Василь Скобля

Беларусь: история, личности, менталитет

(Краткий очерк истории Беларуси с древнейших времен

до мирового финансово-экономического кризиса 2008 года)

…Из всех славянских народов русины, это значит крестьяне Пинской,частично Минской и Гродненской губерний, сохранили наибольшее количество общеславянских черт. В ихних сказках и песнях есть все. Письменных памятников у них мало, только Литовский Статус написан ихним языком, самым гармоничным и из всех славянских языков наименее измененным…

…Здесь соприкасаются католическая религия с восточной церковью, шляхетная Речь Посполитая с системой самодержавия…

…Язык юга России — малороссийский, на котором говорит около десяти миллионов человек, бесспорно, самый музыкальный, самый поэтический и звонкий, но он никогда не был настолько развит, чтобы стать языком литературным.

На белорусском языке, который называют русинским или литовско-русинским, также разговаривает около десяти миллионов человек; это самая богатая и чистая речь, она возникла давно и отлично разработана. В период независимости Литвы великие князья пользовались ею для своей дипломатической переписки.

Язык великороссов, на котором говорит почти столько же людей (нужно исключить отсюда финско-московский диалект, который сильно от него отличается) выделяется богатством и чистотой, но у него нет ни чудесной простоты белорусского языка, ни гармоничности и музыкальности малороссийского…

Адам Мицкевич

Парижские лекции о славянских языках

Республика Беларусь (по определению ООН) — унитарное, демократическое, социальное, правовое государство (территория 208 тыс. кв .км., население около 10 млн. чел., столица Минск), обладающее верховенством и полнотой власти на своей территории, самостоятельно осуществляющее внутреннюю и внешнюю политику. Территория Беларуси едина и неотчуждаема.

Беларусь — среднеевропейская страна, сопоставимая по населению с такими европейскими странами, как Чехия, Венгрия, Болгария, Греция, Сербия, Португалия, Швеция. Современная Беларусь не включает в свой состав всей этнографической Беларуси. Этнографичекую Беларусь, кроме ныне принадлежащих Республике Беларусь территорий, составляют так же большая часть Смоленской области, западная часть Брянской области, юг Псковской области, Белостокское воеводство Польши, юго-восточная часть современной Литовской Республики, включая Вильнюс. Вся территория этнографической Беларуси составляет около 300 тысяч км².

Беларусь — живописная страна с богатейшей историей и культурой. Издавна она славится удивительно прекрасной природой, древними замками, старинными усадьбами, церквями, храмами и костелами. Беларусь расположена в географическом центре Европы — выгодном перекрестком дорог, которые издревле связывали Черное море с Балтийским, а восточные земли — с западными. Беларусь — одно из немногих в Европе мест, где можно увидеть нетронутую природу: крупнейшие массивы древних лесов, уникальные ландшафты, редкие виды животных и растений. Названия парков и заповедников говорят сами за себя — Беловежская пуща, Браславские озера, Березинский заповедник. И каждый уголок Беларуси проникнут духом многовековой культуры, оставившей нам красивейшие памятники архитектуры.

Происхождение названия

По одной из версий Белой Русью назывался регион на востоке нынешней Белоруссии (Могилевщина,Витебщина) , а также Смоленщина. Территория современной Гродненской области называлась Черной Русью. Многие историки относят к Черной Руси также Вильнюсский край. Происхождение названия «Белая Русь» некоторые исследователи связывают с синонимом «белая» в значении «независимая, свободная», другие — с более ранней христианизацией по сравнению с соседней Великой Русью или с преобладающим цветом одежды и облика населения. Некоторые также считают, что название Белая Русь дано стране за то, что территорию Беларуси не захватили татаро-монголы. Но тут возникает вопрос: “Почему тогда земли современной Гродненской области назывались Черной Русью? Ведь они тоже никогда не были захвачены татаро-монголами.”

В составе Речи Посполитой само название Белая Русь употреблялась как областное (провинциальное) для обозначения Верхнего Подвинья и Верхнего Поднепровья; регион Верхнего Понеманья и Вилии называли в то время Чёрной Русью или Литвой, а южную часть современной Белоруссии ― Полесьем.

На французской карте для фельдъегерской (военной или правительственной) почты 1700 года Брест является частью Волыни, территория нынешней Литвы (без Вильно), называется «Самогития » (показана, как колония Литвы), территории западной и центральной частей нынешней Белоруссии (вместе с Вильно) называется «Истинная Литва», а территории Витебской и Могилевской областей нынешней Белоруссии называется «Русь Белая или Литовская».

На исторической карте Речи Посполитой 1740 года Томаса Китчина территория современной Белоруссии обозначалась под названием Литовская Русь.

На карте 1750 года знаменитого немецкого картографа и астронома Тобиаса Майера впервые Белой Русью названа почти вся современная территория Белоруссии от Западного Буга на юг от Бреста до Верхнего Подвинья. Полесье здесь показано как часть Белой Руси.

Кроме Белой и Черной Руси была еще Синяя или Новгородская Русь, Голубая или Поморская Русь, Червоная (Красная) Русь или Галичина (на западе современной Украины).

Кстати, в Литве Белоруссию называют Baltarusija (Балтарусия). В Латвии Россию называют Кревия (от соседнего славянского племени кривичи), а Белоруссию Балткревия.

По мнению некоторых историков та часть Западной Руси, где уже было распространено христианство, называлась Белой Русью, а территория современной Гродненской области, граничащая с современной Литвой, оставалась языческой и поэтому называлась Черной Русью.

Следует отметить, что предки современных литовцев (жемайты и аукштайты) приняли христианство (католичество) самыми последними в Европе, только в 1387 году.

Древние времена

Человек впервые появился на территории современной Белоруссии 100–40 тыс. лет назад. Найдены следы первобытных стоянок 27–24-тысячелетней давности. Полностью эти земли были заселены около 10–8 тыс. лет назад. В конце III — начале II тысячелетия до н. э. на территорию современной Беларуси проникли ндоевропейские племена.

Составившие эту карту украинские историки полагают, что племя литва жило на территории современной Белоруссии
в бассейне рек Неман и Вилия, а на территории современной Литвы жили аукштайты, жемайты и курши.
Заметим, что на территории современной России, за исключением ее западных областей, жили не славянские,
а финско-угорские и тюркские племена, которые составили основу современного русского народа.

В VI — VII вв. н. э. начал формироваться белорусский этнос на базе славянских этнических общностей кривичей (занимали территории в верхнем и среднем течении Западной Двины и верховьев Днепра), дреговичей (Белорусское Полесье и часть современной Средней Белоруссии), радимичей (бассейн реки Сож) и ассимилированных в период с ІХ по ХІІІ век восточно-балтских племен. Кривичи, дреговичи и радимичи являются частью древнерусских народностей, создавших позднее, в IX веке, государство Киевская Русь.

Древняя Русь

В VI-IX веках развитие сельского хозяйства и ремёсел способствует формированию феодальных отношений, расширению торговли, возникновению городов. Первым государственным образованием на белорусских землях стало овеянное легендами Полоцкое княжество. Впервые город Полоцк упоминался в летописи «Повесть временных лет» в 862 году. Выгодное местоположение — на берегу Западной Двины, которая была частью пути «из варягов в греки» –выделило этот город из ряда других. Полоцк превратился в крупный центр торговли и ремесел.

Первым из полоцких князей стал Рогволод. С этим именем и с именем его дочери Рогнеды связана очень печальная история. В 980 году руки Рогнеды попросили два брата — князь киевский Ярополк и князь новгородский Владимир. Рогволод отдал предпочтение Ярополку. Владимир, чтобы отомстить, напал на Полоцк, убил Рогволода и его семью, а Рогнеду насильно заставил выйти за него замуж.

Эти события тесно связаны с приходом христианства на белорусскую землю, ведь именно Владимир, ставший потом киевским князем, крестил Русь в 988 году. До появления христианства на Руси человеческая жизнь мало чего стоила и часто убийство становилось решением многих проблем. После крещения Руси в сознание людей стала внедряться христианская мораль в виде заповедей Иисуса Христа: не убей, не укради, возлюби ближнего, как себя самого и т.д.

С Х века наиболее известные феодальные государственные образования на белорусских земелях — Полоцкое, Туровское и Смоленское княжества входили в состав Киевской Руси, которая была «лоскутной Империей Рюриковичей» (по определению Карла Маркса) и никогда не существовала как единое государство. Это была конфедерация нескольких государственных образований, имевших между собой слабые династические и церковные связи, разные этнический состав, культуру и общественно-политическое устройство.

Кроме того, они имели различные внешнеполитические интересы, зачастую диаметрально противоположные: Полоцкое, Туровское и Галиция-Волынские княжества, Псковская и Новгородские республики находились под влиянием Западной Европы; Киевское, Черниговское, Новгород-Северское княжества — под влиянием Византии; Владимирское, Рязанское и другие княжества северо-восточного предела — под влиянием Хазарского Каганата, а затем и Золотой Орды.

Полоцкое княжество подчинялось Киеву всего лишь несколько десятилетий, а затем сумело восстановить свою независимость и было полностью самостоятельным государством, державой со всеми соответствующими атрибутами — суверенной властью князя и вече, администрацией, столицей, войском, денежной системой и т. д. Княжество активно противостояло экспансии Киева, а само расширяло своё влияние в сторону Балтийского моря, подчинив себе ряд прибалтийских племён.

В 40-х годах XI века были построены храмы святой Софии в соперничавших друг с другом Полоцке, Новгороде и Киеве. Это были не просто культовые сооружения. Они играли большую политическую роль, символизируя равенство со Вторым Римом — Константинополем. В 1066 году полоцкий князь Всеслав Чародей взял приступом Новгород и снял с Софийского собора колокола. Своё место они нашли на звоннице Софии Полоцкой. Зимой 1066–1067 Всеслав двинулся на принадлежавший киевским князьям Новогрудок.

