Совет 17 мая: «ничего кроме вреда»

Сегодня Совет депутатов рассматривал пять вопросов, но я хочу остановиться на одном. Как уже писала, на неделе мы (около 30 жителей) подали обращение в Совет депутатов, где очень мирно и аргументированно просим депутатов рассмотреть возможность переноса заседаний на вечерние нерабочие часы. Это бы позволило:

  • вовлекать жителей в работу Совета
  • работающим людям (особенно в старой Москве) участвовать в Советах лично
  • повысило бы открытость Совета
  • усилило бы обратную связь между депутатами и жителями.

Можно еще продолжать.

Совет рассмотрел это обращение. Меня сегодня не было, так что публикую расшифровку трансляции. Выводы делайте сами:

***

В.Д. Бланк: У нас есть у всех в разделе “Разное” соответствующие обращения. Одно из этих обращений я не очень понимаю. Коллеги, секунду… (призывает к тишине и продолжает)

Одно из этих обращений я не очень понимаю: почему надо проводить с 19 часов в нерабочее время заседание Совета депутатов. Вообще, строго говоря, по всем законам регламента [неразборчиво]. Во-первых, идет трансляция. Во-вторых, все наши решения публикуются и являются открытыми. Мне непонятно, почему [шум]. Непонятно, почему вдруг… Какие разумные предложения…

Мы что-то ни разу никому не запретили присутствовать на наших заседаниях.

Из зала: Многие не могут. На работе в это время.

Один из двух жителей в зале: Просто надо улучшить работу сайта, актуальную информацию.

Бланк: Ну давайте как-то…Есть вопросы? Ответы?

Н.П.Кучер: Есть вопрос, да.

Бланк: Пожалуйста-пожалуйста.

И.Е. Костылева: Я была инициатором этого заявления, обращения. Дело в том, что даже при обращении жителей, они не могут присутствовать на Совете депутатов, поскольку работают. И им надо, соответственно, отпрашиваться с работы. Это первая причина. Вторая причина: нам кажется, что это повысит обратную связь между депутатами и избирателями. И повысит ответственность депутатов перед принимаемыми решениями. Одно дело: смотреть, что называется, за стеклом. Другое дело: когда лично присутствуешь внутри.

Бланк: Ну, у меня на самом деле есть три…

Костылева: Извините, я добавлю. Ряд Советов депутатов города Москвы заседают по вечерам [шум в зале].

Из зала: Ну не слышно ничего, ну ребят.

Бланк: Ну, я готов ответить. Давайте начнем с муниципальных образований города Москвы. [шум]. Сейчас, коллеги… К голосованию мы еще не перешли, секунду. Присядьте пока, давайте мы все-таки этот вопрос направим на комитет на правовой. Я сразу хочу сказать, что мы соблюдем все процедуры и поэтому не будем сейчас принимать решения. В порядке обсуждения. Все ваши заявления, они достаточно [неразборчиво]. Почему? Опыт показывает, что если в связи с регламентом мы хотим принять серьезное решение по тому или иному обращению, это требует многоуровнего прохождения этого вопроса. Потому что, как правило, это не касается, извините, просто индивидуального обращения, связанного с ремонтом в квартире. Даже если это так, все равно надо подключать администрацию, управляющую компанию и прочее. Кроме того, полномочия города Троицка и Совета депутатов и полномочия муниципальных образований города Москвы кардинально разные. В этом смысле и ответственность у нас, действительно, разная. Кроме того, [пауза], я готов перечислить, какие вопросы мы рассматриваем. Но этого не требуется. Тут даст ответ правовой комитет.

Я пока выскажу свое мнение: мы поэтому и заседаем в рабочее время…Не потому что мне, например, нечего делать, и, упаси господь бог, не думаю, что каждому из нас нечего делать. Традиция, которая сложилась… У нас есть аппарат Совета, есть юристы, они должны работать соответственно с администрацией [шум]. И заседание, которое проходит в рабочее время, оно позволяет пригласить, извините, любого чиновника в любое время рабочее. Поэтому я сейчас не очень понимаю, кроме таких необоснованных вопросов… Если нужно заседать после шести и до десяти вечера (у нас были заседания и по пять, и по шесть часов с обсуждением устава, и никто никогда не считался со временем). Поэтому я не понимаю таких обращений. На самом деле, сутью любого обращения должно быть решение конкретных задач. Совет депутатов решает те проблемы, которые стоят перед городом. Поэтому мы должны работать столько, сколько надо. И та схема прохождения вопросов, которая позволяет принять то или иное решение, она затрагивает почти все ветви власти: администрацию, главу города, соответствующие комитеты, соответствующие структуры, и позволяет принять окончательное решение Совету депутатов. Нет ограничений.

Простой пример, поскольку все-таки выборы почетного гражданина города, как я уже сказал, — это совершенно нерядовое решение, оно должно быть взвешенным и грамотным, поэтому я попросил его поставить последним, чтобы мы могли без ограничений во времени, если будет необходимо, обсуждать.

