В этом городе по ночам видно звезды и много пьют.

Наш ноябрь был горький, а мне было страшно. Твой рассказ из другой, не моей жизни. И она вроде закончилась, эта жизнь, но ты начал заново и все испортил.

Можно было догадаться, что из таких некрасивых вещей не получается ничего красивого. Но очень хотелось. И если так подумать, у меня красиво никогда не получалось, я так не умею, видимо. Зато я умею так, чтоб психика к хуям летела и чтоб с синяками на костяшках.

Кстати, я тебя не люблю и надеюсь, что больше не увижу. Хотя на самом деле очень надеюсь, что увижу, но никому об этом, естественно, не скажу. И тебе не скажу. Я такая с гордостью и самоуважением вливаю в себя бутылку красного сухого и набираю лишние килограммы.

Я все еще там и не могу выбраться, понимаешь? Оно совсем не то, мое настоящее. Оно плохое и пошлое. Я его сама таким сделала, а ты помог. Ты ведь так любишь помогать.

В тот вечер мы пьяные, шатаясь, шли до вокзала, я останавливалась каждые пол метра и опрокидывала голову назад, смотря на звезды. Там, откуда я родом, звезд нет. Ты меня в первый раз поцеловал и мы неловко разбежались в разные стороны. Я хотела, чтоб ты остался, но не стала говорить. Было стыдно.

В той, нашей первой жизни, было все по-другому: как будто мне снова 14 и я влюбилась. На самом деле нет. На самом деле мне 23 и у нас нет ни будущего, ни настоящего, но тогда это было неважно. Тогда ты держал меня за руку.

Ну а потом нас не стало.

Прошло месяца четыре и я почти про тебя забыла. Была весна и все так же холодно. Я переехала на другую квартиру и хотела начать заново, но получалось по-старому. Нельзя просто так брать, заходить без спроса и ломать чужое спокойствие. Хотя кому какое дело.

Недавно я поймала себя на мысли, что сейчас все происходит так, как я когда-то себе желала. Наверное я себя совсем не любила. Удивительно часто приходится писать в прошедшем времени. В нем все кажется лучше, чем в настоящем. Но это так только кажется.

Наша вторая жизнь оказалась быстротечной и грязной. Но она мне нравилась. Нравилась до того момента, пока мне не пришлось вырывать тебя с мясом из своей жизни. В этот раз было больно и до сих пор не зажило.

Как оказалось, нас и не было никогда.

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.