(Летописный — Новогородок, Новоградок, отсюда разговорная форма, используемая местными жителями до наших дней, — Наваградак, относится к 1044 году, когда киевский князь Ярослав Мудрый после похода на Литву заложил город как оплот своего владычества на этих землях. Польское название города Nowogrodek (Новогродэк — Новый городок) российские чиновники трансформировали в созвучный Новогрудок.)

Киевские князья — Ярославичи в ответ решились пойти в поход на Полоцк. Их путь преграждал принадлежавший Полоцкому княжеству пограничный Минск (летописный Менск). Несмотря на неравенство сил, запугать минчан не удалось. Горожане отказались от сдачи и решили защищать свой город до подхода армии. Судя по летописи, сопротивление не было символическим. Свирепость захватчиков, не пощадивших “… ни челядина, ни скотину”, свидетельствует о стойкости горожан. Всеслав, совершив марш-бросок от Новогрудка к Минску, застал уже пепелище. Две армии долго стояли в снегу друг против друга. Состоявшаяся битва отличалась крайней жестокостью. Киевляне отступили. Победа досталась дорогой ценой. Минск пришлось отстраивать заново.

Как видно из выше изложенного, никакого преславутого братства между княжествами Древней Руси не было. Каждое из них стремилось расширить свои владения за счет соседей.

Спустя несколько месяцев, летом 1067 года, Ярославичи повторили попытку поставить Полоцкое княжество в зависимость от Киевской Руси. На этот раз по Днепру их войско дошло до Орши. Опять две армии долго стояли друг напротив друга. Никто не решался под обстрелом противника переправляться через реку. Явным преимуществом не обладала ни одна из сторон и Ярославичи предложили мирные переговоры. Для этого они пригласили Всеслава переплыть в лодке на их берег. Как гарантию безопасности, на виду обеих армий, братья Ярославичи целовали крест. Как только челн Всеслава с сыновьями причалил к берегу, они были схвачены. В киевской темнице Всеслав пробыл не долго. То ли Бог наказал Ярославичей за клятвопреступление, то ли киевляне устали от их алчности, но в 1068 князья были изгнаны. Освобожденного Всеслава киевляне пригласили на престол. После удачного похода под его руководством на Тмутаракань, Киевское княжество получило выход к Чёрному морю. Под властью полоцкого князя Всеслава Чародея оказалась огромная территория — от Балтийского до Чёрного моря. Позже, идея создания государства от моря до моря, охватывающего весь торговый путь “из Варяг в Греки” была реализовано в виде могущественной империи — Великого Княжества Литовского.

Летописцы пишут о том, что даже в Киеве “Всеслав слышал звон колоколов Софии Полоцкой”, т.е. тосковал по родине. Скорее всего, речь идет не только об эмоциях, но и о безопасности власти. В Полоцке он был не только на родных землях, но и являлся легитимным правителем. Верховной властью в государстве обладало вече и покушение на князя не имело смысла, так как узурпатор на престоле не был бы признан. В Киеве, в любой момент в результате действия яда или удара кинжала, на его месте мог оказаться кто-то другой. С риском для жизни было связано не только занятие киевского престола, но и уход с него. Всеслав вывел киевлян в поход на польского короля Болеслава, а сам с отрядом верных людей поскакал в Полоцк.

Софийский собор в древнем Полоцке, взорванный Современный вид Софийского собора в Полоцке, 
российскими войсками 1 мая 1710 года “восстановленного” в 1738–1750 годах

Ефросинья Полоцкая — первая белорусская и, по некоторым данным, восточнославянская просветительница. Полоцкая княгиня стала первой женщиной на Руси, которая была канонизирована в святые. Её светское имя — Предслава. Родилась она в княжеской семье и была дочкой младшего сына князя Всеслава Брачеславовича, известного также как Всеслав Чародей. Мать её — София — была дочерью Владимира Мономаха. Хотя, судя по всему, Предславе светило блестящее светское будущее, маленькая княжна решила прожить свою жизнь иначе, чем это было принято. По достижении совершеннолетия — а по тем временам это было 12 лет — Предслава твёрдо решила уйти в монастырь и, несмотря на мольбы матери и угрозы отца, так и сделала. Умерла 23 мая 1173 года во время паломничества в Иерусалим.

Мастер–ювелир Лазарь Богша создал для просветительницы Евфросинии Полоцкой уникальный крест — шедевр восточнославянского прикладного искусства

(Утерян в Великую Отечественную войну и до сих пор не найден. Возможно хранится в запасниках какого-нибудь московского музея. Воссоздание креста было поручено брестскому ювелиру Николаю Петровичу Кузьмичу. 24 августа 1997 года митрополит Филарет освятил копию креста Евфросинии Полоцкой, которая в настоящее время хранится в Спасо-Преображенском соборе Полоцкого Спасо-Евфросиньевского женского монастыря.)

Среди христианских писателей–проповедников наиболее известен Кирилл Туровский (ок. 1130 г. — не ранее 1182 г.) — один из самых популярных в древней Руси авторов. Его произведения копировались на протяжении семи столетий, а общее количество списков не поддается учету. Перу этого древнерусского писателя принадлежат притчи, поучения, торжественные слова и молитвы. Главными сочинениями являются «Притча о душе и теле», «Повесть о белоризце и о мнишестве», «Сказание о черноризцем чине», «О Фомине испытании ребер», «Слово на пасху». Современники и потомки называли Кирилла «Златоустом, воссиявшим паче всех на Руси», а церковь причислила Кирилла Туровского к лику святых.

Постепенно возникают новые города — Берестье(Брест), Витебск, Минск (известен с 1067 года), Пинск, Борисов, Орша и другие. Города становятся политическими, экономическими и культурными центрами земель.

В конце Х столетия в Древней Руси было принято христианство византийского обряда, начали распространяться письменность, образование. Важное значение для дальнейшего развития белорусских земель стало принятие христианства Полоцким княжеством. Практически одновременно с этим, в начале XI века, в Турове было основано первое христианское епископство западного обряда.

Великое княжество Литовское

Ты — потомок балтских руссов,
Оглянись, ты не один…
Но любой из белорусов,
Должен знать, что он — литвин.

Юрий Матюшко

С возникновением угрозы со стороны крестоносцев и монголо-татар (последние в 1237–1241 годах подчинили себе восточные и южные земли Руси), для более эффективного противостояния внешней агрессии земли Черной Руси с городами Новогрудок, Слоним, Гродно и Волковыск объединились с соседними племенами литовцев в единое государство — Великое княжество Литовское (ВКЛ).

Границы Древней Литвы по определению белорусского историка Николая Ермоловича.

На юге и востоке современной Литвы жило балтское племя аукштайты, а на севере Литвы — жемайты. По мнению многих историков Литва — это название древнего балтского племени, обитавшего на территории современной Белоруссии между Минском и Новогрудком, с востока на запад, Молодечно и Барановичами, с севера на юг, и полностью ассимилированного славянами к концу 15 века.

Ряд историков полагает, что Летописная Литва, коренная территория Великого княжества Литовского, Русского и Жемайтского — лежала в границах нынешней Беларуси, ее Гродненской, Минской, запада Витебской областей, по берегам рек, впадающих в Неман — иными словами, другим названием Летописной Литвы можно считать «Принеманский край» нынешней Беларуси. И это будет куда правильнее, чем отождествлять древнюю Литву с землями жемайтов и аукштайтов.

В последние годы широкое распространение получила версия происхождения названия “Литва” от “Лютва”, то есть от названия союза поморских славян лютичей в низовье реки Одер. По мнению многих исследователей, названия «лютичи» и «литва» образованы по имени князя-родоначальника Люта (от слова «люты», что в переводе означает «суровый»). История лютичей подробно описана в немецких и частично в чешских хрониках.

Согласно немецким хроникам, примерно в 1230 году немцы (точнее крестоносцы, христиане со всей западной Европы) выгоняют лютичей, лужицких сербов и других славян-язычников, отказывающихся принимать христианство, с их законной родины — Полабья и Поморья и те мигрируют на территорию нынешней западной Белоруссии. Часть лужицких сербов до сих пор живет в нынешней Германии, на территории бывшей ГДР.

По оценкам Юрия Брезнана (одного из крупнейших писателей ГДР, писавшего на лужицком языке, лауреата Государственных премий ГДР), около половины лужицких сербов и большинство лютичей мигрировали на территорию западной Белоруссии, спасаясь от немецкой экспансии, что оказало огромное влияние на формирование белорусского этноса. По мнению Юрия Брезнана белорусский и лужицкий языки очень близки друг к другу.

Чешские источники подтверждают, что часть лютичей, спасаясь от немецкой экспансии, переселились в Чехию, а другая часть лютичей двинулась на восток — к бассейнам рек Немана и Вилии.

По преданию, лютичи были храбрыми воинами, поклонялись волкам и шли на врагов в волчьих масках с устрашающим волчьим воем. С лютичами, по предположению некоторых историков, связано происхождение названия древнего белорусского города Волковыска (волки выють). На территории Белоруссии лютичей называли Лютвой (пришла Лютва) и в первую очередь подверглось трансформации слово “лютва” в “литва”, а затем как производное появилось самоназвание “литвины”.

О том, что племя “Литва” проживало на территории современной Белоруссии, говорит тот факт, что в Белоруссии до сих пор сохранилось много населенных пунктов, название которых связано с именем “Литва”: деревни Литва, Литовка, Литвяки, Литвиновичи, Литвины, Литавец и т.д. В самой же Литве подобных названий нет, но есть в Чехии. Следя за чешскими хрониками, можно увидеть, что позднее города и местечки лютичей Лютвинов, Лютомежице, Лютобож… начинают именоваться — Литвинов, Литомежице, Литобож…

Название «Литва» впервые упомянуто в Кведлинбургских анналах в 1009 году, когда христианский миссионер Брунон Бонифаций был убит язычниками где-то на границе Руси и Литвы. Источники Ватикана утверждают о месте гибели Брунона Бонифация около Пинска. Там же Ватикан воздвигнул храм в его честь. Таким образом, по мнению Ватикана, южная граница Литвы находилась около Пинска, а сама Литва располагалась на территории современной Белоруссии.

