото: Сергей Потеряев

Тем временем Бернхард вместе с другими художниками, оставшимися работать в Екатеринбурге (свобода выбора — куда же без неё!), отправились на пивной фестиваль в Заречный. И вовсе не потому, что пиво — хорошее сочетание как ни крути, а потому, что нужно было им хоть краешком глаза взглянуть на одну из наших партнёрских площадок — Белоярскую атомную станцию, которую мы с Фёдором подробно изучали уже в августе…

18 июля

Наверно, в студенчестве у всех бывали такие ситуации, когда нужно было не совсем легально оказаться в чужом общежитии. У меня бывали такие времена… И тогда я ненавидела вахтёрш. Чистой, детской ненавистью, в которой искренне недоумеваешь, отчего человек всё время хочет тебе навредить. Сейчас я испытываю схожие чувства к водителям автобусов. Нет, я люблю автобус как таковой (да позволят мне это девять лет, проведённые на философском факультете), но я предпочла бы, чтобы им управлял какой-нибудь искусственный интеллект (да позволит мне это кафедра этики, эстетики, теории и истории культуры…).

Так вот, сегодня утром автобус отвёз нас в Ачит вместо Арти. Ничего личного. Просто когда я подняла глаза от компьютера, ожидая увидеть живописные нижнесергинские холмы и долины, я в ужасе увидела надвигающиеся пермские ёлки…

Фото: Сергей Потеряев

Долго ли, коротко ли приехали мы в Арти и прямиком на фестиваль косарей, где косари в национальных костюмах уже докашивали предпоследние трассы, а гала-концерт был в самом разгаре. К счастью, к нашему приезду дождь прекратился, и мы смогли вполне насладиться праздником.

После, мы отправились на завод, где делают сельскохозяйственное оборудование, в частности, знаменитые артинские косы. В июле завод на каникулах: мы застали его в побелке и ремонте, многочисленные станки и печи молчали. Я была счастлива, потому что могла в покое разглядеть все прокатные валы, из которых в прошлый раз выскакивали косы и лопаты. А, главное, круговая (весьма инфернальная) печь закалки, в которой обычно в огне вращаются косы, тоже молчала, пустовала масляная ванна, и не жужжал отпускной транспортёр. Косы летом должны работать, а оборудование — отдыхать.

Фото: Сергей Потеряев

Прямо с завода Якопо взял пару вёдер отбракованного металла, из которого потом сделал в Сатке вот такой цветок (сверху — периклаз). Обратно в Екатеринбург мы приехали очень быстро, и с нами возвращался Стефан Тиде — с готовым проектом.

Продолжение следует…