Как я провел этим вечером, или не очень коротко об одном органном концерте

Заранее предвкушая, что самым интересным окажется праздное любование нарядами, одеваюсь так, словно девушка в стиле гранж решила бы стать готом.

Уже по пути меня настигло несколько сообщений примерно следующего содержания: билетоввообщенет, давайлучшевулицы, стоячиетолькочтозакончились. Слегка струхнув, позволила себе променад в легком аллюре — по крайней мере, так я себе объяснила превышение на 100 км.

Прибыв к кассам Кафедрального собора, я обнаружила 14 симпатично одетых людей — нет, я не Шерлок Холмс, почему я точно помню количество, узнают те, кто решится прочитать далее.

Простите, не могу не отвлечься — мое внимание привлек молодой человек с аккуратно подстриженной бородой в очках с роговой оправой и твидовом костюме английского охотника, да-да, кожаные сапоги у него тоже имелись, как и очаровательная спутница, короткая стрижка которой так выразительно открывала шею, что хотелось к ней прикоснуться, но я, конечно же, не решилась.

Так вот, мое появление пришлось как раз на тот момент, когда все эти интеллигентные люди, включая моих друзей, шумно и безуспешно осаждали кассира, стойко выдерживающей натиск: «Мест больше нет, постоять с краю нельзя! Я ничего не решаю, зовите директора!». Граждане так заволновались, что уже решились, видимо, по детсадовской привычке, хором кричать: «Директор, вы-хо-ди!», но были остановлены трепетным шиканьем пожилого охранника — концерт начался.

Подобно герою шекспировской пьесы, почувствовав нужный момент, в холле показался энергичный мужчина с озабоченным лицом в сопровождении билетера, непрерывно размахивающей руками, которая аргументированно и четко объяснила собравшимся, что “14 человек совсем не поместятся”. Улучшив мгновение, я подошла к директору и попросила нас впустить. Распознав искру сомнений в его глазах, я поняла, что остальное — дело техники. И действительно, спустя несколько минут мы довольные сидели на огромной готической лавке, которую директор потрудился лично внести в темноту зала. На этом инновационные подходы к управлению главной туристической аттракцией не закончились.

В программе было заявлено что-то про видеопроекции, органную музыку и перфоманс гостьи из Риги. Начало было положено протяжными менуэтами Баха, какие здесь обыкновенно случаются в воскресный полдень. Так, традиционный органный концерт был разбавлен мистикой ночи и проектором в духе лучших визуализаций Windows Mediaplayer

– и, как по волшебству, полупустой зал собора с любопытствующими рязанскими туристами сменился шумным цветом калининградских модников. Прозвучали даже «Имперский марш» и тема из «Призрака оперы» — восторженными аплодисментам не было предела, особенно восторгались мои друзья-музыканты, предположившие что органист, видимо, в первый раз играет без метронома.

А далее случилось то, что все мое словообилие не способно описать. После расплывчатых уверений конферансье про эксперимент и влияние точки сознания на восприятие, за пульт вышла гостья из Риги. На стене позади развернулась видео инсталляция, смысл которой мог легко разгадать тот, кто провел хоть одну ночь в джунглях Перу, лежа под звездным небом в объятьях Вселенной.

Проникающие в самую суть низкие частоты заполнили своды собора и отразились в грудных клетках собравшихся. Зал погрузился в липкую атмосферу страха — раза три или четыре публика пыталась свистом и аплодисментами злости прервать выступление.

В какой-то момент мне показалось, что среди покидающих собор начнется давка — страх предсказуемо породил агрессию. Но гостья, похоже, даже не думала сдаваться. Чудом, многие остались на местах, спасибо советским привычкам за «потерпеть». Но, в моем случае, это выступление задело что-то важное внутри, так не покинув с последними звуками.

Сюр вечера завершился виртуозной игрой ногами — на органе, Карл!


Мне хочется, чтобы в один воскресный полдень в этих готических сводах прозвучали Токатта и Фуга Ре Минор Баха BWV 565, allegro и forte, чтобы, наконец, раствориться в мистическом совершенстве мира. А пока слушаю Opus by Schiller и не могу остановиться.