Многочисленные польские исторические документы утверждают следующее:

«…там где Брест, Белая Вежа, Беловежская пуща, реки Ясельда, Мухавец, Нарев, Зельва, жили ятвяги. Они и сейчас там живут, но не сберегли своих отличий, ибо потеряли князей. От Полесья до Вильно, от Гродно за Новогрудок — эта земля называлась Литвою. А потом стали здесь селиться славяне-русины и построили города Гродно, Слоним, Вильно, Лиду, Новогрудок, Волковыск, стала она называться Русь Литовская. А за Вильно до Ковно лежит Аукштайтия, а от Ковно до моря Балтийского — Жемайтия, а в другую сторону от Вильно, к Полоцку, где города Ошмяны, Ворняны, Свираны, Медники, Крево, Сморгонь, Гольшаны, эта земля называется Гольшанской. А Полоцкая, Витебская, Могилевская, Смоленская земли называются Белая Русь…»

Из выше изложенного следует, что Литва и Белая Русь — названия двух географических областей, располагавшихся на территории современной Беларуси. Фактически Литва и Черная Русь — это разные названия одной и той же области белорусских земель. В дальнейшем название Литва распространилось на всю территорию Беларуси и на территорию современной Литвы. С 1840 года Беларусь по указанию российских императоров называли Северо-Западным краем.

Новогрудок — столица Черной Руси и первая столица Великого княжества Литовского 
В 1253 году здесь короновался литовский князь Миндовг

Некоторые историки считают, что Беларусь была завоевана Литвой. Следует заметить, что ни один из этих историков не указывает место и время битвы, в результате которой литовские племена захватили белорусские земли. Это объясняется тем, что на самом деле никакого завоевания Беларуси Литвой не было.

История Великого княжества Литовского, имеющего мало отношения к современной Литве, оказалась одной из самых “скользких” тем в исторической науке из-за политических пристрастий. Московским князьям, а затем и всем их преемникам вплоть до советских лидеров, была неприятна сама мысль, что у Москвы был серьезнейший конкурент на роль “собирателя” русских земель. Царям и императорам России и, вообще, всем россиянам очень хотелось выглядеть освободителями своих западнорусских соотечественников, и поэтому официальные историки предпочитали говорить о том, что некая зловещая “Литва” завоевала западнорусские земли.

Заметим, что к середине XIII века, когда происходило образование Великого княжества Литовского, у предков современных литовцев, в отличие от предков современных белорусов, не было собственных городов, не было христианской религии, каменного зодчества, они не знали письменности.

К середине 13-го века Новогрудское княжество достигло высокого социально-политического положения. Широкое развитие получило земледелие. Археологические раскопки свидетельствуют о высоком уровне различных ремесел. Здесь выплавлялось железо, обрабатывались различные изделия, в том числе из золота. Потребности новогрудских ювелиров удовлетворялись импортом: серебро и золото поступало из стран Востока, медь — из скандинавских стран и Альп, свинец — из силезских и краковских месторождений. Среди интересных находок можно отметить пять стеклянных посудин, золотой перстень со вставленным камнем красного цвета, иконка с изображением Рождества Христова, сделанная из стекловидной массы. Новогрудок торговал горным хрусталем с Кавказом. Сюда поступали амфоры, оконное стекло, другая посуда. Найдены весы, которые могли взвешивать товар до 10 пудов. Уже в XI в. Новогрудская земля была страной развитого феодализма с соответствующими классовыми различиями.

До сих пор в Петербургском Эрмитаже периодически выставляют найденные в Новогрудке бесценные фрагменты византийских амфор, ваз, которые подтверждают: жизнь в «дремучем» краю, окруженном когда–то непроходимыми пущами, кипела задолго до возникновения Великого княжества Литовского, и местные богачи могли позволить себе «выписывать» импортную посуду из любой известной им страны земного шара.

Новогрудок стал прибежищем для многих жителей Европы, когда на Русь, Польшу и Прибалтику обрушились с одной стороны татаро-монголы, с другой — крестоносцы. Местная знать давно мечтала объединить вокруг Новогрудка белорусские земли. Присоединение литвы — первый шаг в осуществлении новогрудской объединительной политики. Это было сделано с помощью литовского князя Миндовга, который примерно в 1246 году пришел на помощь проживавшим на побережье Балтийского моря куршам в их борьбе против немецкого правления. Однако немцы разбили его, а ворвавшись следом в его владения, опустошили и разграбили их. Это обострило враждебное отношение к Миндовгу других князей, так называемой «литвы Миндовга» (она находилась в районе современных Барановичей) и он вынужден был искать убежища в Новогрудке. С приязнью принятый в Новогрудке, он был крещеный в 1246 году в православие и избран князем. Как отметила Ипатьевская хроника, Миндовг вскоре «зане Литву».

Галицко-волынские князья оценили такой шаг как угрозу своему политическому влиянию в этом регионе. Они начали создавать против Миндовга коалицию, куда втягивали и Ливонский Орден. Чтобы разрушить эту коалицию и избавиться зависимости от галицко-волынских князей, Миндовг, проведя переговоры с магистром Ливонского Ордена Андреем Штирляндом, крестился в католичество и в 1253 году принял от Папы Римского королевскую корону. Торжественное коронование состоялось в Новогрудке, который стал столицей нового литовско-белорусского государства. Миндовг добился основания в Новогрудке Литовского арцибискупства с непосредственным подчинением Риму, а также заложил несколько бискупств.

Однако в результате агрессии галицко-волынских князей Новогрудку на этот раз не удалось удержать Литву. В 1254 году Новогрудком завладел Роман Данилович Галицкий. В 1258 году сын Мидовга Войшалк и полоцкий князь Тавтивил освободили Новогрудок от галицко-волынских войск. В 1262 году Миндовг заключил договор с новгородским князем Александром Невским о совместной борьбе против Ливонского Ордена. Не всегда успешная борьба Миндовга с галицко-волынскими князьями, войны с Польшей, Пруссией и Ливонией усилили оппозицию на землях, зависимых от Миндовга. Против Миндовга сговорились его политические противники. Кто-то из них и убил в 1263 году среди ночи сонного Миндовга и двух его сыновей. Похоронен Миндовг в г. Новогрудке, на горе Миндовга.

.Здесь покоится прах основателя ВКЛ, литовского князя Миндовга

В 1263–1264 годах Войшалк окончательно присоединил Литву к Новогрудку. Таким образом, предки белорусов, присоединив древнюю Литву к Новогрудку, тем самым заложили фундамент своего нового государства — Великого княжества Литовского.

О своем родном городе Новогрудке, времен Миндовга, великий поэт Адам Мицкевич писал:

Кругом леса в ту пору не росли, 
Желтела на полях пшеница, 
И Новогрудок виден был вдали, 
Литвы цветущая столица.

Первоначально ВКЛ располагалось исключительно на территории современной Белоруссии. Позже, в 1260-е годы, ВКЛ подчинило себе балтское племя аукштайты, проживавшее на юге и востоке современной Литвы.

(Согласно «Повести временных лет» древнерусского летописца, монаха Киево-Печерского монастыря Нестора, в 862 году Новгород пригласил княжить Рюрика из варяжского племени “русь” и в дальнейшем все славянские и финско-угорские земли, которые подчинила себе династия Рюриков, стали называться Киевской Русью. Аналогично, после приглашения в 1246 году княжить в Новогрудок Миндовга из племени “литва” Новогрудское княжество, присоединившее к себе соседние славянские и балтийские земли, стало называться Великим княжеством Литовским.)

Белорусы боролись с татаро-монгольскими наездами в 1259, 1275, 1277 годах. Однако это были именно наезды, небольшие нападения. Беларусь никогда не подчинялась Золотой Орде, никогда не знала азиатской неволи. Естественный процесс исторического развития не нарушался, благодаря чему, например, еще столетиями жило вече — институция средневековой демократии, тем временем как в Московском государстве установилась сначала деспотия, а затем самодержавие.

Белорусы чтут память выдающегося основателя древнего монастыря

Около 1225 года был основан знаменитый православный Свято-Елисеевский Лавришевский монастырь, один из самых древних в Белоруссии. Расположен около деревни Гнесичи Новогрудского района на берегу реки Неман у подножия высокой горы, недалеко от деревни Лавришево, родины основателя монастыря — Елисея. Активно поддерживался местными знатными родами, в том числе Ходкевичами и Хрептовичами.

(Лавришевский монастырь, согласно церковному преданию, был основан преподобным Елисеем Лавришевским. Со временем монастырь, собрав большое число братии, стал лаврой, в которой преподобный Елисей был первым настоятелем. В ночь на 5 ноября 1250 года преподобный Елисей был убит своим юношей-слугой, который совершил этот поступок, находясь в помрачении от диавола. Сам убийца, будучи бесноватым, исцелился от беснования через случайное прикосновение к мощам святого. Преподобный Елисей был канонизирован митрополитом Иосифом Солтаном на соборе в г. Вильно в 1514 году.

С XIII столетия монастырь был центром летописания в Беларуси. Около 1329 года для Лавришевского монастыря было написано знаменитое рукописное Евангелие — памятник белорусского книгописания, которое хранится сейчас в библиотеке им. Чарторижских в г. Кракове. Из записей в евангелии видно, что древний монастырь назывался «Пресвятой Богородицы Лавришевский монастырь». Известно, что в обители были храмы Воскресения Христова и Рождества Пресвятой Богородицы. В XVI веке при монастыре действовала школа, была богатая библиотека.)

