История 20.

Прорабатываем культуру силы.
Неуважение к подчинённым — одна из самых дорогих проблем организации.

Первый залёт у одного из директоров, случился через две недели.
Очередная утренняя встреча у «Экрана проблем»:
– Смотрите, сегодня подошел срок подключения ленточнопильного станка. А.В., я не вижу отметки «выполнено». Почему?
– Дмитрий Михайлович, все нормально, уже разобрался. Виновные найдены, будут наказаны. Отчёт готовлю, до обеда будет на вашем столе. 
– Какой отчёт? Какие виновные? Вы о чём вообще? Я спросил — почему не подключен станок? Вы нам всем обещали через две недели подключить. Две недели прошло, станок не подключен. Зачем мне ваш отчёт? Как он решит проблему?
Молчание.
– А.В., сколько вам еще нужно времени?
– Неделю
– Хорошо. Ставлю новую дату на экране. Сейчас пройдите к заявителям, извинитесь и сообщите о новом сроке. Договорились?
– Да.
Я прошел после «Экрана» к девчонкам на заготовительный участок, спросил, подходил ли А.В.? Сообщал о новом сроке? — Не подходил, не сообщал. В этот момент, мне стало ясно, чем закончится эпопея с А.В. Я извинился перед девчонками и сообщил о новом сроке.
Проходит неделя. Оперативка у «Экрана»:
– Чья отметка «выполнено» (напротив проблемы с ленточнопильным станком), кто поставил?
– Я. — отвечает А.В.
– Зачем? Мы же договорились, что эту отметку может поставить только заявитель.
– Я не нашел их. 
– Пойдёмте вместе искать.
И мы, всей компанией, пошли на заготовительный участок.
– Девчонки, здравствуйте! Скажите пожалуйста, подключили пилу?
– Нет конечно! Вот, смотрите — всё как было, так и осталось. Электричество подвели, а тележки нет, роликов нет, материал подать невозможно, как на ней работать?
– Зачем обмануть пытались? — спрашиваю я А.В.
– Никого я не пытался обмануть! Это такая низкая квалификация у работниц! Они просто не умеют работать на этом станке! Это уже не ко мне вопросы, а к начальнику цеха, мастеру! Пусть занимаются своими кадрами! — возмущается А.В. Я слушаю его аргументы и понимаю, что он ни разу здесь не был, не вникал в суть проблемы. Продолжает жить в каком-то своём мире, который долгие годы защищал его от всех забот и неприятностей.
– А.В., мы договаривались — два залёта и увольнение?! Мне вы ни разу не позвонили. Не сообщали, что вам что-то или кто-то мешает выполнить свои обязательства. Раз вам ничего не мешало, значит это залёт. Еще и обмануть пытались. Пишите заявление, я не смогу с вами работать.
– Не буду писать заявление. Я свою работу сделал.
– Хорошо, поговорим у меня в кабинете.
Остальные менеджеры слушают молча. Я смотрю на их лица, вижу, что некоторые слегка ошарашены. Прежний генеральный абсолютно доверял А.В., сделал его своим полномочным представителем по всем вопросам. А.В., последние годы делал на заводе что хотел. Отгородил в АБК половину этажа, сделал там в кабинетах хороший ремонт. Обставил всё добротной мебелью и оргтехникой. Принял на работу сына и супругу. 
В их спецкрыло была отдельная входная группа с улицы. Круто, что там говорить.
На беседе в кабинете, А.В., пытался убедить меня в своей незаменимости, в исключительной компетентности и эффективности как руководителя. Мои слова о том, что нельзя руководить сотрудниками через приказы и объяснительные сидя в кабинете, пролетали мимо сознания А.В. 
Я решил не тратить энергию на разборки и уволил его через сокращение. 
Какое же наследство оставил нам А.В.? У него было два основных зама — главный механик и главный энергетик. Умелыми действиями, А.В., регулярно их сталкивал лбами. Добился того, что два ключевых специалиста предприятия перестали здороваться друг с другом. Эта неприязнь распространилась на всех сотрудников их служб. Образовалось два враждующих племени — энергетики с электриками против механиков со слесарями. После разборок с ленточнопильным станком, я зашел к слесарям, затем к электрикам, которые и должны были его подключить. Спрашиваю:
– Что ж вы так, парни, шефа своего подставили?
– Дмитрий Михалыч, у шефа было только два варианта оценки нашей работы — «хреново», либо «очень хреново». Чуть что — пиши объяснительную! «Мистер объяснительная», б@ть! Какой смысл стараться для него? 
Я попросил мужиков закончить с этой пилой. Вместе сходили на участок, обсудили, что нужно сделать, замерили, эскиз набросали. И за пару дней всё было сделано как надо. Станок заработал. Операторы счастливы, я счастлив, мужики смущённо улыбаются в ответ на слова благодарности.
После фактического увольнения А.В., я так и не смог примирить враждующие племена. В такой сложной сфере как ремонт станков и оборудования, где чрезвычайно важно сотрудничество всех причастных специалистов, был полный раздрай. Буквально — подходят к станку электрик и слесарь, пару часов спорят — по чьей части поломка, но так и не договорившись уходят в свои каморки.
У «Экрана проблем», также приходилось наблюдать бесконечный «перевод стрелок» между главным механиком и главным энергетиком. Я пытался наладить взаимодействие между ними. Беседовал с каждым в отдельности. Вместе с ними ходил на поломки, выступал как рефери, распределял ответственность и объемы работ. Не помогало. После очередных разборок перед «Экраном» — я предложил решение:
– Один лишний уровень управления мы уже сократили — Директора по эксплуатации и ремонтам. Теперь, для улучшения качества и сокращения сроков ремонтов, нам нужно персонализировать ответственность. Для этого, вместо двух служб мы создадим одну. Были главный механик и главный энергетик, станет главный электромеханик. И далее, по цепочке, схлопываем все специальности. Кто-то из вас должен стать главным электромехаником. Кому это интересно, жду через неделю с предложениями по структуре. С фамилиями, зарплатами, функционалом. 
Наиболее проработанной была программа от главного энергетика. Его и назначил. Мы нарисовали новую штатку, сохранив всю численность ремонтного персонала и уровень зарплат, которые были на тот момент. Но уровень неприязни был настолько высок, что служба главного механика уволилась почти в полном составе — «мы не будем работать с этими ;.%#$:», объясняли они свой демарш. В цехах где исчез разделяющий фактор — враждующие руководители, слесари и электрики быстро нашли общий язык. Работа закипела. На место уволившихся механиков мы не стали принимать новых людей. Схлопнули вакансии, а высвободившийся ФОТ разделили между всеми оставшимися ремонтниками, что также придало позитива произошедшим изменениям. Я не знаю, что для А.В., выходца из рабочих, стало причиной такого неуважения к своим сотрудникам. Но, руководитель, который не уважает подчиненных — большое зло для любой компании. Это одна из самых дорогих проблем бизнеса, которую нужно выявлять и устранять в первую очередь.

Show your support

Clapping shows how much you appreciated Dmitriy Kim’s story.