Алек Риверс о том, как превратить академический прототип в работающий продукт

РУКИ продолжают серию интервью с профессионалами hardware-индустрии. Мы поговорили с людьми, которые меняют мир электроники прямо сейчас и знают, каким он будет в будущем. В первую очередь мы отправились в Сан-Франциско и Кремниевую долину — место, которое переживает новый бум электронных стартапов. Третий разговор из серии — с Алеком Риверсом, выпускником MIT и сооснователем компании Shaper Tools, которая создает новое поколение инструментов для обработки дерева. Предприниматель рассказал нам, как привлечь бывших сотрудников Google в маленький стартап, почему важно уделять внимание дизайну и за какими технологиями будущее hardware-индустрии.

Shaper Tools — hardware-компания, основанная выпускниками MIT Алеком Риверсом и Иланом Мойером в 2011 году. Первый проект стартапа — устройство для обработки дерева Shaper Origin, которое позволяет делать предметы разного размера (от маленькой таблетницы до столов и стульев). С помощью компьютерного зрения и удобного ПО любители DIY могут создавать более сложные объекты, чем с помощью обычных инструментов.

Как вы заинтересовались электроникой?

Мои родители шутили, что я родился с компьютерной мышкой в правой руке. Я всегда этим интересовался, программировал с восьми лет, так что мне было очень легко поступить в университет на информатику. Правда, сначала я занимался компьютерной графикой, и она была так далека от реального мира, что я быстро разочаровался в своем выборе.

В свободное время я любил мастерить что-нибудь своими руками — от дедушки мне достались инструменты для работы по дереву, и я пытался сделать несколько проектов. Я понял, что нужно много терпения и сноровки, чтобы все получалось аккуратно, и на последних миллиметрах я всегда осекался. Тогда я подумал, что некоторые технологии, которые я использую в работе, могут улучшить такие инструменты.

Так появилась идея Shaper?

Да, мы с моим бизнес-партнером Иланом Мойером решили создать деревообрабатывающее устройство, которое дает пользователю возможность делать большую часть работы самостоятельно, но при этом помогает ему внести окончательные небольшие корректировки с помощью компьютера. Получается, что мы сочетаем гибкость человеческой руки с точностью ПО, и появляются изделия из дерева, которые раньше можно было изготовить только на CNC-машине.

Вы видели подобные технологии или продукты?

Пока над этим работает только небольшая группа исследователей, но я думаю, что через десять лет появится гораздо больше роботов, которые можно держать в руках. Пока мы видим в основном научные проекты — например, работу Амита Зорана FreeD в MIT Media Lab. Кроме того, похожие технологии применяются в медицине. Например, существуют робот-ассистированные хирургические системы «da Vinci»: роборука с камерами на конце выполняет операцию, а хирург смотрит на экран, выполняя движения, которые робот воспроизводит в более мелком масштабе.

Офис Shaper Tools в Сан-Франциско

Как проект развивался внутри MIT?

Когда я придумал Shaper Origin, у меня был перерыв в учебе, и я знал, что, если я вернусь в MIT и начну проект, институт будет владеть им. Так что я потратил много времени, работая над прототипом самостоятельно, а затем запатентовал свое изобретение, вернулся в MIT и продолжил его совершенствовать, но вся интеллектуальная собственность принадлежит мне.

Возвращение в MIT очень помогло нам, мой профессор меня поддерживал несмотря на то, что мне пришлось изменить тему моей диссертации (я решил писать о применении дополненной реальности в сфере ручного производства), поскольку я начал работать над Shaper. Кроме того, мы сделали еще несколько проектов, которые были связаны с компьютерным зрением: например, Sculpted by Numbers, который предполагал создание глиняных скульптур с помощью новых технологий.

Расскажите, пожалуйста, об основных этапах строительства компании.

Как изобретатель и человек с академическим бэкграундом, я думал, что, если мне пришла в голову идея, я могу просто запатентовать ее и получить много денег. Конечно, это не сработало, потому что вы должны на самом деле построить эту чертову штуку. Мы потратили много времени в разных акселераторах — например, в MassChallenge в Бостоне, чтобы понять, как строить компанию. После окончания MIT я полтора года жил на сбережения, пытаясь сделать работающий прототип устройства, потому что прототип, который мы сделали для MIT, едва работал. Часто академические проекты работают один раз, а потом ломаются. Нужно было сделать то, что можно масштабировать. Даже если бы кто-то предложил мне тогда $ 10 млн, я бы сказал: «Оставьте меня в покое, я должен продолжать работу».

Когда все получилось, мы привлекли деньги и начали набирать команду. Самым важным решением на этом этапе было привлечь Джо Хэбенстрейта, который стал нашим CEO. До этого он работал в Google Glass и превратил академический прототип в реальный продукт — это-то нам и было нужно. Сейчас в нашей команде работают девять сотрудников и четыре стажера.

Почти половина работников Shaper — бывшие сотрудники Google, которые делали очки дополненной реальности. Конечно, они знали Джо, и им было интересно, где он собирается работать. Но я думаю, что они также были заинтересованы, потому что мы тоже используем дополненную реальность, чтобы дать пользователям новые возможности. Кроме того, есть технологические сходства между двумя проектами: мы тоже работаем с компьютерным зрением и нам нужно создать очень маленький процессор и масштабировать научный проект, превратив его в потребительский продукт.

Устройство Shaper Origin. Фото: instagram.com/shapertools

Какой совет вы бы дали людям, у которых есть академический бэкграунд и которые собираются строить hardware-стартап?

Если вы только закончили учебу, я советую как можно быстрее подать заявку в стартап-акселератор, потому что сами вы никогда не поймете, как устроен этот мир. Вам будет полезно общаться со множеством других людей, которые переживают такой же опыт.