В 1293 году новогрудский герб “Погоня” стал знаком Великого князя и гербом Великого княжества Литовского.

Толькі ў сэрцы трывожным пачую
За краіну радзімую жах, — 
Ўспомню Вострую Браму сьвятую
I ваякаў на грозных канях.

Ў белай пене праносяцца коні, — 
Рвуцца, мкнуцца і цяжка хрыпяць…
Старадаўняй Літоўскай Пагоні
Не разьбіць, не спыніць, не стрымаць.

У бязьмерную даль вы ляціце,
А за вамі, прад вамі — гады.
Вы за кім у пагоню сьпяшыце?
Дзе шляхі вашы йдуць і куды?

Мо яны, Беларусь, панясьліся
За тваімі дзяцьмі уздагон,
Што забылі цябе, адракліся,
Прадалі і аддалі ў палон?

Бійце ў сэрцы іх — бійце мячамі,
Не давайце чужынцамі быць!
Хай пачуюць, як сэрца начамі
Аб радзімай старонцы баліць…

Маці родная, Маці-Краіна!
Не усьцішыцца гэтакі боль…
Ты прабач, Ты прымі свайго сына,
За Цябе яму ўмерці дазволь!..

Ўсё лятуць і лятуць тыя коні,
Срэбнай збруяй далёка грымяць…
Старадаўняй Літоўскай Пагоні
Не разьбіць, не спыніць, не стрымаць

Максім Багдановіч

(В самом начале XVI века в Вильне была построена Вострая Брама (Острые Ворота). Это единственные уцелевшие ворота Старого Вильнюса. Их отличительная особенность — надвратная часовня с витражным окном, за которым в окружении горящих свечей находится икона Девы Марии. Вострая Брама является святыней белорусского, литовского и польского народа.

В 1918 году «Погоня» стала гербом Литовской Республики (1918–1940 годы) и эмблемой провозглашённой Белорусской Народной Республики (БНР). В Белорусской ССР (с 1919 года) «Погоня» как государственный герб не использовалась. С 1988 года «Погоня» стала символом национального движения в Белоруссии (вместе с бело-красно-белым флагом) и в Литве. Законом, принятым Верховным Советом Литовской Республики (впоследствии названный Восстановительным Сеймом) 11 марта 1990 года «О названии государства и гербе», восстановлен довоенный герб «Погоня». В 1990–1995 годах «Погоня» (вместе с бело-красно-белым флагом) была государственным гербом Республики Беларусь. В 1995 году по результатам референдума герб «Погоня» вместе с бело-красно-белым флагом были заменены гербом и флагом советского образца.

В наше время многие белорусы считают стихотворение Максима Богдановича “Погоня” настоящим гимном белорусов.)

Присоединение других белорусских земель к ВКЛ не было насильственным. Это было присоединение с согласия населения по причине очевидной политической выгоды такого союза. К тому времени, образованные на территории современной Белоруссии, некогда мощныеПолоцкое, Туровское и Смоленское княжества распались на множество мелких удельных княжеств, которые вели между собой кровопролитные, разорительные братоубийственные войны. Когда ВКЛ подчиняло себе белорусские княжества, то на его стороне была военнаясила. Но ВКЛ и соседние белорусские княжества были хорошо знакомы друг с другом в результате прежних отношений. Отношения эти были больше мирного характера, чем враждебного. Поэтому белорусское население охотно подчинялось власти князей ВКЛ, которыебрали его под свою охрану от сильных соседей и прекращали междуусобную борьбу. В результате ВКЛ появилась не как завоеватель, а как элемент, который вносил определенный прочный правопорядок в народную жизнь. Таким образом, объединение ВКЛ с другими белорусскими землями было результатом не завоевания, а добровольного подчинения белорусского населения литовским князьям.

В 1323 году литовский князь Гедимин перенес столицу ВКЛ из древнего Новогрудка в город Вильно, располагавший более выгодным географическим положением, так как по рекам Вилия и Неман имел выход в Балтийское море.

Вильня (Вильно, с 1939 года Вильнюс) — столица ВКЛ с 1323 года

(Современный Вильнюс, расположен на юге Литвы в 35 км от границы с Белоруссией на берегах притока Немана — Вилии. В Литве река Вилия называется Нярис. Существует легенда, что Вильнюс был основан литовским князем Гедимином. На самом деле Вильня была основана славянскими племенем Кривичи несколькo столетий до переноса Гедеминoм столицы ВКЛ из Новогрудка в Вильню. Хорошо известно, что изначально город назывался Кривич-град или Кривой город. Кривичи, радимичи и дреговичи явились теми племенами, которые составили основу белорусской нации. Позднее город получил свое название Вильня от одноименного притока реки Вилия. Виленский край, населен был в основном белорусами, а многонациональный Вильнюс до сих пор хранит много памятников белорусской культуры).

В 1325 году литовский князь Гедимин разбил войско киевского князя Святослава при реке Ирпень (под Киевом) и установил протекторат над Киевским княжеством.

Литовский князь Ольгерд, разбив армии Золотой Орды в сражении у Синих вод (Синюха или Синие воды — река на Украине, приток реки Южный Буг) в 1362 году, окончательно включает большую часть территории современной Украины до Черного моря в составВеликого княжества Литовского.

Литовский князь Ольгерд

Литовские князья серьезным образом претендовали и на русский великокняжеский стол. В 1368–1372 гг. Ольгерд, женатый на сестре великого князя тверского Михаила, поддержал Тверь в ее соперничестве с Москвой. Литовские войска подступили к Москве, но, к счастью для московских князей, в это время на западных рубежах Ольгерд воевал с крестоносцами, а потому не мог долго осаждать город. Крестоносцы виделись Ольгерду более серьезной угрозой, и в 1372 году он, уже подступив к Москве, неожиданно предложил Дмитрию Донскому “вечный мир”.

Вхождение в состав Великого княжества Литовского белорусских, украинских и русских земель с более развитыми общественными отношениями и культурой содействовало дальнейшему развитию общественно-экономических отношений в Литве. В результате обособления от остальных земель древнерусского государства у населения западнорусских земель стали усиливаться свойственные ему особенности языка, культуры, обычаев. Возраставшие между отдельными землями экономические и иные связи способствовали тому, что эти особенности становились общими для всего населения западнорусских земель, входящих в Великое княжество Литовское. Началось формирование белорусской народности.

Этим средневековым замком в г. Мир владели богатейшие магнаты
Великого княжества Литовского, а затем Речи Посполитой — Радзивиллы

(Когда-то литовский (белорусский) язычник, сын боярина Остика, Радзивилл Остикович, приняв христианство, оставил своим наследникам языческое имя Радзивилл в качестве фамилии. Так возникла знаменитая династия Радзивиллов, сыгравшая огромную роль в истории Беларуси, Великого княжества Литовского и Речи Посполитой.)

Территорию Великого княжества Литовского называли в те времена страной городов и замков. Среди известных замков Беларуси того времени: замки в Лиде, Крево, Мире, Несвиже, Гродно и другие.

Наиболее сохранившимися до наших дней замками Беларуси являются замки в Несвиже и Мире (бывшие резиденции магнатов Радзивиллов).

В конце 14 в. усилилось наступление на земли Польши и Литвы Тевтонского ордена. В этой обстановке между Литвой и Польшей в 1385 году была заключена Кревская уния (союз, объединение; подписана в замке Крево , ныне Сморгоньский район Гродненской области).

По условиям унии великий князь литовский Ягайло был избран польскими феодалами и королём Польши. Это означало объединение Великого княжества Литовского с Польшей в одно государство.

После Кревской унии 1385 года усилились польские и католические влияния в Великом княжестве Литовском, постепенно удалялась от власти православная русская знать. Политика Ягайло, отвечавшая интересам в первую очередь польских феодалов, вызвала сильную оппозицию в среде литовских и белорусских феодалов. Оппозицию возглавил двоюродный брат короля Витовт. По соглашению в Острове (1392 год) была восстановлена самостоятельность Литовского государства

Витовт — Великий князь Литовский

В политической, экономической и культурной жизни Великого Княжества Литовского доминировали белорусские земли. Их представители занимали большую часть высших государственных должностей и составляли ближайшее окружение монарха. По подсчетам историков, во времена Витовта на населенные балтами (предками современных литовцев) земли в ВКЛ приходилось менее 1/15 территории и всего 1/20, или 5% жителей.

(Современные литовцы необоснованно приписывают себе историю Великого княжества Литовского. Для этой цели к именам великих князей ВКЛ они прописывают литовское окончание-ас: Гедиминас, Витовтас, Ольгердас. В исторических же документах везде упоминаются Гедимин, Витовт, Ольгерд. При этом ставится знак равенства между современными литовцами и жителями ВКЛ — литвинами.

Следует вспомнить, что древняя столица ВКЛ — Вильно досталась литовцам совсем недавно: в октябре 1939 года, благодаря И.В.Сталину. Среди жителей Вильно, представители современной литовской национальности составляли тогда всего 3%. Следует пояснить, что Литовская республика имеет такое же отношение к Великому княжеству Литовскому, как и современная Македония к империи Александра Македонского, т.е. составляет мизерную часть площади когда-то огромного государства. Площадь территории ВКЛ превышала 900 тысяч квадратных километров. Это в 4,5 раза больше современной территории Беларуси.

ВКЛ включало в себя не только все земли Беларуси, но и значительную часть современной Литвы, Латвии, России, Украины, Молдавии и Польши. Современная Литовская республика включает лишь две небольшие области ВКЛ: Жемайтию и Аукштайтию. Самый знаменитый и почитаемый Великий князь Литовский — Витовт четырежды (в 1384, 1390, 1398 и 1404 гг.) отдавал Жемайтию Тевтонскому ордену! Эта территория хотя и была важной, но всё-таки разменной монетой в политической борьбе того времени. Предки современных литовцев — жемайты и аукштайты, были одними из многих народов, проживавших на территории Великого княжества Литовского. Нет никаких оснований, считать их титульной нацией ВКЛ.

