Pale Crow: «Дробь из головы Курта влетела обратно в ружье и выстрелила в полку с винилом Led Zeppelin и Black Sabbath»


С Pale Crow мы встречаемся в небольшом кафе неподалеку от «курка». Парням не терпится поделиться со слушателями новыми песнями — сейчас они сводят свой дебютный альбом, — поэтому они только и говорят, что о музыке. Спустя несколько минут в зал влетает немного опоздавший басист и сразу же начинает делиться впечатлениями от прослушанного в дороге…

Никита, бас: По дороге расслушал новую ипиху Onyx (Against All Authorities — прим.). Правда, не все тексты успел понять, но чуваки всё так же ненавидят копов, как и 20 лет назад, поют о белом расизме, о том, как нигеров убивают, а потом говорят, что они похожи на криминалов, хотя они такие и есть. Это здорово, и подача у них всё та же, что и 20 лет назад.

Виталий, ударные: Пробки тебя превратили в националиста!

Никита: Не, на самом деле круто, я даже такого не ожидал. Меня даже Wakedafucup в свое время не так порадовал, как эта ипиха: и по текстовой подаче, и по содержанию — там всё на очень высоком уровне. Так, а о чем вы успели поговорить тут без меня?

Виталий: А мы тебя ждали, чтобы выяснить, что ты слушал.

Никита: Ох, извини, чувак, я за 5 часов выехал, 150 километров.

— Хорошо, давайте о вас поговорим, наконец. Что за чубакка-рок, кто это вообще придумал?

Виталий: Надо было что-то написать просто, я и написал.

Александр, гитара/вокал: Джордж Лукас это написал.

Виталий: А, вообще да. Но если серьезно, то просто мы волосатые, а играем в основном перед людьми не волосатыми. К нам на концерты приходят девочки и мальчики, и для них длинные волосы — это что-то не очень обычное.

— Да ладно?

Виталий: Да. Стригутся все, а мы волосатые. Ну я на эту тему и пошутил. Не, правда, на наши концерты ходят в основном такие ребята.

— А кто они?

Виталий: Офисные рокеры.

— Офисные рокеры?

Виталий: Это рокеры с короткими волосами.

Александр: Ну да, сейчас же процентов 80 молодежи работает в офисе.

— А вы чем-то занимаетесь кроме музыки, и что вас привело на Destroy? Как началась группа?

Александр: Я работаю на студии. На самом деле мы знаем друг друга давно и раньше играли вместе, но поняли, что время пришло только сейчас.

Никита: Для меня это вообще первая серьезная группа. До этого играл только в школьном ансамбле, в актовом зале, на четырехструнной гитаре, потому что верхние струны всё время рвались, новые было дорого купить. Почему-то сейчас чаще всего толстые рвутся, а раньше первая-вторая постоянно.

— Школьного бюджета не хватало.

Никита: Да. На басу вот струны не так часто рвутся, это радость.

Виталий: А так мы не из тех, кто запоминает первые репетиции.

— А помните тот момент, когда поняли, что пора, с чем это было связано?

Александр: Мы решили, что у нас получится, что мы сможем сыграть так, что народу понравится.

Никита: И что мы достаточно крутые, чтобы показать это остальным.

Александр: Музыка собралась, и идеи собрались. Идеи двигают всё.

Виталий: Мы долго никому не говорили, потому что хотели скилл прокачать. А когда поняли, что с этим можно выходить, начали писаться.

Александр: Ага. Терпеть не могу телегу, когда группа делает страничку во «Вконтакте», и там ничего вообще нет…

Виталий: В принципе как у нас сейчас.

Александр: Черт, да. Но у нас альбом сводится, скоро всё будет. И потом, ты начинаешь писать альбом, и песни могут меняться, но ты уже ничего не можешь с этим сделать. И это прикольно. Led Zeppelin так делали.

Виталий: Мне кажется, еще есть эгоизм какой-то в нас. А может, это еще что-то.

— Вы перед собой какую-то цель глобальную ставите?

Никита: Я хочу, чтобы как можно большее количество людей услышало, что мы делаем.

Виталий: Мы занимаемся музыкой ради музыки, поэтому у нас есть шансы продержаться дольше, во всяком случае, дольше, чем те, кто думает только об успехе или деньгах. Если начнешь думать об этом, то быстро во всем разочаруешься.

Александр: Нам повезло на самом деле, потому что среди наших знакомых и друзей таких людей практически нет, окружающие нас люди являются нашими единомышленниками. Те же ребята с «Дестроя». Никто из них не делает это ради денег или успеха.

— А кто вам из коллег по цеху нравится, не потому что друзья, а то, что и как они делают?

Виталий: Hellspin нравятся. Мы с The Jack Wood играли, с Lucifer In The Sky With Diamonds. Они хорошую музыку делают.

Никита: По крайней мере, они находят ту самую грань между написанием самой музыки и концертной подачей, потому что, на мой взгляд, с этим у наших групп очень часто бывают проблемы. Ребята либо очень талантливые, но на них невыносимо скучно смотреть, либо наоборот.

