UPDATED TABLE OF FUTURES

I will store here some of the answers I give to journalists who address me as a someone who tries to think forward for mass media. As @Medium offers a great two-column interface, you can look at the very first comment to each paragraph that contains the translation — from Russian to English or vice versa, depending on the language of communication. I will update translation in some days.

Вопрос от автора RB.RU звучал довольно обобщенно, но мне показалось интересным ответить на него достаточно развернуто.

Василий, добрый день! Я пишу для RB.ru статью о том, что будет со СМИ через 15 лет (2030 год). Хотела бы пригласить вас как эксперта дать свой комментарий. Останутся ли телевидение, радио, газеты или все уйдет в интернет? Что будет с медиа в интернете?

Технологический аспект

  1. Дистанция в 15 лет достаточно неудобна для прогнозирования — так называемые “экстраполируемые тренды” к этому моменту в будущем уже практически ничего не значат (или значат гораздо меньше, чем нам кажется сегодня), т.к. возникнут альтернативные технологии, которые мы сегодня просто не можем видеть.
  2. Это похоже на то, как мы не видели в 2000-м году мобильную экосистему, например, или расшифровку генома и ее медицинские и социальные последствия).
  3. Технология форсайта дает крайне противоречивые сценарии, поскольку слишком сильно зависит от целеположения того, кто им занимается.
  4. Важно понимать, что, кроме уже сказанного, 16–17 лет — это продолжительность макро-циклов экономики, т.н. циклов Кондратьева. Некоторые экономисты уверены, что в последние 2 года мы вошли в новый цикл, который характеризуется выходом из кризиса для развитых экономических систем и погружением в него развивающихся.
  5. Соответственно, это как минимум, 10 лет в течение которых будет падать спрос на материальные ресурсы и расти — на технологические и научные решения.
  6. Важно обратить внимание, на то, что-то аналогичные процессы имели место в период с 1985 по 1995, когда создавался технологический задел нынешнего мира — в том числе и мира медиа.
  7. Можно, впрочем, предположить и обратное — массовое “сдувание пузырей”, которые накопились в финансовой сфере, в недвижимости, даже в технологических сферах; однако и такой сценарий все равно приведет к концентрации на “мягких технологиях”, и точно не приведет к росту спроса на энергию и базовые металлы (что свойственно для периода “освоения технологий”, созданных в предыдущем цикле).
  8. Соответственно, если говорить о технологической составляющей, то, скорее всего, к 2030 году в качестве основного тренда медиа будет доминировать технология, которая сегодня существует только в виде прототипов (в лучшем случае; возможно, ее только начинают описывать словами и символами).
  9. Я бы исходил из предположения, что это будет аудиовизуальная технология, которая при этом, будет управляема потребителем по нескольким параметрам, которые мы сегодня считаем управляемыми на стороне автора/вещателя. Сегодня мы можем управлять громкостью звука или яркостью изображения, или его качеством — через 15 лет мы сможем, например, управлять эмоциональным компонентом контента.
  10. То есть с точки зрения современного человека это будет выглядеть как некая эволюция телевизора (или мультимедийного компьютера), у которого появилась дополнительная “ручка” — добавьте мне больше “радости”, уберите лишний “страх” и т.д.
  11. Можно попробовать определить это как “когнитивный телевизор” — то есть устройство, способное менять когнитивные характеристики того содержания, которое для него создается, в зависимости от желания потребителя.
  12. Даже если изначально это будет очень простой алгоритм (показывать эмоции — не показывать эмоции, например), это окажет принципиальное воздействие на всю цепочку от идей через создание и распространение контента до его восприятия потребителем. По мере понимания того, какие требования предъявляет потребитель к массмедиа, количество опций “настройки” будет меняться.
  13. Уже сегодня возможно встраивать как в медиа-устройства, так и в контент разного рода ambient-ощущения (например, звуковой эффект присутствия на стадионе при просмотре спортивной трансляции) — это направление, безусловно, будет развиваться и имеет все основания стать доминирующим.
  14. Основные сегодняшние технологии — печать, радио, вещательное ТВ — скорее всего, будут существовать, хотя и в ограниченном (особенно печать) объеме.
  15. За следующие 5–7 лет появятся технологии, которые обеспечат бесконфликтное (скорее всего, на устройстве пользователя) изменение канала доставки и типа содержания по его желанию.
  16. Условно говоря, любой текстовый сайт может прямо в вашем устройстве превратиться в уникальное радио (только для вас, с вашими предпочтениями, прочитанный теми голосами, которые вам приятны и интересны и совмещенный с музыкой, например, которая соответствует вашему эмоциональному состоянию). Равно как и ваш условный “поток” в Инстаграмме будет превращаться в “телеканал” о жизни ваших друзей и селебрити, на которых вы подписаны.
  17. Очень важно, что это будет происходить именно на вашем устройстве — и только для вас.
  18. Вещательное — т.е. нарративное, или, лучше, мета-нарративное — телевидение никуда не денется, потому что люди любят истории, любят, когда им рассказывают их профессионально и красиво, любят знать, что другие тоже эти истории смотрят. Равно как и кино, как и театр — эта форма медиа-коммуникации никуда не денется.
  19. Скорее всего, из телевидения постепенно будет “выжиматься” новостная составляющая (равно как и политическая).
  20. Технологии и контент, конечно, взаимосвязаны, но технологии в современном мире, по крайней мере, важнее — т.к. бытие определяет сознание.
  21. Второе важное соображение состоит в том, что потребности человека в коммуникации (и, частично, в содержании контента) уже десятилетие удовлетворяются с избытком. Т.е. мы имеем дело с рынками, на которых присутствует категорический избыток “оптовой информации”.
  22. Может быть, для вас лично и конкретно, чего-то не хватает — но, в совокупности, скажем, типа ядерной семьи (супруги + дети + бабушки/дедушки) — объем и состав предлагаемого контента не просто избыточен, он в несколько раз избыточен.
  23. Причины этого в том, что в 1990-х годах, когда закладывались модели современной конструкции информационного общества, не было достаточного знания о том, как именно устроена когнитивная сфера человека и где находятся “лимиты и лимитрофы” нашей способности к восприятию контента (как информационного, так и развлекательного).
  24. Фактически, архитектура интернета предопределила возможность “кризиса перепроизводства” оптовой информации; вместо углубления знаний и развития способностей мы получили ровно обратный эффект — распыление внимание, снижение авторитетности, атомарность потребления.
  25. Как мне представляется, в следующие 5–15 лет будут предприняты — не обязательно успешные — попытки с этими проблемами справиться. Прежде всего, эти попытки будут разные — авторитарные государства пойдут по пути уменьшения количества “каналов”, по которым информация может проникать в массовое сознание; демократические общества, скорее всего, сильно изменят образовательные процессы, чтобы скорректировать восприятие информации на уровне детей и подростков, внедрить в их сознание своего рода “когнитивные фильтры”. В любом случае, возвращаясь к вашему вопросу: все сегодняшние виды СМИ в той или иной форме будут существовать, но пропорции между ними, как в части бизнеса, так и в части денег будут другими — т.к. в распределение вмешаются новые, неизвестные нам пока формы доставки. Именно они и определят те типы и формы содержания, которые будут наполнять каналы медиа. Одновременно, в результате социальных инноваций, начнет меняться потребитель информации — его навыки по управлению собственным медиа-потреблением начнут расти и изменяться; как следствие, начнет изменяться и индустрия создания информации и вообще контента.
One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.