Культура Великого княжества Литовского была в значительной степени белорусской. Официальным языком княжества был западнорусский письменный язык (старобелорусский язык) и делопроизводство велось исключительно на нем. Известно, что на встрече литовского князя Витовта с посольством крестоносцев Витовта сопровождали князья Юрий Пинский, Михаил Заславский, Александр Стародубский, Иван Гальшанский, Иван Друцкий. По свидетельству посла крестоносцев Кибурта, Витовт и весь его двор говорили исключительно по-белорусски. Даже в Жемайтии правили белорусские бояре: княжеским посадником в Ковно (новое название — Каунас) сидел некий Иван Федорович, а жемайтским войском командовал уже упоминавшийся князь Юрий Пинский. Иными словами, Великое Княжество Литовское было славянской державой, где православие до определенного времени пользовалось равными правами с католичеством. По оценкам некоторых историков около 80% знати в ВКЛ составляли белорусы.

Здесь, кстати, необходимо заметить, что предки белорусов несколько веков традиционно именовали свою страну — Великое Княжество Литовское — «Литвой», а себя — «литвинами». Как повелось еще со средних веков, соседи белорусов — русские, украинцы, поляки тоже называли белорусов литвинами, или литовцами. В российских документах можно прочитать, например, такое: «Литовцы Федька, да Матюшка, да Микитка Матвеевы из Полоцку». Войско, которое со времен великого князя Ольгерда не раз приходило под стены Москвы и часто на 9/10 состояло из белорусов, российские летописи тоже называли литовским. Литвой тогда расширительно называли все земли ВКЛ. В узком смысле Литвой являлась территория нынешней западной и центральной Белоруссии, а также Вильнюсский край. Современная Литва без Вильнюсского края до конца XIX века называлась Жмудью, Жамойтью или Жемайтией. Адам Мицкевич и А.С. Пушкин территорию современной Белоруссии также называли Литвой.

Еще в 1794 году после подавления восстания под руководством Тадеуша Костюшко и окончательного присоединения ВКЛ к России Екатерина II сделала распоряжение:

“Великое Княжество Литовское впредь называть только Белой Русью, а ее народ белоруссами, чем на века привяжем ее к России. Замирить Белую Русь силой невозможно. Эту миссию мы возложим на русского чиновника, русского учителя, русского попа. Именно они отнимут у белоруссов не только их язык, но и саму память про самих себя. За Жемойтией же и жемойтами пусть себе остаются названия Литва, литовцы.”

Таким образом, белорусы в истории длительное время выступали под именем, которое впоследствии стало принадлежать соседнему народу. Это породило множество недоразумений и исторических казусов, когда, например, Полоцк, Минск, Брест, Гродно и другие древние белорусские города и центры белорусской культуры в современной зарубежной историографии относят к «литовским», так как они находились в составе Великого Княжества Литовского. В дальнейшем, по этой же причине возникали серьезные трудности при определении границ между Литвой и Белоруссией. Названия «Беларусь» и «белорусы» для обозначения всей территории и всего населения Белоруссии распространились только в конце XIX века. Этому на определенном этапе содействовали власти царской России: в этнониме «белорусы», который заменил прежнее название «литвины», утверждалась близость к термину «русский», что соответствовало русификаторской политике.

После 1830 года в изданиях Императорского Русского Географического общества и императорских указах термин “литвины” активно заменяется словом “белорусы”, во имя мифа о происхождении белорусского этноса от триединого русского народа. К концу XIX века в трудах, ставших классическими, эта замена происходит окончательно.

В 1870-е годы националистически настроенные жемайтские студенты, чтобы изобразить Жемайтию главным наследником ВКЛ, придумали в своих кружках мифическую концепцию о том, что Жемайтия — это якобы и есть историческая Литва, а само название”Литва” происходит от наибольшего жемайтского племени “Летува”. В этом им подыграли сначала царские власти, а затем советские историки, которые в своих политических целях тоже изображали Литву “неславянской”, “восточно-балтской” страной.

Переименование терминов «литвин» — «литовцо-русс» — «белорусс» можно проследить по переизданиям книг XIX века. Например, книг русского фольклориста и этнографа И. П. Сахарова. В первом издании 1836 года Сахаров о современной Белоруссии повсюду пишет: «литвины», «славянская Литва», «славянские литовцы Виленщины, Минщины, Брестщины и Гродненщины», «литовские славяне». В издании 1849 года уже вместо термина «литвины» стоит исправленный «литовцо-руссы». А в переиздании 1885 года уже почти везде вместо «литовцо-руссы» стоит «белоруссы».

Идеологи Российской империи (в первую очередь историки, такие как К.А. Гаворский, М.О. Коялович, М.Ф. Владимирский-Буданов, М.К. Любавский и им подобные) упорно внедряли лживую концепцию, согласно которой «историческая Литва» — это якобы Жмудь (Жемайтия), хотя она не состояла в ВКЛ именно тогда, когда Великое Княжество стремительно расширялось на юг и восток.

Понятно, что жемайты с радостью приняли столь щедрый подарок — считать самих себя Литвой, а не Жмудью и колонией Литвы. Отсюда их упорное нежелание расставаться сегодня с этим мифом. Тем более, что великорусские историки одновременно ввели в обиход басню о том, что, дескать, у белорусов никогда не было своей государственности (которую ликвидировала Россия в конце XVIII века) и что они якобы изнывали в ВКЛ под игом жемайтов.

Однако, согласно всем официальным и неофициальным документам ВКЛ, именно жмудины (жемайты) находились в вассальной зависимости от литвинов (белорусов) и те правили ими, а не наоборот. Непонятно, как вообще жмудины могли угнетать предков белорусов, если они сами долгое время находились под властью немцев. Согласно Переписям Войска ВКЛ, в XVI веке шляхта на территории нынешней Летувы на 60–80 % состояла из литвинов с белорусскими фамилиями на «-вич», которые владели крестьянами жемайтами и аукштайтами. Так что скорее надо говорить о «белорусском иге» над предками летувисов.

Окончательно название «Литва» в форме «Летува» официально было закреплено за Жемайтией 16 февраля 1918 года актом о независимости, и, таким образом, был поставлен знак равенства между Великим Княжеством Литовским и современной Литвой (Летувой). Все это и стало значимым фактором того, что в общественном сознании укоренилась мысль, будто бы современная Республика Литва — наследница Великого Княжества Литовского.

Британский историк Норман Дэвис отдельный раздел своей книги “Пропавшие королевства. История полузабытая Европы” посвятил истории и наследию Великого Княжества Литовского. При этом, в отличие от большинства зарубежных историков, которые десятилетиями игнорировали белорусскую составляющую в княжестве, модель ВКЛ Нормана Дэвиса — белорусоцентричная. Свою точку зрения он обосновал следующим образом:

“Почему при рассмотрении ВКЛ я взял за основу современных белорусов? Прежде всего потому, что белорусские земли составляли основу Великого Княжества Литовского. Кроме того я хотел заинтересовать читателей, которые привыкли видеть знак равенства между исторической Литвой и современной, а это не так.”

Литовский философ Арвидас Шлиогерис писал:

“Республика Летува (так литовцы называют свою страну) имеет мало общего со средневековым Литовским Государством. Между Литвой древней и Литвой современной разница в том, что произошла смена самого политического субстрата. То есть, «Литвой» стали считаться жемайты, хотя в Литве древней ими являлись вовсе не жемайты, а литвины-белорусы.”

В 1919 году, после получения независимости, Литва потребовала от России возврата старинных литовских летописей. Советское правительство “пошло на встречу” и предложило критерий отбора: все документы на литовском языке будут непременно возвращены, а остальные останутся в России. Литовцы, не видя со стороны России подвоха, согласилась на это условие и осталась ни с чем, так как среди более чем пятисот томов метрики Великого Княжества Литовского таких текстов не нашлось ни одного. Абсолютное большинство документов ВКЛ оказались написанными на старобелорусском языке, и лишь небольшая часть на польском и латыни.

Вплоть до начала 1950-х годов многие сельские жители Белоруссии, например, Минской области себя по-прежнему именовали литвинами, а не белорусами, ибо этого названия селяне тут не признавали.)

В 1408 году в Новогрудке тайно встретились великий князь Литвы Витовт и король Польши Ягайло, которые договорились начать войну против Тевтонского ордена. Через четыре года состоялась Грюнвальдская битва (15 июля 1410 года, около деревни Грюнвальд, современный северо-восток Польши, бывшая Восточная Пруссия), в которой объединенные войска ВКЛ и Польского королевства разбили армию Тевтонского ордена, одну из сильнейших в тогдашней Европе. Большую часть из 40 полков-хоругвей Великого княжества Литовского дали белорусские земли. В битве участвовали брестская, быховская, волковысская, виленская, витебская, гродненская, дрогичинская, друцкая, клецкая, кобринская, кричевская, кревская, лидская, лукомльская, менская, могилевская, мстиславская, новогрудская(памятная доска в честь этого события размещена в Фарном костеле Новогрудка), оршанская, ошмянская, пинская, полоцкая, слонимская, слуцкая, смоленская (древний кривичский Смоленск и Смоленская земля окончательно вошли в состав ВКЛ в 1404 г.), стародубская и другие хоругви. 30 из них несли на своих боевых знаменах древний белорусский герб — «Погоню». Кстати, из этнически балтских (литовских) в исторических хрониках упоминается всего лишь один полк — ковенский (каунасский). После разгрома Тевтонского ордена 200-летняя агрессия немецких рыцарей на восток была остановлена, соотношение сил в Центральной и Восточной Европе изменилось в пользу славянских государств.

