Об Ирине Александровне Велембовской

Родилась 24 февраля 1922 г. в Москве (Брюсовский переулок, дом 2/1) в семье Александра Александровича Шухгальтера, юриста по образованию, полученному в Московском университете, потомственного почетного гражданина Российской империи, и его жены Анны Игнатьевны, урожденной Фиделли, дворянке по происхождению, в послереволюционные годы долгое время работавшей заведующей библиотекой имени Герцена на Петровских линиях в Москве.

Ирина была их шестой дочерью и появилась на свет вместе с сестрой- близняшкой Галиной. В четыре года она уже хорошо читала и самостоятельно выбирала книги из огромной домашней библиотеки, хотя на ее выбор часто влияли и предпочтения родителей — поклонников русской классической литературы. Любовь к пьесам Гоголя, Островского, к раннему Чехову была предопределена и характером юной читательницы — веселым, жизнерадостным, легким. Обладая уникальной памятью, она могла безошибочно назвать все пьесы Островского и, что удивительно, перечислить всех действующих лиц с их заковыристыми для двадцатого века именами. Потом настало время Пушкина, Тургенева, Толстого.

Возможно, именно отсюда, из русской литературы, и проистекает дальнейший писательский интерес И. Велембовской к судьбе «маленького человека», в ее случае — к судьбе простой русской женщины, неизменной героине ее повестей и рассказов. Однако постоянное обращение писательницы к жизни «людей из народа» имеет и другое, более прозаическое, если не трагическое, объяснение. В каждом произведении можно найти «декорацию» из ее собственной биографии.

Ей было шестнадцать, когда в июне 1938 г. арестовали отца. По «политической» 58 статье, п. 10 УК РСФСР он был осужден на пять лет с отбыванием срока в одном из северных лагерей (освободился только в 1946, полностью реабилитирован в 1956 и в 1960 умер). Мать тут же уволили из библиотеки. Ирина вынуждена была бросить школу и пойти работать.

Затем — война. Закончив курсы медсестер, она ушла добровольцем на фронт, служила (как ее героиня из повести «Мариша Огонькова») в эвакогоспитале. Вскоре по нелепому обвинению была осуждена, этапирована на Урал, провела полгода в Нижне-Туринской тюрьме и вышла оттуда на лютый мороз в своей летней московской одежонке с предписанием жить здесь, в Туре, на поселении. На Урале трудилась на Нижне-Туринском металлургическом заводе, в горячем листопрокатном цеху, на Исовском золото-платиновом прииске, работала на лесозаготовках, а в редкие выходные за ведро картошки копала чужие огороды. (Жизнь на Урале в дальнейшем нашла отражение в повестях «Лесная история», «Дороже золота», «Несовершеннолетняя», «Ларион и Варвара».)

В 1944 г., после вступления Советской армии на территорию Румынии, оттуда в СССР двинулись эшелоны с немцами, интернированными из Баната и Трансильвании — мирными жителями, мужчинами, женщинами, подростками. Партия интернированных немцев прибыла и в Туру, в лагерные бараки. Так судьба свела И. Велембовскую с героями ее будущего многострадального романа «Немцы», написанного в 1950-е, но опубликованного из-за «непроходной» в советские времена темы лишь в 2002 г. в московском издательстве «Минувшее», спустя 12 лет после смерти автора. В 1946 г. немцев отправили обратно на родину, а в 1947 г. смогла наконец-то вернуться домой, в Москву, и два года проработавшая вместе с ними на лесоповале в тайге Ирина.

Но дома фактически уже не было: отцовская семикомнатная квартира в Брюсовской давно превратилась в коммуналку. Прописки тоже не было. Приютила старшая сестра Ольга, за городом, в Лосинке, помогла устроиться дворником в школу. Потом были мебельная фабрика (повесть «Женщины»), детские ясли (рассказ «Дела семейные»), фабрика игрушек, снова школа, где Ирина Александровна работала бухгалтером, затем библиотекарем. Экстерном окончив школу, в 1957 г. она поступила на заочное отделение Литературного института им. Горького.

В 1961 г. в журнале «Знамя» появились ее первые рассказы «Среди полей» и «По следам любви». Начинающему автору повезло: она сотрудничала с лучшими редакторами Москвы — Софьей Дмитриевной Разумовской и Дианой Варткесовной Тевекелян, с которыми потом дружила всю жизнь. В 1964 г. был опубликован рассказ «Женщины». Его экранизировали на телевидении, в главной роли снималась знаменитая Лидия Сухаревская, а 1965 г. по этой повести режиссер П. Любимов снял фильм, получивший поистине всенародное признание. Успех фильма был обусловлен прежде всего превосходным актерским ансамблем. В нем снялись мастера — Инна Макарова, Нина Сазонова, Надежда Федосова — и молодые талантливые актеры Галина Яцкина и Виталий Соломин.

В 1964 г. И. Велембовская стала членом Союза писателей СССР. Однако книг у нее и тогда и позже выходило немного, и каждая шла «со скрипом»: «женская проза» в советские времена была не в почете, а тяжелая жизнь, неустроенный быт и правдивые переживания ее героинь вызывали бесконечные придирки цензоров всех уровней. Тем не менее, стоило появиться новой журнальной публикации И. Велембовской — рассказу или повести с мастерски выстроенным сюжетом, живыми характерами персонажей, с диалогами, окрашенными юмором, — как тут же поступало предложение от той или иной киностудии. Кино, конечно, тоже имело свою специфику: сценарий кроили и перекраивали, режиссеры привносили собственное «видение» и в конце концов автор, глядя на экран, часто не узнавал собственное, кажется, гораздо более неоднозначное сочинение. Но главное — зрителям нравилось. Большой успех имела снятая в 1976 г. на Ленфильме «Сладкая женщина» с Наталией Гундаревой. Следом за ней лучшей актрисой года была признана Анна Каменкова в картине «Молодая жена» (Ленфильм, 1978 г.). Многое из задуманного в кино не получилось, и все-таки на счету было шесть полнометражных картин.

В 1970–1980-е годы книги И. Велембовской выходили за рубежом: в Германии, Польше, Венгрии, Чехословакии, Китае.

Скончалась Ирина Александровна 14 марта 1990 года, после очень тяжелой болезни. Похоронена на Головинском кладбище в Москве.

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.