Виталий: Нам вообще с концертами везло. С Sonic Death вот недавно играли. Как-то действительно везет: редко играем, но всегда и концерт хороший, и группы достойные, слушать приятно.

Александр: А я не могу сказать, что мне кто-то нравится особо, я и не общаюсь почти ни с кем, кроме тех, кого записываю. А им не хватает чего-то: то одного, то другого.

— Чего?

Александр: Мне кажется, именно менеджерского какого-то звена. Музло у них может быть классным, но о группе молчок, они ничего не делают, чтобы о них узнали. Причем элементарные какие-то вещи нужны. Кому-то, например, клип нужно снять.

— Но ты же знаешь, что у нас сейчас группы либо всё делают сами от «А» до «Я», либо у них есть менеджер или промоутер, который этим занимается, и дай бог, чтобы он был именно единомышленником.

Александр: Думаю, что сначала всё равно придется поменеджерить самим, из ниоткуда такой человек не возьмется. Но продакшн тоже очень много значит, я вижу это по работе на студии. Многие музыканты не задумываются о таких вещах, когда репетируют и записываются. Или вообще не записываются.

— Хорошо. Кто придумал название Pale Crow? Откуда оно вообще?

Виталий: На одной из репетиций мы нашли за решеткой окна дохлую ворону, всю выгоревшую до грязно-белого цвета. Оказывается, она прилетела на музыку, умудрилась как-то пролезть за решетку да так там и застряла. Чтобы эта смерть была не напрасной, мы решили увековечить тягу птицык нашим риффам в названии группы. Это был знак.

Никита: Ну и карканье — crow, crow — как собачий лай получается, что-то непонятное.

— Чубакка.

Никита: Точно. Как наше приглашение на концерт, мы его записали задом наперед, а потом перевернули.

То самое приглашение

— Вы всех кормите завтраками, что музыка на альбоме будет очень разная. Чего же ждать?

Виталий: Один знакомый круто сказал про то, как звучит материал, который мы записали. Я точнее даже не опишу нашу музыку. Он сказал, что дробь из головы Курта влетела обратно в ружье и выстрелила из приклада прямо в полку с винилом, где рядом стояли конверты с пластинками Led Zeppelin и Black Sabbath. Мне кажется, это очень точно описывает эти 10 песен.

— А есть что-то их объединяющее?

Александр: Мне кажется, у каждой свой характер, даже сводить тяжеловато, потому что они реально хотят звучать по-своему. А приходится сводить.

Виталий: При этом не думаю, что если кто-то послушает их по-отдельности, то он не поймет, что это одна группа играет. Мы просто стремились к тому, чтобы альбом не звучал как одна большая песня.

— Темы в основном какие?

Александр: Про разные душевные состояния и переживания. Мне кажется, что каждый услышит свое что-то.

Виталий: Но в то же время они про то, как живет наше поколение в целом. Про тех, кто родился после распада Советского Союза.

— И как живет поколение?

Виталий: Думаю, люди не так помешаны на семье и карьере. Между работой в большой компании с хорошей зарплатой и работой за небольшие деньги, но увлекательной они выберут второе. Они стремятся заниматься тем, что им реально нравится, и готовы терпеть какие-то издержки ради того, чтобы им было интересно. Они любят путешествовать.

Александр: Популярна сейчас эта телега про поколение Y, дауншифтинг.

Виталий: Люди медленнее взрослеют и живут в свое удовольствие.

Александр: Поэтому так много людей не могут определиться, чего они хотят.

Никита: И космонавтом никого не удивишь, и тем более музыкантом.

Александр: Музыкантом даже скорее никого не удивишь.

Виталий: Но мне кажется, что если ты хоть раз в жизни взял в руки гитару и попробовал что-то сочинить, ты никогда не забудешь, что это такое — писать песни, выражать себя. Может, это банально, но это правда. С музыкой всё в порядке. У всех есть взлеты и падения, нужно делать. Из-за того что все ноют, мол, с музыкой всё плохо, люди и опускают руки, решают заниматься этим только на уровне хобби и уже на этом этапе идут на уступки. У нас другой подход. Зачем об этом думать? Время только терять.

— На что люди тратят время зря еще?

Александр: На сон. Сидят, ковыряются в носу, думают о чем-то, о чем забудут через минуту.

Виталий: На цитатки из «Вконтакте» дурацкие.

Александр: На котиков.

Виталий: Не скажу, что я сам не такой, что не трачу время на серфинг в интернете или еще что-то такое, но надо иногда хотя бы задумываться об этом.

Александр: Точно. Лучше даже выйти по парку прогуляться.

Никита: Нужно выходить за пределы привычного. Когда люди думают, куда пойти с девушкой…

— Когда они думают, где найти девушку…

Никита: Ха, именно! Так вот, они ограничиваются кино или кафе. Лучше пойти на концерт.

Александр: Точно, идите на концерт!

Pale Crow выступят на фестивале Nuts and Bolts в субботу, 16 мая, и в клубе Fassbinder в воскресенье, 17 мая.


Originally published at hookme.fm on May 15, 2015.

Show your support

Clapping shows how much you appreciated Kristina Sarkhanyants’s story.