Добытая вместе победа имеет ценность спустя любое время, при любом дальнейшем развитии событий. Слава Грюнвальда является таким же достоянием белорусского народа, как и победа в Великой Отечественной войне. Победы предков вселяют в белорусах уверенность, дают силы, учат успеху и обязывают быть достойными их славы.

После разгрома ордена, в 1413 году, была заключена новая, Городельская польско-литовская уния (договор великого князя литовского Витовта с польским королем Ягайло. Заключена в селе Городло на Западном Буге, на территории современной Польши). По этой унии признавалась самостоятельность Литовского государства, но при верховной власти над великим князем литовским польского короля. В условиях Городельской унии оговаривались особые привилегии в Великом княжестве Литовском феодалов-католиков.

В 1413 году Великое княжество Литовское посетил Иероним Пражский, друг и сподвижник Яна Гуса. На протяжении многих месяцев он собирал огромные толпы слушателей в Вильне, Полоцке, Витебске, других городах, проповедуя Слово Божье и призывая жить по вере. Вскоре из Чехии в Вильню прибыла делегация, предлагая великому князю литовскому Витовту стать чешским королем и поддержать гуситов в их борьбе за реформу Церкви. Витовт обещал помощь, и в 1420 году пятитысячное белорусское войско вошло в Чехию. Семь лет шла битва за право жить по Евангелию, отражались крестовые походы немецких войск. Когда белорусское войско вернулось, многие стали распространять идеи Яна Гуса у себя на родине.

Разрушения вследствие монголо-татарского нашествия 1237–1240 годов были неодинаковыми для Южной и Северо-Восточной Руси. Вторая потерпела значительно меньшие опустошения, и когда прошла эта буря нашествия, то она смогла быстро восстановиться. Однако Южная Русь превратилась фактически в пустыню. Именно из-за монголо-татарского нашествия кафедра Митрополии Православной Церкви была перенесена в конце 13 века из Киева во Владимир, а с 1328 года из Владимира Москву. В то время общей для Московии и Орды была религия, являвшаяся гибридом ислама и христианства (равно почитали Иисуса и Магомета), а разделение веры произошло с 1589 года, когда Москва приняла греческий канон, а Казань приняла чистый ислам.

ВКЛ вело частые войны против Москвы, желая подчинить себе всю северо-восточную часть бывшей Киевской Руси. В этих войнах митрополиты поддерживали Московского царя. Тогда по указанию Витовта 15 ноября 1415 года епископы Великого княжества Литовского собрались на Собор в Новогрудке, где был избран митрополитом Киевским культурный, общественный и церковный деятель Болгарии Григорий Цамблак.

На Новогрудском Соборе были заложены основы организации Литовской Православной Церкви, независимой от московского митрополита. К Литовской Митрополии, возглавляемой митрополитом Киевским с кафедрой в Новогрудке, принадлежала одна Архиепископия — Полоцкая, и семь епархий: Черниговская, Луцкая, Владимирская (на Волыне), Перемышльская, Смоленская, Туровская и Холмская.

Основная часть территории современной Литвы — Жемайтия неоднократно принадлежала то ВКЛ, то Тевтонскому ордену. В 1422 году Жемайтия окончательно вошла в состав ВКЛ. Чтобы подчеркнуть своё отличие от славянской Литвы, жемайтские князья выхлопотали отдельное упоминание своей страны в общегосударственном названии: Великое княжество Литовское, Русское и Жемайтское.

(Литовцы так называемого Дальнего зарубежья называют себя не литовцами, а жемайтами, по имени своего наибольшего племени и проводятся Всемирные съезды жемайтов, а не литовцев.)

При великом князе Витовте ВКЛ достигло наибольшего могущества и стало крупнейшим европейским государством. Про величие личности Витовта особенно свидетельствуют его геополитические интересы. Во время его княжения ВКЛ имело крепкие дипломатические контакты практически со всеми западноевропейскими государствами, а также Османской Турцией, Крымским ханством и Московским княжеством.

После смерти великого князя Витовта в 1430 году, ВКЛ оказалось на грани развала на две части — русскую и литовскую. В 1430 году русская знать ВКЛ посадила на великокняжеский стол Свидригайло, брата польского короля Ягайла. Свидригайло сразу же объявил себя независимым от Польской короны. В 1432 году в среде литовской знати Великого княжества Литовского созрел заговор против Свидригайла: было решено посадить на великокняжеский стол князя Жигимонта Кейстутовича. И в том же году Жигимонт с помощью польского отряда занял Вильно. (Свидригайло в это время находился в Полоцке). В столице Великого княжества Жигимонт Кейстутович, заявив, что Свидригайло умер, осуществил захват власти.

Литовские этнические земли Великого княжества Литовского признали власть Жигимонта, а Русь поддержала Свидригайла. Православные князья съехались в Полоцк и посадили Свидригайла на «великое княжение Русское». Таким образом Литовско-Русское государство раскололось на Великое княжество Литовское и Великое княжество Русское.

Началась война. Решающая битва состоялась у Вилькомира (ныне г. Укмерге в Литве, в 80 км. севернее Вильнюса) в 1435 году. Как сообщают хроники того времени, в сражении у Вилькомира польско-литовское войско наголову разбило войско Свидригайла. В 1440 году русские князья, сговорившись, убили в Тракайском замке великого князя Жигимонта Кейстутовича и в том же году великим князем стал Казимир Ягеллон, который и положил конец периоду междувластия и раскола в Литовско-Русском государстве.

Ослабление немецких рыцарских орденов содействовало росту торговли белорусских городов с западноевропейскими странами. Рост экономического значения городов Белоруссии привёл к тому, что некоторые из них добились от великокняжеской власти самоуправления на основе магдебургского права: Брест (1390), Гродно (1391), Слуцк (1441), Полоцк (1498), Минск (1499), Могилёв (1561), Витебск (1597) и другие.

В средние века белорусские земли были неотъемлемой частью общеевропейских культурных процессов. Благодаря достижениям прошлых столетий, богатой народной культуре и благоприятному влиянию гуманистических идей европейского Возрождения, стремительно развивалась белорусская культура.

На старобелорусском языке выдающийся белорусский просветитель Франциск Скорина (до 1490, Полоцк, — до 1541, Прага) в 1517 году напечатал первые на постсоветском пространстве книги.

Первый книгопечатник Московии, белорус по проихождению, Иван Федоров (согласно белорусским архивам, сын белорусского шляхтича Федора Рагозы из Вилейщины, ныне Вилейский район Минской области) напечатал свою первую книгу на 57 лет позже, только в 1574 году, используя шрифты и орнаменты белорусского книгопечатника Петра Мстиславца. Московские конкуренты-переписчики сожгли типографию, обвинив книгопечатников в шпионаже в пользу ВКЛ. Иван Федоров и Петр Мстиславец, спасая свою жизнь, вынуждены были бежать из Москвы.

Издания Франциска Скорины отличаются высокими художественными достоинствами, в них много иллюстраций, заставок, инициалов, выполненных в технике гравюры на дереве. Благодаря Скорине белорусы получили печатную Библию на родном языке раньше русских и украинцев, поляков и литовцев, сербов и болгар, французов и англичан. Посетив в 1925 году Вильню, сотрудник Британского Библейского общества Уайзман пораженно писал в своем отчете:

«Белорусы — один из первых народов, напечатавших Священное Писание на своем языке. Это произошло в 1517 г., за восемь лет до первого печатного издания по-английски. Можно представить, кем белорусы были бы теперь, если бы преследования и угнетение не привели их к упадку».

В 1504 году Франциск Скорина учился в Краковском университете, основанном в 1364 году королем Казимиром III, где получил степень бакалавра философии, а в 1512 году в Италии, в Падуанском университете, основанном в 1222 году, сдал экзамен на степень доктора медицины. Падуанский университете до сих пор свято хранит память об этом человеке. Его портрет висит в знаменитом, так называемом, Зале сорока наиболее выдающихся его выпускников.

Франциск Скорина распространил книгопечатание на всю Беларусь. В XVI-XVII веках в каждом городе Беларуси и при крупных монастырях были типографии, в которых печатались религиозные и светские книги. Его ученики организовали книгопечатание в г. Львове, где учился печатному делу Иван Федоров.

В историю белорусской и всей славянской культуры Франциск Скорина вошел не только как просветитель-гуманист, основоположник восточнославянского книгопечатания. Непреходящее значение имела и его творческая деятельность как переводчика и писателя. Благодаря его переводам широкие круги читателей на восточнославянских землях смогли непосредственно ознакомиться с Библией.

Выдающийся белорусский просветитель Франциск Скорина

Как писатель Ф.Скорина ввел в широкую практику и совершенствовал жанр предисловий к рукописным и печатным книгам. Его предисловия — это доверительные слова мудрого учителя, заинтересованно разъясняющего читателю некоторые сложные истины, он стремится максимально облегчить путь к восприятию идей и образов Библии. Они глубоко продуманы по содержанию, стилистически отточены, отличаются лаконизмом, ясностью и простотой изложения и, как правило, включают в себя краткие и по возможности всесторонние сведения о произведении с изложением его основного содержания, поданные под углом зрения определенных познавательных и учебно-воспитательных задач. Предисловия Ф.Скорины служили образцом для книжников на восточнославянских землях, им подражали и на них учились.

Гуманистические идеи Ф.Скорины оказали влияние на общественно-политическую жизнь восточнославянских народов. Он выступал сторонником широкого просвещения народа, веротерпимости, социального равенства. С именем Ф.Скорины связано становление белорусского литературного языка и развитие белорусской письменности. Последние годы жизни провёл в Праге в должности личного врача и садовника короля Фердинанда.