Hardware-индустрия работает совсем не так, как вы ожидаете. Чтобы превратить прототип в продукт, нужно сделать в десять раз больше, чем при создании прототипа, а затем, чтобы выпустить первую партию и продать ее, нужно еще в десять раз больше сил, чем на предыдущем этапе. Так что, если у вас в лаборатории есть рабочий прототип, вы проделали только 1 % пути.

Что касается создания команды, то мы поняли, что полезно работать с новыми людьми как с фрилансерами и только потом брать их в штат. Это помогает узнать, насколько хорошо мы можем работать вместе.

Можете ли вы рассказать о дизайне Shaper? Он выделяется на фоне других инструментов для обработки дерева.

Когда мы наняли дизайнера, наша компания изменилась в одночасье, и это помогло нам привлечь больше денег и нанять хороших профессионалов. Это распространенная рекомендация, которая работает: нанимая сотрудников, начните с дизайнера. В нашем случае это был парень по имени Мэтти Мартин, который работал промышленным дизайнером в команде Google Glass.

Мэтти — единственный дизайнер, с которым я когда-либо сотрудничал, и, конечно, его подход очень отличается от моего, потому что у меня инженерный бэкграунд. Как и многие сейчас, Мэтти поддерживает идеологию, изобретенную Apple, когда дизайн — это не просто обертка, это философия, которой ты придерживаешься с начала разработки продукта. Еще мне нравится, что он человек дела и быстро решает задачи, а не такой нервный дизайнер, который хочет, чтобы все было идеально и только так, как он хочет.

Сколько вы работаете над Shaper? Что изменилось в hardware-индустрии за это время? Какие тенденции вы замечаете?

Самый первый прототип появился в 2011 году, и тогда уже зарождались те тенденции, которые сейчас стали более заметными: появились простые способы прототипирования, когда те, кто работает в своем гараже, могут сделать действительно профессиональный прибор благодаря доступным 3D-принтерам и CNC-машинам, а также дешевым инструментам вроде Rasberry Pie. Сейчас самое лучшее время, чтобы создавать hardware-компанию. Хотя более поздние этапы ее развития — когда у вас есть рабочий прототип и нужно начинать производство — по-прежнему кажутся очень устаревшими и занимают много времени.

Офис Shaper Tools в Сан-Франциско

Как вы думаете, что должно произойти, чтобы эти этапы стали проще?

Есть много hardware-систем, которые не объединены, и это меня всегда удивляет, потому что я пришел из мира программного обеспечения, где есть библиотеки, которые вы можете использовать. Чтобы просто интегрировать сенсорный экран, камеру или что-то еще в ваш hardware-продукт, нужно проделать огромный объем работы и запрограммировать linux-драйверы самостоятельно и часто с нуля. Мне это кажется сумасшествием. Я хотел бы, чтобы все было более стандартизованным, потому что сейчас просто приходится заново изобретать колесо.

Несмотря на множество проблем, я вижу растущий интерес со стороны инвесторов: они хотят вкладываться в реальные продукты, которые имеют ощутимое воздействие на мир. Может быть, я просто хочу верить в это, но я думаю, что люди немного устали от социальных сетей, приложений и игр. Все ищут технологии, которые изменят мир в ближайшие десять лет, и понимают, что это будет не просто какой-то мессенджер. В целом сейчас стало труднее привлечь деньги, чем раньше, но наш маленький сектор становится все сильнее.

Какие технологии, на ваш взгляд, изменят мир в ближайшие годы?

Я думаю, что самая прорывная технология — это беспилотные автомобили. Если подумать о них хотя бы пять секунд, понятно, что они изменят мир. Возможно, их появление — это одна из причин, почему люди больше задумываются сейчас о hardware-индустрии. Что касается других технологий, то мне кажется, что дроны — это перспективно, хотя я не очень в них разбираюсь.

Для меня самая важная технология — это компьютерное зрение. Если компьютер знает, что именно вокруг него, вы можете писать алгоритмы для управления роботом, чтобы сделать что-нибудь в этой среде. И в первую очередь такая технология может применяться в контролируемой среде, например, на дороге, внутри завода, в любом месте, где вы знаете, что вы ищете. В нашем случае мы знаем, что происходит вокруг одного конкретного инструмента и что должно произойти, так что становится очень легко использовать робота. Еще одна большая сфера применения для компьютерного зрения — автоматизация производства.

Стул, сделанный с помощью Shaper Origin. Фото: instagram.com/shapertools

Аудитория Shaper — мейкеры и плотники-любители. Как вы думаете, как maker-движение будет развиваться в будущем, когда появится много новых инструментов для работы?

Да, мейкеры — это наша основная аудитория. Мы хотим, чтобы Shaper пользовались все, у кого есть свободная полка в гараже и кто хочет сделать что-то своими руками или, например, починить мебель. Мы также надеемся, что устройство будет полезно и для профессионалов. И тем и другим нравится наш продукт, и они даже готовы тратить деньги на еще не доступную, но захватывающую технологию.

Я думаю, что это будет огромный рынок. Это уже заметно: например, сейчас в США очень популярно домашнее пивоварение. Кто бы мог подумать об этом пять-десять лет назад? Люди просто не занимались такими вещами. Мейкеры — это пока очень нишевая группа, но я очень надеюсь, что новые инструменты помогут сделать это увлечение более популярным и люди не будут удивляться тому, что кто-то может сделать половину мебели для своего дома самостоятельно.

__

Подписывайся на наши новости:

telegram.me/use_ruki
twitter.com/use_ruki
instagram.com/use_ruki
facebook.com/rukirussia

Подробности на useruki.com

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.