Поэтому у меня предложение такое: направить это обращение в соответствии с нашим регламентом в правовой комитет, который рассмотрит его и обсудит с общественными организациями или с людьми, которые подписали это обращение. Если будут найдены абсолютно разумные аргументы, мы готовы будем принять соответствующее решение. Но пока, коллеги, я говорю: если мы хотим прекратить работу и заняться демагогией, и все время смотреть на часы, тогда давайте перенесем на восемь часов вечера. Я боюсь, коллеги, что популизмом занимаемся не мы.

Костылева: Можно короткую реплику?

Бланк: Пожалуйста.

Костылева: Мы же не просим Совет депутатов вообще всегда работать в нерабочее время. Надеюсь, Совет депутатов работает и между заседаниями. Мы просим только заседания перенести. И любой чиновник, если Совет депутатов пригласит его в нерабочее время, обязан присутствовать.

Бланк: Ну, хорошо. Можете размещать комментарии. Мы все не любим бюрократию, но без нее жить нельзя. Поэтому я еще раз предлагаю это обращение направить в соответствие с нашим регламентом в правовой комитет и начать работу. Я просто высказал свое мнение, потому что этот вопрос, действительно, давно не поднимался, поскольку жизнь показала, что он неактуален.

О.В. Каравичев: Можно тоже реплику подать? Знаете, я считаю, что это требование отдает сильно популизмом. Во-первых, не такое большое количество народа из 50-тысячного города хочет, чтобы это было именно так. И я думаю, что по вполне понятным причинам, но я их за скобками оставлю. Я хочу сказать, что все, кто избран депутатом, довольно сильно загружены по работе, это ни для кого не секрет. И прийти сюда заседать в семь часов после утомительного трудового дня, я думаю, у нас мозги уже будут несвежие, и вряд ли мы сможем квалифицированно принимать решения.

Н.П. Кучер: Я хотел бы поддержать это мнение, хотя, на первый взгляд, кажется что идея привлекательная. Но вот этот аргумент лично для меня главный. Я бы согласился вечером, но понимаю, что при моей работе я в семь или восемь часов уже ни к чему не способен — думать и тому подобное.

А.С. Терехин: А я хотел бы депутатов обратить внимание на фамилии людей, которые подписали это постановление. Согласен полностью, что это популизм. Хочет свои личные амбиции высказать. Дело в том, что если отнять семью Шутовых-Верещагиных, я не вижу фамилии людей, которые когда-нибудь приходили в Совет депутатов для решения каких-нибудь важных городских вопросов, предлагали какие-то действия. И то, что эти люди хотят присутствовать здесь, слушать нас и что-то вносить, у меня на 99%, что это не будет, они не придут даже. Потому что это люди… Не знаю, если они работают в Москве, то они ну никак не могут влиять на нашу участь города. Они приезжают в девять вечера с работы и в шесть часов уезжают в Москву. Для них самое главное, чтобы вечером у них был свет, вода и тепло. И машину поставить около дома. И поэтому я думаю, что мы можем отклонить. Я предлагаю проголосовать. Я думаю, не нужно выносить на правовой комитет. Мы можем согласиться, а можем не согласиться.

Бланк: Если мы законодательный орган, то мы должны соблюсти регламент.

Терехин: Давайте, давайте отправим на комитет.

Бланк: Я не помню, чтобы за 22 года работы депутатом, что мы отклонили чье-то обращение. Пожалуйста, высказывайтесь. Просто у меня такое впечатление, что мы возвращаемся к началу 90-х годов. Меня просто удивило…

Каравичев: Святее Папы Римского.

Бланк: Меня удивило высказывание по такому вопросу. Мне кажется, люди настолько несерьезно относятся к работе депутата… Для меня это означает, что люди просто не понимают, что происходит. Ну если так, пожалуйста. Баллотируйтесь, выбирайте, введите новые порядки. Но тогда поймите правильно, вам все равно придется общаться с жителями. Ладно.

И.А. Савицкая: Владимир Давыдович, ну что мы?

Бланк: Давайте отправлять в нормативно-правовой комитет.

После паузы… [шум в зале, идет голосование по другому вопросу, обсуждение в зале]

Бланк: Коллеги, я еще раз возвращаюсь… Что бы ни происходило, в любом случае, если мы хотим получить нормальный результат, мы должны соблюдать свои собственные законы и регламенты, которые мы приняли. Еще раз говорю: если кто-то хочет открыть дискуссию по этому вопросу, может использовать все необходимые площадки. Но я заново хочу сказать, что никакой необходимости и ничего кроме вреда эта инициатива, к сожалению, не принесет.

Е.И Марданова: За рамками рабочего времени это реально увеличит нагрузку на бюджет. Это СМИ, это аппарат Совета, это те чиновники, которых сюда надо будет привозить, это юристы Совета депутатов. Это рабочее время людей, дополнительное.

Бланк: Коллеги, еще раз. Я не против и в 12 ночи собираться.

Каравичев: Кто работает в Москве, никто к семи сюда не приедет.

[шум, непродолжительное обсуждение в зале]

И.А.Савицкая: Владимир Давыдович!

В.Д. Бланк: Коллеги! (звонит в колокольчик)

Like what you read? Give Lena Vereshchagina a round of applause.

From a quick cheer to a standing ovation, clap to show how much you enjoyed this story.