(В Беларуси книги Ф.Скорины не сохранились. Зато в российских библиотеках хранится много дублетов (порой по 7–8 экземпляров) скорининских изданий. Скажем, в Государственной библиотеке СССР оказалось 82 экземпляра изданий Скорины, в Государственном историческом музее на Красной площади — 84 экземпляра, в Государственной публичной библиотеке имени Салтыкова–Щедрина в Ленинграде — 81 экземпляр. Белорусы настойчиво просили, чтобы дублеты из запасного фонда передали в Беларусь, на родину восточнославянского первопечатника. Но Россия отказалась это сделать, ссылаясь на то, что каждый дублетный экземпляр имеет свои отличия и, поэтому, представляет для России большую ценность.)

Кадр из фильма “Анастасия Слуцкая”

Непроходимые полесские болота препятствовали продвижению с юга на территорию Беларуси турок и крымских татар. Но иногда крымским татарам все-таки удавалось проникнуть в Беларусь. При этом завоеватели брали штурмом крепости, грабили, угоняли население в рабство, оставляя после себя пепелища. В 1506 году оборону города Слуцка возглавила княгиня Анастасия (белорусская Жанна д’Арк), которая вместе со своей храброй дружиной и отважными жителями города Слуцка разгромила полчища крымских татар.

Еще древний Слуцк известен своими знаменитыми поясами

(Слуцкие пояса — изделия белорусского ручного ткачества, ставшие принадлежностью богатого белорусского, польского, украинского и русского мужского костюма. Слуцкие пояса ткались только мужчинами из тонких шелковых, золотых и серебряных нитей, очень длинными (2–4,5 м) и широкими (30–50 см); по сторонам украшались узорной каймой, а по концам — пышным, главным образом растительным орнаментом, в котором народные узоры сочетались с восточными мотивами. Наиболее ценными признаны литые пояса, полностью затканные серебряными и золотыми нитями. Ими пользовались магнаты и шляхта высшего сословия. Высокохудожественные слуцкие пояса приобрели широкую известность. Величайшая историческая и культурная ценность Беларуси — слуцкие пояса — в Национальном музее истории и культуры не хранятся. В то же время в Государственном историческом музее в Москве экспонируется более 20 слуцких поясов и более 40 находятся в запасниках. Все эти экспонаты были вывезены из Беларуси в Москву еще в годы Великой Отечественной войны. В настоящее время Беларусь ведет переговоры с Россией о возвращении хотя бы части слуцких поясов. Следует заметить, что и в Первую мировую войну и, особенно, в Великую Отечественную войну из Беларуси в Россию было эвакуировано много исторических и культурных ценностей белорусского народа, возвращать которые Россия, используя надуманные аргументы, не хочет.)

Становление Великого княжества Литовского и Московского государства происходило примерно в одно и то же время: в период c XIII по XV век. Причем и ВКЛ, и Москва соперничали в пресловутом «собирании русских земель». Другими словами, обе державы претендовали на порубежные территории. Различие было лишь в том, что большая часть восточных земель ВКЛ вошло в его состав мирным путем — через династические союзы и соглашения с местной элитой. Например, территории Витебского, Полоцкого, Новгород-Северского, Смоленского, Брянского, Бельского, Стародубского и ряда других княжеств. Важную роль в расширении Литвы на восток играло то, что при включении новых княжеств гарантировались их автономия и нерушимость границ, сохранялись в полном объеме местные законы, права и владения феодалов, духовенства, мещан. Княжества вели самостоятельную торговую деятельность. Другими словами, соблюдался принцип «старины не рушить». Напротив, большинство территорий, «присоединенных» к Москве, были захвачены силой (Тверь, Рязань, Новгород, Псков и т.д.) в союзе с золотоордынскими и заволжскими ханами. Причем на приобретенные земли распространялось жестокое единовластие и полное бесправие перед «московским государем».

После присоединения к себе северо-западных русских земель (Новгородской и Псковской республик) Великое княжество Московское вело многочисленные войны с Великим княжеством Литовским, стремясь объединить все восточно-славянские земли под своим контролем. То есть Славянская Литва (или Литовская Русь) боролась с финско-тюркской Московией за земли Киевской Руси. Так как ядро ВКЛ составляли белорусские земли, то предки современных белорусов (литвины) в средние века вели многочисленные войны с предками современных русских (московитами).

8 сентября 1514 года под Оршей состоялась битва, которая решала судьбу независимости ВКЛ. В результате 30-тысячная армия ВКЛ, состоявшая в основном из белорусов и возглавляемая гетманом ВКЛ, Константином Острожским, происходившим из рода турово-пинских князей, победила 80-тысячное войско Московского княжества. Об Оршанской битве знала вся Европа: ее изучали как пример блестящих действий против значительно превосходящих сил противника. Гетмана Острожского называли вторым Ганнибалом, а его воинов сравнивали с мужественными защитниками древней Македонии.

(Российские историки утверждают, что решающую роль в этой битвы сыграли не белорусы, а подоспевшие им на помощь поляки. Тем не менее, белорусская оппозиция празднует каждую годовщину этой битвы, устраивая в ее честь театрализованные представления)

Николай Гуссовский

В 1523 году белорусский поэт-латинист эпохи Возрождения Николай Гуссовский (ок. 1480 — после 1533) опубликовал в Кракове поэму “Песня о зубре”, в которой содержится первое упоминание в литературе о белорусах, их занятиях, обычаях, верованиях, показаны исконная красота и богатство природы родного края, его героическое прошлое, содержится патриотический призыв к славянским народам объединиться против турецких завоевателей. Автор поэм “Новая и славная победа над турками в июле месяце” (1524), “Жизнь и подвиги святого Гиоцинта” (1525) и других произведений.

(Знаменитый поэт родился, вырос и видел охоту на когда-то обитавшего по всей Европе грозного зубра в деревне Уссово (потом слилась с деревней Королевщина), расположенной на берегу реки Уса, притока Немана, в Налибокской пуще. Отсюда и происхождение фамилииУссовский, Гуссовский.)

В середине XVI века белорусские земли в составе Великого княжества Литовского были затронуты процессом Реформации : грандиозные изменения в обществе, связанные с движением обновления Церкви, возвращением к первоисточнику — Библии, возвращением к Божьему взгляду на Церковь, на общество, на человека.

Великое Княжество Литовское, ядром которого были белорусские земли, как и многие другие европейские страны, активно включилось в это движение обновления. Евангельское учение стремительно распространялось по стране. В десятках городов возниклипротестантские общины, известными деятелями Реформации в Беларуси стали Сымон Будны, Василь Цяпински, Николай Радзивилл Черный (у него был двоюродный брат Николай Радзивилл Рыжий, тоже известный деятель ВКЛ), Лев Иванович Сапега, Андрей Волан и другие.

Способствовали Реформации и Библии, напечатанные Ф.Скориной, и то, что многие белорусы учились в университетах Праги, Виттенберга, Кенигсберга, Лейпцига, и то, что вот уже более 100 лет в Беларуси проповедовали Евангелие предшественники Реформации — гуситы.

Тираж Скорининских изданий достигал полутора тысяч экземпляров, и за два с половиной года из его типографии вышло более 10 тысяч книг. Такую библиотеку не смогли бы осилить 100 переписчиков и за 10 лет. Каждую главу Библии предваряло краткое содержание. Стремясь, как и другие деятели Реформации, научить людей понимать Писание, Скорина давал объяснение непонятных церковнославянских или греческих слов. Размеры изданий свидетельствуют о том, что реформатор печатал Библию для ежедневного чтения, а не для литургических целей. Вся деятельность Скорины была направлена на возобновление личных отношений человека с Богом, была пронизана горячим желанием вернуть христиан к первоисточнику — Библии.

Сымон Будны (примерно 1530–1593) — известный белорусский писатель, педагог, философ, богослов и проповедник, имя которого в XVI веке было широко известно в Англии, Германии, Италии и других странах Западной Европы. Он был чрезвычайно образованным человеком. Кроме родного белорусского языка он отлично владел классическим латинским, древнееврейским, а также греческим, старославянским, польским и другими языками, что позволяло ему углублять свои знания в античных культурах, анализировать достижения Средневековья, без трудностей знакомиться с произведениями Мартина Лютера, Жана Кальвина и других западноевропейских философов и писателей.

Являясь сторонником гражданского мира и социальной гармонии, просветитель стал против очень мощного в XVI веке движения анархистов, которые требовали ликвидации правительства, суда, армии, всех государственных институтов, существование которых, согласно их утверждениям, будто бы противоречило Божьему учению, настоящей христианской жизни.

Сымон Будны в своих сочинениях с помощью ссылок на тексты Библии доказывал разумность общества, основанного на частной собственности и классовых различиях, призывал к смягчению феодального гнета, ограничению деспотизма имущих слоев, создающих свое благополучие за счет «убогих людей», отстаивал рационализированное государственное устройство типа просвещенной монархии с хорошо действующей правовой основой, выступал за приоритет свободы личности. Сымон Будны отрицал бессмертие души, обличал корыстолюбие церковников, утверждал гуманистические принципы, склонялся к трактовке Бога как космической первопричины

В девяностых годах прошлого века Боннский университет в Германии подготовил факсимильное издание «Катехизиса» (краткого изложения христианского вероучения в форме вопросов и ответов) Сымона Будного, приуроченное к 400-летию со дня смерти выдающегося сына белорусской земли. Его имя включено ЮНЕСКО в календарь международных дат знаменитых деятелей мировой культуры.

Василь Цяпински (ок. 1540–1603?) — белорусский гуманист, писатель и книгоиздатель. Имел родовое поместье Цяпина (около Лепеля). Продолжатель гуманистических традиций Скорины, был идейно близок к Сымону Будному, разделял его религиозно-философские и социально-политические воззрения. Выступил со школьной просветительской программой, видел в образовании путь для развития национальной культуры. Он считал необходимым открытие школ, где образование велось бы не на латинском, а на белорусском языке.

В 1570-е годы Василь Цяпински на свои средства создает собственную типографию с намерением издавать книги на белорусском языке. В последующие годы он сам провел титаническую работу по переводу и подготовке издания Евангелия на двух языках: церковнославянском и белорусском языках со своим предисловием (в нем он писал о своем призвании служить белорусскому народу). В своем издании он поместил словарь, поясняющий 210 самых сложных и непонятных в тексте слов. Религиозное образование Василь Цяпински связывал с образованием вообще и адресовал свою книгу и взрослым и детям различных ветвей христианства. Сегодня известно только одно издание этого Евангелия — оно хранится в Российской национальной библиотеке в Петербурге.

Памятник Сымону Будному и Василю Цяпинскому в Минске

В 1553 году князь Николай Радзивилл Черный, канцлер Великого Княжества Литовского, воевода виленский, один из самых влиятельных магнатов страны, публично объявил, что он исповедует евангельскую веру. В том же году он основал в Вильне и Бресте кальвинистские церкви, где люди собирались слушать проповедь Слова Божьего.

Распространение Реформации не могло не повлиять на все сферы жизни страны. Учение Жана Кальвина (французский богослов, один из лидеров Реформации, основатель кальвинизма ), которое большое внимание уделяло реализации каждым своего предназначения, особенно подчеркивало важность качественного исполнения своих обязанностей и необходимость дальнейшего совершенствования в своём мастерстве. Этот библейский подход к работе стал причиной экономического подъема Беларуси в XVI веке.

В 1556 году под руководством Микалая Радзивилла Черного была проведена аграрная реформа, которая позволила каждой крестьянской семье получить во владение волоку (21 гектар) земли. Причем земля была размерена таким образом, чтобы каждое хозяйство имело землю одинакового качества. Теперь благосостояние каждого крестьянина зависело не от везения, а от умения качественно вести свое хозяйство, потому что все имели равные стартовые возможности. Новая система хозяйствования дала возможность увеличить урожаи зерновых, так что рожь и ячмень начали вывозить на продажу за границу.

Николай Радзивилл Черный

Ликвидация сельской общины позволила развивать разнообразное производство, особенно связанное с переработкой древесины, так как часть крестьян вместо работы на земле начали заниматься ремеслом. Появились целые поселения смолокуров, котельников, кожевников, сапожников, кузнецов. Всё это способствовало росту городов и местечек. Если в начале столетия их было только 48, то в конце века их насчитывалось более 300. Урбанизация Великого Княжества непосредственно связана со стремлением магнатов основывать города и местечки в своих владениях. Радзивиллы, Сапеги, Огинские, Острожские, Ходкевичами, Хрептовичами и другие магнаты приглашали всевозможных ремесленников, в первую очередь верующих, и давали новым поселениям магдебургское право (право самоуправления).

Лев Иванович Сапега — один из наиболее ярких людей белорусской истории: государственный, общественный и военный деятель Великого княжества Литовского, дипломат, мыслитель, можно сказать, звезда первой величины на небосводе политической истории Беларуси.

Род Сапег происходил из старинного рода оршанских бояр и был вторым по богатству и значимости в Великом княжестве Литовском после Радзивиллов.

Лев Сапега родился 4 апреля 1557 года в Островно, небольшом местечке на востоке Беларуси, (ныне Бешенковичский район Витебской области). К сожалению, до наших дней никаких памяток на месте рождения великого канцлера ВКЛ не сохранилось. Родился он в православной семье, но позже перешел в кальвинизм, а в 1588 принял католичество. В возрасте семи лет родители отправили Льва в Несвиж, чтобы мальчик получил соответствующее своему статусу образование. Несколько лет он жил при дворе Николая Радзивилла-Черного. Позднее вместе с сыном Радзивилла Лев отправился на учебу за границу — в Лейпцигский университет в Германию. Там он и увлекся реформационными идеями и перешел из православия в протестантизм.

По возвращении на родину он начал свою блестящую карьеру. Хорошее знание языков и острый ум помогли молодому Сапеге быстро продвинуться на государственной службе. Он занимает самые престижные государственные посты: подканцлер, а потом и канцлер ВКЛ (1589 год). С 1621 года он — виленский воевода, с 1625 года — великий гетман Великого княжества Литовского.

(Политическое устройство ВКЛ — типичная ограниченная феодальная монархия во главе с Великим Князем. Роль высшего законодательного органа исполнял Главный съезд (Сейм) шляхты, на который депутатов избирали через демократические выборы.

Согласно принципам государственного и административного устройства, ВКЛ являлось унитарным государством. Различного рода центробежные стремления земель, воеводств, поветов или просто отдельных сильных феодалов расценивались как нарушение закона, государственное преступление и потому жестоко преследовались. Своеобразный феодальный «федерализм» имел место только в начале вхождения новых земель в состав государства, в определенный «переходный период», когда присоединенные территории «осваивались». Но он, как правило, со временем разрушался под натиском общей унитарной тенденции, что господствовала в литовско-белорусском государстве, особенно с конца XIV века, когда Витовт на протяжении 1392–1396 годов окончательно ликвидировал систему местного (удельного) княжения. Со второй половины XV века центростремительные процессы еще более ускоряются, ибо приобрели вес общегосударственные законы.

Канцлер Великий Литовский являлся фактически вторым должностным лицом в ВКЛ после Великого Князя. После создания Речи Посполитой и совмещения должностей Польского Короля и Великого Князя Литовского одним лицом Канцлер Великий Литовский стал фактически первой должностью в ВКЛ.

Великий Гетман Литовский — высшая военная должность, руководитель вооруженных сил ВКЛ. После создания Речи Посполитой — один из двух высших военных руководителей наряду с Великим Гетманом Коронным.

Подавляющее большинство Канцлеров и Гетманов ВКЛ были выходцами из Беларуси и не было ни одного с литовской фамилией.)

Одна из самых ярких и величественных страниц в биографии Льва Сапеги — работа над созданием Статута Великого княжества Литовского 1588 года, который он напечатал на старобелорусском языке в виленской типографии братьев Мамоничей за свой счет. Тираж превысил 4 000 экземпляров, что даже для наших дней считается внушительным количеством.

Статут 1588 года является настоящим шедевром белорусской юридической мысли, считается самым совершенным юридическим кодексом в Европе XVI столетия. Статут провозглашал идею правового государства, закреплял разделение судебной и исполнительной власти, ликвидировал судебные привилегии магнатов, утверждал принципы свободы совести и равенство всех перед законом. Одна из статей Статута предусматривала презумпцию невиновности для каждого человека, будь то шляхтича, горожанина или крестьянина.

Умер этот великий человек 7 июля 1633 года на 77 году жизни и был похоронен в костеле святого Михаила в Вильне.

Известным реформатороми ВКЛ был Андрей Волан (после 1530–1610). Политический деятель, философ и правовед. Идеолог реформационного движения в Беларуси и Литве. Избирался послом в сейм от шляхты Ошмянского уезда. В политико-правовых и этических трактатах “О политической и гражданской свободе” (1572), “О счастливой жизни, или Наивысшее человеческое добро” (1596), “О государе и присущих ему добродетелях” (1608) выступал за реформы в социальных и политических отношениях, за равенство всех сословий перед законом, обосновывал необходимость построения правового государства, обеспечения всеобщего мира и согласия в обществе.

В сравнении с соседним Московским государством жители ВКЛ имели неизмеримо больше прав и духовной свободы, гораздо более широкие возможности для получения образования. Еще до того, как в 1579 году была основана Виленская академия, тысячи юношей-белорусов учились в университетах Чехии, Германии, Польши, Италии, Швейцарии, Франции. К востоку от Смоленска, в Московии, ситуация была принципиально иной. В то время как культурная традиция и Статут вводили белорусский простой люд в гражданское состояние, московский народ, по словам знаменитого российского историка Василия Ключевского, был обречен на роль «государевых людишек», чья жизнь во всех ее проявлениях зависела не от их собственного выбора, а исключительно от воли царя-деспота. Освобождение от татарского ярма во многом было лишь внешним. Вместо забытых, демократических традиций древних княжеств Московия унаследовала от Орды и жестокое единовластие, и полное бесправие перед «государем» даже самых знатных российских родов.

(В царской России пороли розгами не только крепостных крестьян, но даже именитых дворян. И только после указа императора Петра III от 18 февраля 1762 года “О даровании вольности и свободы всему российскому дворянству” дворянам дали какие-то права и перестали пороть. Великий русский поэт А. С. Пушкин называл себя представителем “третьего поколения непоротых дворян”.)

Обращение белорусов к ВКЛ — это обращение к такому прошлому, которое значительно больше отвечает современным демократическим нормам и на которое можно значительно больше опираться при построении демократического государства, чем на исторические образцы и примеры прошлого многих других народов. Если гордиться в своей истории не завоевательными войнами и порабощением других, а близостью общественных порядков прошлого к современным нормам и ценностям, белорусам есть чем гордиться.

Середина XVI столетия — это также стремительный культурный подъём Беларуси. Достаточно назвать сотни школ, открытых при евангельских церквях на протяжении неполных десяти лет, которые дали возможность тысячам молодых людей получить, как минимум, начальное образование. Или сотни книг, выходивших большими тиражами и распространявшие знания среди жителей Белоруссии. В реформационных типографиях издавалась не только религиозная литература, но и книги по истории, географии, математике, философии, поэтические и прозаические произведения разных авторов, переводы с иностранных языков.

Эпоха Возрождения в Беларуси означена небывалым взлётом искусства. В то время в Беларуси возникают первые профессиональные театры, развивается музыкальное искусство, появляется светская портретная живопись — признак высокого уровня развития художественного искусства. В XVI веке совершенствуется иконопись, скульптура, декоративное и гравёрное искусство.

XVI век, в котором завершилось формирование белорусской народности, не даром называют Золотым Веком, лучшим периодом в истории Беларуси. Развитие культуры, образования, экономики подняло Беларусь на такую высоту, которая в последующих столетиях казалась недосягаемой.

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.